Архивы

“Кресту Твоему покланяемся, Владыко…”

Неделя Крестопоклонная«Крест – хранитель всей вселенной, крест – красота церкви, крест – царей держава, крест – укрепление верующих, крест – ангелов слава и демонов язва».

дальше
«Тростию креста, обмакнув ее в красные чернила Твоей крови, Ты, Господи, по-царски подписал нам прощение грехов» – говорится в одной из стихир праздника. В воскресенье третьей недели Великого Поста на всенощном бдении в центр храма выносится Животворящий Крест, которому всю неделю поклоняются верующие.

Как путник, уставший от долгой дороги, отдыхает под раскидистым деревом, так и православные христиане, совершая духовное путешествие в Небесный Иерусалим – к Пасхе Господней, находят в середине пути «Древо крестное», чтобы под его сенью набраться сил для дальнейшего пути. Или как перед приходом царя, возвращающегося с победой, вначале шествуют его знамена и скипетры, так и Крест Господень предваряет Христову победу над смертью – Светлое Воскресение.

При сем поклонении поется песнь: “Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и Святое Воскресение Твое славим.”

Церковь выставляет, в середине Четыредесятницы, верующим Крест для того, чтобы напоминанием о страданиях смерти Господней воодушевить и укрепить постящихся к продолжению подвига поста. Поклонение Кресту продолжается и на четвертой неделе поста – до пятницы, – вся четвертая неделя называется крестопоклонною.

О поклонении Кресту

… «Слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, – сила Божия» (1 Кор. 1, 18). «Ибо духовный судит о всем, а душевный человек не принимает того, что от Духа Божия» (1 Кор. 2, 15, 14).

Ибо это есть безумие для тех, которые не принимают с верой и не помышляют о Благости и Всемогуществе Бога, но божественные дела исследуют посредством человеческих и естественных рассуждений, ибо все, что принадлежит Богу, выше естества и разума, и мысли. И если кто-нибудь станет взвешивать: каким образом Бог вывел все из небытия в бытие и ради чего, и если бы он захотел постигнуть это посредством естественных рассуждений, то он не постигнет. Ибо это знание душевное и бесовское. Если же кто, руководствуясь верой, примет во внимание, что божество – благое и всемогущее, и истинное и мудрое, и праведное, то он найдет все гладким и ровным и путь – прямым. Ибо вне веры спастись невозможно, потому что все, как человеческое, так и духовное, основано на вере. Ибо без веры ни земледелец не разрезает борозды земли, ни купец на малом древе не вверяет своей души беснующейся бездне моря; не происходят ни браки, ни что-либо иное в жизни. Верою уразумеваем, что все приведено из небытия в бытие могуществом Божиим; верою правильно совершаем все дела как – божеские, так и человеческие. Вера, далее, есть нелюбопытствующее одобрение.

Всякое, конечно, деяние и чудотворение Христово – весьма велико и божественно, и удивительно, но удивительнее всего Честной Его Крест. Ибо смерть ниспровергнута, прародительский грех уничтожен, ад ограблен, даровано Воскресение, дана нам сила презирать настоящее и даже саму смерть, возвращено первоначальное блаженство, открыты врата рая, наше естество село одесную Бога, мы сделались чадами Божиими и наследниками не через другое что, а через Крест Господа нашего Иисуса Христа. Ибо все это устроено через Крест: «все мы, крестившиеся во имя Иисуса Христа, – говорит апостол, – в смерть Его крестились» (Гал. 3, 27). И далее: Христос есть Божия сила и Божия премудрость (1 Кор. 1, 24). Вот смерть Христа или Крест, одел нас в ипостасную Божию мудрость и Силу. Сила же Божия есть слово крестное или потому, что через него открылось нам могущество Божие, то есть победа над смертью, или потому, что подобно тому как четыре конца Креста, соединяясь в центре, твердо держатся и высота , и глубина, и длина, и широта, то есть вся видимая и невидимая тварь.

Крест дан нам в качестве знамения на челе, как Израилю – обрезание. Ибо через него мы, верные, различаемся от неверных и узнаемся. Он – щит и оружие, и памятник победы над диаволом. Он – печать, для того, чтобы не коснулся нас Истребляющий, как говорит Писание (Исх. 12, 12, 29). Он – лежащих восстание, стоящих опора, немощных посох, пасомых жезл, возвращающихся руководство, преуспевающих путь к совершенству, души и тела спасение, отклонение от всяких зол, всяких благ виновник, греха истребление, росток воскресения, древо Жизни Вечной.

Итак, самому древу, драгоценному по истине и досточтимому, на котором Христос принес Самого Себя в жертву за нас, как освященному прикосновением и Святого Тела, и Святой Крови, естественно должно покланяться; подобным образом – и гвоздям, копью, одеждам и святым Его жилищам – яслям, вертепу, Голгофе, спасительному животворящему гробу, Сиону – главе Церквей, и подобному, как говорит Богоотец Давид: «Пойдем к жилищу Его, поклонимся подножию ног Его». А что он разумеет Крест, показывает то, что сказано: «Стань, Господи, на место покоя Твоего» (Пс. 131, 7-8). Ибо за Крестом следует Воскресение. Ибо если вожделенны дом и ложе, и одежда тех, которых мы любим, то насколько более – то, что принадлежит Богу и Спасителю, через посредство чего мы и спасены!

Поклоняемся же мы и образу Честного и Животворящего Креста, хотя бы он был сделан и из иного вещества; поклоняемся, почитая не вещество (да не будет!), но образ, как символ Христа. Ибо Он, делая завещание Своим ученикам, говорил: «тогда явится знамение Сына Человеческого на небе» (Мф.24, 30), разумеется Крест. Поэтому и Ангел воскресения говорил женам: «Иисуса ищите Назарянина, распятого» (1 Кор. 1, 23). Хотя много христов и иисусов, но один – Распятый. Он не сказал: «пронзенного копьем», но: «распятого». Поэтому должно поклоняться знамению Христа. Ибо где будет знамение, там будет и Сам Он. Веществу же, из которого состоит образ Креста, хотя бы это было золото или драгоценные камни, после разрушения образа, если бы такое случилось, не должно поклоняться. Итак, всему тому, что посвящено Богу, мы поклоняемся, относя почтение к Нему Самому.

Древо жизни, насажденное Богом в раю, предызобразило этот Честной Крест. Ибо так как смерть вошла через посредство древа, то надлежало, чтобы через древо же были дарованы Жизнь и Воскресение. Первый Иаков, поклонившись на конец Жезла Иосифа посредством образа обозначил Крест, и , благословив своих сыновей переменными руками (Быт. 48, 14), он весьма ясно начертал знамение Креста. То же обозначили жезл Моисеев, крестообразно поразивший море и спасший Израиля, а фараона потопивший; руки, крестовидно простираемые и обращающие в бегство Амалика; горькая вода, услаждаемая древом, и скала, разрываемая и изливающая источники; жезл, приобретающий Аарону достоинство священноначалия; змий на древе, вознесенный в виде трофея, как будто бы он был умерщвлен, когда древо исцеляло тех, которые с верой смотрели на мертвого врага, подобно тому, как и Христос Плотию, не знавшей греха, был пригвожден за грех. Великий Моисей говорит: увидите, что жизнь ваша будет висеть на древе пред вами (Втор. 28, 66). Исаия: «всякий день простирал Я руки Мои к народу непокорному, ходившему путем недобрым, по своим помышлениям» (Ис. 65, 2). О, если бы мы, поклоняющиеся ему (то есть Кресту), получили удел во Христе, Который был распят!

Преподобный Иоанн Дамаскин, Точное изложение православной веры, книга 4

История установления Крестопоклонной недели

История установления Крестопоклонной неделиТретье воскресенье Великого поста называется Крестопоклонной неделей. Название ее происходит из того, что в субботу вечером по особому чину совершается поклонение Честному и Животворящему Кресту Господню,

дальше
ставшему для нас «древом жизни» и открывшему вход в потерянное первозданным человеком блаженное небесное Отечество. Вспоминая крестные страдания, которые претерпел Господь ради нашего спасения, мы должны сами укрепляться духом и со смирением и терпением продолжать свой постнический подвиг.

История установления Крестопоклонной недели

«В той же день, в неделю третию поста, поклонение празднуем, Честнаго и Животворящего Креста, вины ради сицевы. Понеже, четыредесятодневнаго поста ради, образом некиим и мы распинаемся, умерщвляеми от страстей, горести же чувство имамы, унывающе и низпадающе. Предлагается Честный и Животворящий Крест, яко убо препокоя и утвержая нас, вспоминая страсти Господа нашего Исуса Христа и утешая. Аще Бог наш нас ради распятся, колико нам должно Его ради деяти.… Якоже долг и остр путь проходяще, и трудом отягчавше, аще где древо благосенно и лиственно обрящут, мало седше почивают, тако и ныне в постное время и прискорбный путь и подвиг, насадися посреде от богоносных отец, Живоносный Крест, ослабу и покой нам подая, благопотребных же и легцех к преднему труду утрудившихся устраяя.

… Зане горькому источнику подобна есть Святая Четверодесятница, сокрушения ради и сущия нам от поста горести и печали. Якоже бо во оного среду, божественный Моисей древо вложи и услади его, тако и Бог, проведый нас умнаго Чермнаго моря и фараона, Животворящим Древом Крестным услаждает, иже от четверодесятодневнаго поста, горесть и печаль. И утешая нас, яко в пустыни пребывающих, дондеже ко умному Иеросалиму возведет Своим воскресением»

(Триодь постная, синаксарь в Неделю крестопоклонную).

Евангелия не сообщают особых подробностей о кресте, на котором был распят Христос. Обретение Креста Господня состоялось в 326 году, когда он был найден святой царицей Еленой во время ее паломничества в Иерусалим:

…божественный Константин отправил с сокровищами блаженную Елену для отыскания животворящего креста Господня. Иерусалимский патриарх Макарий встретил царицу с подобающею честью и вместе с нею отыскивал желанное животворящее древо, пребывая в тишине и прилежных молитвах и пощениях. («Хронография» Феофана, год 5817 (324/325))

История обретения Креста Господня описана многими авторами того времени.

Обретение Креста в Иерусалиме
Обретение Животворящего Креста Еленой в Иерусалиме. Аньоло Гадди, 1380 год

Впервые в сохранившихся текстах подробная история обретения Креста появляется у Амвросия Медиоланского в 395 году. В «Слове на кончину Феодосия» он повествует о том, как царица Елена велела копать на Голгофе и обнаружила там три креста. По надписи «Исус Назорей, Царь Иудейский» она нашла истинный Крест и совершила поклонение ему. Также она нашла гвозди, которыми был распят Господь. Все немногие указания историков, ближайших по времени к поискам, сводятся к тому, что кресты были найдены недалеко от Гроба Господня, однако не в самом Гробе. Существовала вероятность, что все три креста, использованные при казни в тот день, могли быть зарыты вблизи от места распятия. Созомен в своем труде выдвигает следующее предположение о возможной судьбе Креста после снятия с него тела Исуса Христа:

Воины, как повествует история, сперва нашли мертвым на кресте Исуса Христа и, сняв Его, отдали для погребения; потом, намереваясь ускорить смерть распятых по обеим его сторонам разбойников, перебили им голени, а самые кресты бросали один за другим, как попало.

Евсевий Кесарийский так описывает место раскопок:

Сию спасительную пещеру некоторые безбожники и нечестивцы умыслили скрыть от взора людей, с безумным намерением скрыть через это истину. Употребив много трудов, они навезли откуда-то земли и завалили ею все то место. Потом, подняв насыпь до некоторой высоты, замостили ее камнем, и под этой высокой насыпью сокрыли божественную пещеру. Окончив такую работу, им оставалось только на поверхности земли приготовить странную, поистине гробницу душ, и они построили мрачное жилище для мертвых идолов, тайник демона сладострастия Афродиты, где на нечистых и мерзких жертвенниках приносили ненавистные жертвы. (Евсевий Кесарийский, «Жизнь Константина». III, 36)

Место обретения Креста находится в приделе Обретения Креста Храма Воскресения Христова в Иерусалиме, в бывшей каменоломне. Место обретения отмечено красной мраморной плитой с изображением креста, плита с трех сторон обнесена металлической оградой, здесь же первое время хранился Крест. В придел Обретения Креста из подземной армянской церкви святой Елены вниз ведут 22 металлических ступени, это самая низкая и самая восточная точка Храма Гроба Господня — два этажа вниз от основного уровня. В приделе Обретения Креста под потолком около спуска есть окно, отмечающее место, с которого Елена наблюдала за ходом раскопок и бросала для поощрения работавших деньги. Это окно соединяет придел с алтарем церкви святой Елены.

Сократ Схоластик пишет, что императрица Елена разделила Животворящий Крест на две части: одну поместила в серебряное хранилище и оставила в Иерусалиме, а вторую отправила своему сыну Константину, который поместил ее в свою статую, установленную на колонне в центре Константиновой площади. Сократ сообщает, что эти сведения известны ему из разговоров жителей Константинополя, то есть могут быть недостоверными. Оставшаяся в Иерусалиме часть Креста находилась там длительное время, и верующие поклонялись честному древу.

В 614 году Иерусалим был осажден персидским правителем Хосрой II. После продолжительной осады персам удалось захватить город. Захватчики вывезли Древо Животворящего Креста, которое хранилось в городе с того времени, как было обретено равноапостольной Еленой. Война продолжалась еще долгие годы. Объединившись с аварами и славянами, персидский царь едва не захватил Константинополь. Спасло византийскую столицу только заступничество Пресвятой Богородицы. Персы были разгромлены. Крест Господень был возвращен в Иерусалим. С тех пор ежегодно праздновался день этого радостного события.

В тот период порядок великопостных церковных служб еще не был окончательно установлен и в него постоянно вносились некоторые изменения. В частности, практиковался перенос праздников, которые прилучались на будние дни Великого поста, на субботу и воскресенье. Это позволяло не нарушать строгость поста будних дней. То же произошло с праздником Животворящего Креста. Его постановили отмечать в третье воскресенье Великого поста. В эти же дни было принято начинать подготовку оглашенных, таинство крещение которых было намечено на Пасху. Считалось верным начинать наставление в вере с поклонения Кресту Господню. Эта традиция существовала до XIII века, когда Иерусалим завоевали крестоносцы. С этих пор дальнейшая судьба святыни неизвестна. Лишь отдельные частицы Креста встречаются в некоторых ковчежцах.

Использован материал сайта “Русская вера”

Главный образ нашего спасения

Главный образ нашего спасенияВ третье воскресенье Великого поста Церковь поклоняется Кресту Господню. Святыня выносится на середину храма в субботу вечером и пребывает там до пятницы 4-ой седмицы. На Литургии вместо Трисвятого поется гимн «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко…»

дальше
О важности поклонения Кресту Господню, о понятии духовного креста и о том, всегда ли наши страдания от Бога, рассказывает настоятель храма Святой Троицы в Хохлах (Москва) протоиерей Алексий Уминский

Два образа креста

Крест с древних времен соотносился со смертной казнью, причем с одним из самых жестоких ее видов. Распятие на кресте являлось не просто смертным приговором для преступника, эта казнь была позорной, и ей подлежали только рабы. Свободных граждан Рима никогда не распинали на кресте. Это была не просто казнь, но страшнейшее поругание, унижение и наиболее мучительный способ лишения человека жизни. Мы должны помнить об этом и сегодня.

Но мы, люди верующие, понимаем, что Господь Иисус Христос Своей личной волей избрал крестную смерть ради нашего спасения. Особым образом Церковь напоминает нам об этом на Страстной неделе, когда священник после богослужения произносит отпуст: «Грядый Господь на вольную страсть, нашего ради спасения…», то есть Он идет на вольные страдания. И в этом вольном принятии на Себя крестной муки и смерти, крестного поношения и унижения, заключается спасительная жертва Иисуса Христа по отношению к человеческому роду, Его искупительный подвиг. Это та любовь, которой Бог так возлюбил мир, что Сына Своего Единородного отдал, чтобы мир был Им спасен. Поэтому когда мы носим на себе крест, когда крестами мы украшаем храмы, когда ставим крест на могилу христианина, когда мы осеняем себя крестом, все это и есть свидетельство непостижимой Божественной любви.

Своим крестом Господь явил, что Его любовь всегда доходит до конца, и что в Своей любви к человеку Спаситель способен принять то, что совершенно несвойственно Богу – смерть. Ведь Бог – это жизнь и Он чужд смерти. Для Бога смерть также чужда, как чужда тьма для света. Так вот Господь принимает человеческую смерть на Себя для того, чтобы дать человеку Свою жизнь. В этом смысле образ креста является для нас уже не образом казни, не образом орудия смерти, а образом дара жизни, который мы получаем благодаря любви Бога к каждому из нас.

Принять на себя крест

Для христиан понятие креста нераздельно с самой жизнью. Крест не является для Церкви каким-то отдельным элементом ее, символом или воспоминанием Божественной жертвы. Крест – это единое явление, единый смысл. Человек, принимающий Божественную любовь по отношению к себе через крестную смерть Спасителя, должен быть готов чем-то ответить на это Богу. Бог приносит в дар человеку Самого Себя и совершается это через распятие. В ответ человек приносит Богу самого себя. Это мы и называем нашей крестной жизнью, духовным крестом. Это то, о чем говорит Сам Господь в Евангелии: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее» (Мк. 8:34-35).

Это отрывок мы читаем как раз в неделю Крестопоклонную. И каждый раз на богослужении в конце ектеньи, то есть прошения, мы говорим: «И весь живот наш Христу Богу предадим». Как Христос предал за нас всю Свою жизнь, так и мы должны быть готовы предать Богу всю свою жизнь. В этом, собственно, и заключается смысл принятия на себя креста.

Бог и наши страдания

Бог не радуется страданиям человечества. Господь пришел в этом мир, чтобы изъять человека из страданий. Они не посылаются Богом, а являются результатом отпадения человека от Него, результатом того искажения мира, в котором пребывает человечество после грехопадения. Страдания чужды как таковой природе Бога.

Однако, без всякого сомнения, страдания в жизни человека встречаются. Вопрос только в том, насколько человек может их принять и понести достойно, с молитвой и встретить в них Самого Христа. Важно увидеть в своих страданиях присутствие Бога, потому что Он, взяв на Себя страдания людей, присутствует и в каждом личном нашем страдании. Там, где страдает человек, рядом с ним пребывает Бог.

Если у человека хватает мужества, веры, любви, доверия к Богу, то именно тогда в своих страданиях человек и встречает распятого Христа. И тогда человек в них может уподобиться Богу. В этом смысле мы и можем назвать человеческие страдания – несением креста.

Но не всякое страдание может быть несением креста. В испытаниях человек может отвергать Бога, хулить Его, бунтовать против Бога, ненавидеть и себя, и других, впадать в отчаяние и терять веру. В данном случае, нельзя назвать это несением креста, потому что крест спасает человека, а не губит.

Праздник или трагедия?

Все события, переживаемые нами в Церкви, насыщены самыми разными чувствами и переживаниями, здесь могут быть рядом радостью и скорбь, страх и надежда на воскресение. Как и каждая встреча с Богом для нас – это и суд, и радость встречи, и воскресение, и страшное Второе пришествие.

Вообще, всякое евангельское событие, отраженное в православном богослужении, это встреча с реальностью. Но реальность не может быть однозначной, так как мы в ней пока еще живем, мы ее еще осуществляем. И, с одной стороны, встреча с реальностью для человека – это всегда большое счастье, потому что он встречается с правдой. В тоже время, эта правда не всегда бывает сладкой.

Вот и сейчас, мы будем стоять в храме перед Крестом и понимать, что наша горькая правда встречи с крестом такова, что это одновременно и страдания и свет, и переживание отдаленности от Бога, и радость от того, что Он нас все же безмерно и бесконечно любит.

Использован материал журнала “Фома”