Архивы

Предпразднство Рождества Христова

Назначая для двунадесятых праздников многодневные попразднства (для Владычных праздников 7 или 8 дней, а для Богородичных – 4 дня), церковный устав предпразднство для всех безразлично праздников ограничивает одним лишь днем.

Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла, сказанная в Неделю перед Рождеством Христовым

Святейший Патриарх КириллВо имя Отца и Сына и Святого Духа. Рождественский пост, который подходит ныне к концу, обращает наше внимание на духовный подвиг людей, живших до Христа Спасителя.

дальше
Большинство праздников, посвященных ветхозаветным пророкам, приходится на время Рождественского поста. И богослужения в честь ветхозаветных пророков помогают нам понять смысл и значение того служения, которое они совершали.

Два же последних воскресенья перед Рождеством Христовым, именуемых на языке церковного Устава Неделей праотец и Неделей отец, посвящены всем ветхозаветным угодникам Божиим, которые хранили обетование о пришествии в мир Спасителя. Они были верны этому обетованию, несмотря на тяжелейшие с духовной точки зрения обстоятельства тогдашней жизни.

Небольшой иудейский народ окружало море языческих стран и народов. В этих странах была мощная языческая культура, которая поражает даже нас, людей XXI века. Величественные храмы в долине Нила, египетские пирамиды как бы вобрали в себя всю мощь той языческой цивилизации. Развитые ремесла, сельское хозяйство, армия, наука, точные науки, позволявшие строить эти величественные сооружения, — всё это являло огромную мощь. Что перед этой мощью были по большей части незнатные, малоизвестные люди, жившие в Палестине, которых называли пророками? Что была их сила перед этой потрясающей воображение людей силой языческой цивилизации?

В чем же ошибочность и греховность этой цивилизации? В том, что в основе ее было поклонение ложным богам. Люди в поисках Бога зашли в духовный тупик и обожествили то, что Богом не является. И поскольку это было ложное поклонение ложным богам, то оно сопровождалось и опасным, ложным, неправильным, небогоугодным образом жизни. Люди жили по закону инстинкта, и все, что способствовало раскрепощению этого инстинкта, все, что способствовало наслаждению, и было в центре внимания тех древних людей, а все остальное должно было обслуживать эту ложную, языческую жизнь.

Нельзя сказать, чтобы языческое окружение не влияло на тех, кто сохранял веру в единого истинного Бога Творца. Многие в израильском народе, под влиянием всей этой роскоши и мощи окружавшего их мира, преклоняли свои колена пред ложными богами и, наверное, руководствовались при этом очень простым принципом: «Мы что, хуже других? Посмотрите, как они хорошо живут, какие у них мощные государства, какая у них армия, как они хорошо питаются, какие у них красивые храмы и жилища!»

Многие искушались, видя перед собой силу языческого мира. Но были и те, кто не поддавался искушениям, — их-то и называли пророками. Они шли как бы наперекор течению, оставаясь внутренне свободными и подчиненными только Богу. И Бог в ответ на этот подвиг мужественного хранения веры даровал тем людям благодать Святого Духа. Святой Дух, как исповедуем мы в Символе веры, говорил через пророков, и потому слова их несли Божественную мудрость и силу, помогали народу сохранять истинную веру, а когда народ отступал, то грозное обличение пророков помогало сохранить веру.

Значение Рождества Спасителя в том, что Он дал возможность иметь дар Святого Духа не только отдельным великим и сильным духом людям, но каждому человеку, потому что через рождение и жизнь Спасителя, через Его страдания, Крест и Воскресение нам ниспосылается благодать Святого Духа. И каждый, кто желает обрести эту благодать — ту самую, которая вдохновляла пророков, — должен лишь иметь веру в сердце и креститься во имя Отца и Сына и Святого Духа. И то, что имели избранные, получаем мы все. В каждом есть Дух Святой, по слову апостола, и этот Дух способен и нас вразумлять, и нас делать сильными.

Искушения древнего мира по-прежнему остаются искушениями рода человеческого. Мы видим, как построенная некогда на христианской основе европейская цивилизация постепенно превращается в цивилизацию языческую, из которой изгоняется поклонение истинному Богу, а на место Бога возводится культ человека, культ потребления. Жизнь по закону инстинкта становится ценностью, которую эта цивилизация проповедует. И опять, как в глубокой древности, на стороне этой цивилизации — сила, которая поражает воображение; богатство, которое застилает глаза. И, наверное, многим хочется сказать: «Но ведь там так прекрасно, там такая сила, такое богатство, такие наслаждения! Я что, хуже всех? И я хочу жить так».

Как было трудно древним пророкам, ветхозаветным праотцам и отцам, противостоять искушениям! Они были в одиночестве и один на один боролись с окружавшей их языческой реальностью. Но мы сегодня не один на один противостоим языческому миру. Мы, все вместе — Церковь Божия, в которой живет и действует Святой Дух. Укрепляемые Таинством, мы просвещаем свой ум, закаляем свою волю, возвышаем свои чувства. У нас есть та сила, которой не было даже у пророков, — это сила общей веры и молитвы, это сила, которая даруется через сопричастность к Таинству Церкви.

Но как часто не хватает нам и этих сил, и нередко мы оказываемся буквально раздавлены, разрушены этими внешними обстоятельствами языческой жизни. Память о ветхозаветных святых и дается нам в преддверии праздника Рождества Христова, чтобы в полной мере оценить все то, что Бог во Христе принес людям, чтобы в полной мере почувствовать и осознать, каким великим Божественным сокровищем мы обладаем. Эти дни даны нам также для того, чтобы укрепить свою веру, осознать суетность и греховность языческого мира и делать все, чтобы наша национальная жизнь всегда питалась от своих христианских истоков, чтобы народ наш черпал из этих источников благодатную силу, действием которой наша культура становится носителем высочайших духовных ценностей.

Апостол учит нас, что наша брань не против крови и плоти (Ефес. 6:12). Да, действительно, христианин не борется с людьми, но христианин призван бороться с грехом. И да поможет нам Господь, ради нашего спасения родившийся в Вифлееме, обретать победу над всеми теми силами, которые как в древности, так и ныне борются с верой. От нашей победы, от победы рода человеческого над этими стихиями мира сего зависит существование рода человеческого. Именно поэтому вопрос о вере, о принятии Христа в сердце есть не второстепенный вопрос нашей жизни, но самый фундаментальный, от решения которого зависит не только наш личный облик, но облик всего рода человеческого. Аминь.

Проповедь сказана в Неделю перед Рождеством Христовым в Патриаршем Успенском соборе Московского Кремля после чтения Евангелия в 2010 году

В преддверии Рождества Христова

Слово протоиерея Александра Шмемана

В Евангелии не указана точная дата рождения Иисуса Христа. Не указано даже время года, и, судя по тому, что в евангельском повествовании говорится о пастухах, пасущих ночное стадо, можно подумать, что событие это произошло летом.

Как сочетать новогодние торжества и ожидание Рождества Христова?

Как сочетать новогодние торжества ожидание Рождества ХристоваСвоими мыслями по этому поводу делится настоятель храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Ясеневе (Московское подворье Оптиной пустыни) архимандрит Мелхиседек (Артюхин).

Круг рождественских праздников

Рассказывает преподаватель Санкт-Петербургской духовной академии, клирик Николо-Богоявленского морского собора Санкт-Петербурга протодиакон Константин Маркович.

дальше
“Литургический цикл рождественских праздников, которые объединены между собой, во-первых, идейной связью, во-вторых, исторической (потому что здесь есть определенная преемственность в их историческом происхождении), включает в себя праздники, посвященные воспоминанию Боговоплощения Спасителя мира Христа.

Это те праздники, когда мы литургически вспоминаем и вновь переживаем великую тайну воплощения Сына Божия. Как говорит нам евангелист Иоанн Богослов: «Слово Божие стало плотью и обитало вместе с нами». Это праздники, которые посвящены непосредственно воспоминанию Рождества Христова, Богоявления, или Крещения Христа на Иордане, и, собственно говоря, началу Его проповеднического служения. Это праздник Сретения, который (может быть, это немного нелогично с точки зрения последовательности евангельских событий) празднуется на сороковой день после Рождества Христова, но получается, что отмечается после Богоявления. Праздник, который посвящен воспоминанию принесения в храм Соломонов по иудейскому обычаю, по требованию закона Моисеева Богомладенца Христа, чтобы выполнить соответствующее закону жертвоприношение, и посвящен встрече Его с Симеоном Богоприимцем. В соответствии с тем пророчеством, которое святой Симеон, будучи движим Духом Божиим, сказал о Младенце Христе и Божией Матери.

Также это период рождественского поста и период так называемых Святок. Это святые праздничные дни, которые продолжаются от праздника Рождества до Богоявления. Мы знаем, что в эти дни нет поста в среду и пятницу; они являются праздничными днями церковного календаря. Этот период можно в какой-то степени уподобить Светлой седмице после Пасхи. И, конечно, это предшествующий Рождеству Христову Рождественский пост, который мы ныне переживаем.

Собственно, эти дни являются составляющими этого рождественского цикла, они посвящены воспоминанию тайны Боговоплощения, Богоявления и пришествия в мир Спасителя.

История Рождественского поста достаточно длительна. Кроме того, у нас сравнительно немного исторических данных, по которым мы можем определить основные вехи развития Рождественского поста. В отличие от Великого поста он является, скорее, аскетическим установлением, а не литургическим. Если каждый день Великого поста отмечен какими-то особыми службами, хотя в Рождественском посту тоже есть определенные вехи, их меньше и они не столь явны.

История формирования Рождественского поста длилась фактически все первое тысячелетие. Наиболее древнее упоминание о традиции поститься перед праздником, в который Церковь воспоминала Рождество и пришествие Христово, мы встречаем в Армянской Церкви. Но в отличие от православной византийской традиции или, скажем, латинской западной традиции в Армянской апостольской Церкви до сих пор нет праздника Рождества Христова, который бы праздновался 25 декабря. Потому что 6 января они празднуют Рождество и Богоявление. Это очень древняя церковная традиция, существующая с III века, и Армянская Церковь ее удержала. И в ее календаре есть семидневный пост перед праздником Богоявления.

Сам праздник Рождества Христова был установлен в IV веке в Риме (примерно в 50-е годы) то ли папой Юлием, то ли папой Либерием. Это великие святые мужи, которые вошли в историю Церкви как борцы с ересью арианства. И уже зримо в течение трех-четырех десятилетий этот праздник распространился и в Восточной Церкви. По крайней мере, мы точно знаем, что в 379 году в Константинопольской Церкви в первый раз праздник Рождества Христова отмечен в недолгое время пребывания на кафедре архиепископа Константинопольского святителя Григория Богослова. Именно он ввел этот праздник. Чуть позже, около 382 года, этот праздник появился в Антиохийской Церкви и постепенно распространился по Востоку.

Но к нам праздник Рождества Христова пришел из Рима. Соответственно, и обычай поститься перед ним исторически тоже происходит с Запада. Опять же западные литургисты сами затрудняются идентифицировать то время. А подготовительный период к Рождеству на Западе называется латинским словом «адвент» (от глагола «приходить», то есть – пришествие). По крайней мере, есть древний Сакраментарий, носящий имя папы Геласия… Сакраментарий – это богослужебная книга, включающая евхаристические молитвы и молитвы, которые мы сейчас называем требами, то есть молитвы таинств, или освящения. Это такой объединенный служебник и требник, если проводить аналогии с современными богослужебными книгами. В этом древнем Сакраментарии, приписываемом перу папы Геласия, правившего с 492 по 496 год, помещен календарь. Но на самом деле появился он лет на сто позже, все-таки это памятник VI века, сейчас это общепринятое мнение. Этот календарь впервые содержит указание на евангельские чтения в воскресенье Адвента.

Первую проповедь, явно посвященную адвенту, мы встречаем в творениях Григория Двоеслова. То есть в V – VI веках на Западе появляется этот подготовительный период. А потом постепенно эта традиция проникает на Восток. Но на Востоке очень долгое время количество дней, в которые люди постились перед Рождеством, было намного меньше – семь-девять дней. Потом это был обычай, который практиковался монахами, миряне не постились перед Рождеством. Известно, что только в 1166 году патриарх Лука Хрисоверг, в царствование императора Мануила Комнина, установил как обязательный для всей Константинопольской Церкви обычай сорокадневного поста перед Рождеством Христовым.

Такая вот достаточно длительная история этого установления. Тем не менее какие-то черты этого установления восходят к древности. Может быть, не в том виде, к которому мы привыкли сейчас в Рождественском посту. Но обычай аскетической подготовки перед праздником Рождества Христова, несомненно, был и в первом тысячелетии.

В Западной Церкви изначально адвент длился пять подготовительных воскресений. Но в XI веке папа Григорий VII Гильдебранд сократил его до четырех воскресений. Как у нас во время Великого поста есть дни, в которые на литургии полагается чтение определенных евангельских повествований, так же и в латинской традиции адвент – это четыре воскресенья, в которые полагается читать определенные Евангелия, определенные молитвы, то есть это некий аналог периода Постной Триоди (как это у нас называется).

На самом деле и в Православной Церкви, хотя это, может быть, не очень акцентируется в учебниках литургики, что-то подобное есть. Потому что три воскресенья, предшествующие празднику Рождества Христова, имеют свои четко фиксированные, определенные церковным уставом евангельские чтения.

В первое из этих воскресений читается Евангелие о десяти прокаженных. Когда Христос, путешествуя по Палестине, встречает прокаженных, Он исцеляет их и говорит: идите покажитесь священникам. И прокаженные исцеляются на пути, то есть Христос испытывает их веру. Он не исцеляет их здесь и сейчас, а говорит, чтобы они показались священникам. Прокаженные доверяют Его слову, идут к священникам и на пути исцеляются. И только один прокаженный, который был даже не иудеем, а самарянином, увидев, что исцелился, возвращается и благодарит Христа. Вот это евангельское чтение содержит очень важную идею, которая впоследствии будет раскрыта и в Рождественском богослужении. Это то, что в Новом Завете будут призваны не только иудеи, не только народ израильский, с которым был заключен Ветхий Завет, – Новый Завет объемлет собой уже весь мир, все человечество.

Христос пришел ради того, чтобы спасти не только погибающих представителей богоизбранного народа. Он пришел для того, чтобы благовествовать всему миру, чтобы всякий человек, который будет иметь веру, не погиб, но имел жизнь вечную, как говорит святой апостол и евангелист Иоанн Богослов.

Следующее чтение – во второе воскресенье перед Рождеством Христовым – будет тоже подчинено этой идее. Это воскресенье называется Неделей праотцев. В этот день воспоминается память всех ветхозаветных праведников. Но на литургии будет читаться Евангелие – притча Спасителя о званных на брак. Некий хозяин дома, состоятельный человек, собирает пир и приглашает на него многих своих друзей. Но по разным причинам званые отказываются прийти. Кто-то говорит, что женился и не может прийти. Кто-то говорит, что купил пару новых волов… В общем, придумывают разные поводы, чтобы не пойти. Тогда хозяин говорит слугам идти на распутье дороги, найти всех нищих, бедных, убогих и звать их на его брак. Эта притча, которую Христос говорил иудеям, собиравшимся вокруг Него и слушавшим Его проповедь, тоже говорит о том, что народ израильский в конечном итоге не соблюл завет с Богом. Он не пришел на уготованный «Мессианский пир» – в Царство Небесное (очень часто в Евангелии оно раскрывается образом пира). Тогда Господь призывает не только Своих друзей, а абсолютно всех.

Друзья Господина символизируют собой народ израильский, с этими людьми давным-давно был заключен завет, которым были даны обетования. Но они оказались недостойными их, даже их отвергли. Тогда Господь призывает абсолютно всех людей.

Третье воскресенье, непосредственно перед Рождеством Христовым, называется Неделей святых отец. Празднуется память тех ветхозаветных праведников, которые непосредственно вошли в родословие Христа, были Его непосредственными предками по Его человечеству, точнее – были предками Девы Марии или Иосифа, мнимого отца. Потому что Христос по Своему человечеству являлся потомком рода Давида. Все те праведники, которые были Его предками по крови, из рода Давида, вспоминаются в этот день. В это воскресенье уже читается из Евангелия вся непосредственная родословная Спасителя от Авраама до Христа. И дальше повествуется о чудесном явлении, когда Дева Мария почувствовала, что исполнилось обещанное Ангелом и Она зачала во чреве; когда Иосиф увидел Ее явно чревоносящую. Он сначала подумал, что Она не соблюла Своего девства, но потом к нему является Ангел и возвещает благую весть, что обрученная ему Мария в скором времени станет Матерью Мессии.

Поэтому эти евангельские чтения идейно тесно связаны с Рождеством Христовым, с Боговоплощением и также с тем, что именно во Христе и через Христа Господь заключает новый завет. Конечно, в этот завет будут призваны и иудеи, но уже не как богоизбранный народ, а наравне со всеми: с людьми всех национальностей, всех цветов кожи; со всеми проживающими по всему миру и уверовавшими во Христа, с теми, которые откликнутся на весть о грядущем Царствии Небесном и станут членами Церкви.

Есть очень важная особенность – элемент или воскресных богослужений, или, по крайней мере, полиелейного богослужения, то есть не каждый день на утрени в качестве катавасии (то есть заключительного ирмоса каждой песни канона) будут исполняться ирмосы Рождественского канона – «Христос рождается, славите».

Для людей, которые, может быть, не очень хорошо знакомы с тонкостями православной гимнографии, я поясню, что канон – это поэтическое, или гимнографическое, произведение особой формы. В своем оригинале на древнегреческом языке каноны были сложены в стихотворной форме. Конечно, при переводе на славянский язык стихотворная форма утеряна, но тем не менее… Канон является главной составной частью православной утрени. Он состоит из девяти песен, вернее, фактически из восьми: вторая песнь канона есть только в Великом посту (1-я, 3-я, 4-я и т.д.). И каждая песнь канона состоит из нескольких тропарей – тропов, кратких текстов, которые, повторю еще раз, в греческом оригинале были стихотворными.

Первый тропарь (первая тропа) поется хором, и заключительный, который называется катавасией (от греческого слова «катавена» – «схожусь, соединяюсь весь»), тоже поется хором. Почему «соединяюсь весь»? Потому что по церковному уставу (и вообще, как правило, в древности) был не один, а два богослужебных хора, которые исполняли попеременно песнопения. И, в частности, эти тропари канона в греческом богослужении не читались, как сейчас у нас в храмах, а попеременно пелись хорами. А последний тропарь два хора исполняли вместе, поэтому и называется катавасией.

И вот эта катавасия – заключительный тропарь песни канона – взята из канона Рождества Христова. Поэтому мы впервые слышим песнопения «Христос рождается, славите» на утрени в праздник Введения во храм Божией Матери и последовательно во все воскресные дни до Рождества Христова, а также в праздничные дни, когда это предписано церковным уставом. Эти песнопения как бы предвозвещают нам радость о рождении Христа.

Со 2 января по новому стилю, или с 20 декабря по старому стилю, начинается период, который называется предпразднство Рождества Христова. Тогда к обычным рядовым службам присоединяются тексты, уже посвященные ожиданию грядущего праздника Рождества Христова.

Традиция праздновать гражданский Новый год совершенно не вписывается в логику церковного календаря. Мы знаем, что она происходит из советских времен, более того, в 30-е годы советская власть боролась с празднованием Рождества Христова, а потом решила привычные народные атрибуты этого праздника – елки, Деда Мороза, Снегурочку – перенести на гражданский Новый год. С одной стороны, действительно празднование Нового года несколько выбивает нас из молитвенного аскетического ритма ожидания Рождества Христова. Но, с другой стороны, мы, христиане, живем в мире, являемся частью того общества, в котором живем, и наша задача – по возможности не отрицать что-то, а христианизировать.

Поэтому в современной Русской Православной Церкви гражданский Новый год празднуется: совершается благодарственный молебен. Когда-то он совершался 1 сентября – в день начала церковного индикта, то есть церковного нового года, а с петровских времен – 1 января по старому стилю, когда был праздник Василия Великого и святки. Тем не менее Церковь призывает нас благодарить Господа за все те благодеяния, которые Он послал нам и оказал в прошедшем году, и испросить благословения у Него на грядущий год и для Церкви, и для себя и своих семей, и для всего общества. Церковь как бы христианизирует этот праздник – наполняет его религиозным содержанием. Она празднует его литургически, ни в коей мере не запрещая нам его отмечать, тем более это праздник семейный. Но мы должны помнить, что никто не отменял в этот день поста.”