Архивы

Депутат Законодательного Собрания поздравил нашего настоятеля

С наступающим Новым годом и приближающимся Рождеством Христовым настоятеля нашего храма протоиерея Вадима Буренина поздравил депутат Законадательного Собрания Санкт-Петербурга Юрий Николаевич Гладунов.

Монастырское землевладение в период правления Петра I

Монастырское землевладение в период правления Петра IСтатья протоиерея Вадима Буренина. Опубликована в “Вестнике юридической академии” №2 (35), 2017г.
В статье рассмотрены вопросы монастырского землевладения в Российской империи в период правления Петра,

дальше
внимание акцентировано на секуляризационной политике Петра I в отношении Русской Православной Церкви.

На начало времени правления Петра I в России существовало три вида землевладельцев: государственные, церковные учреждения и служилые люди. Среди них богатым, укрепившимся были церковные учреждения Русской Православной Церкви (далее – Церковь): монастыри, архиерейские дома и собственно церкви. Они владели землею и дворами крепостных крестьян. Главной повинностью принадлежавших духовенству крестьян была барщина – обработка земли, принадлежавшей Церкви, атакже оброк (натуральный или денежный).

Во второй половине XVII в. монастырскими вотчинами стала значительная часть земель Московской Руси. Они умножались по количеству и росли территориально за счет получения различных вкладов (дар монастырю, завещание ради заупокойного поминовения, переход земли при пострижении в монахи), а также за счет захвата и присоединения свободных государственных земель. Последнее не было чем-то необычным: из-за отсутствия повсеместного межевания, измерения сенокосных угодий и лесов монастырские крестьяне запахивали новые участки, тем самым увеличивая общую территорию вотчин духовенства. При царе Михаиле Федоровиче такие захваты подтверждались царской властью и не отбирались.

Другой собственник, служилые люди, получали от государя вотчины в личное постоянное наследственное владение, и по Соборному уложению 1649 г. могли распоряжаться ими свободно. Недовольство государства вызывало то, что по этому праву монастыри могли получать от служилых людей их вотчины, если последние решали их продать, заложить или пожертвовать, тем самым способствуя росту монастырского землевладения.

Когда начался массовый процесс перехода крестьян в служивые люди, они стали получать от московского государя за службу земли на особенном праве. Так выработалась поместная система, при которой участок земли, выданный государем подданному в личное владение, будучи вознаграждением за службу, одновременно служил и средством для службы, что освобождало государственную казну от уплаты ему жалования.

Но монастырское землевладение расширилось настолько, что стало подрывать поместную систему – хороших участков земли для раздачи просто не хватало. Такое положение дел явно не устраивало Московских государей. Ещё в начале XVI в. на Соборе 1503 г. Иоанн III пытался склонить церковных иерархов отдать часть земли, но тогда они смогли сохранить земельную собственность в неприкосновенности. Иоанн III потерпел поражение в вопросе «о землях церковных, святительских, монастырских».

К концу столетия положение дел стало меняться. Собор 1580 г. запретил Церкви увеличивать каким-либо способом свои владения, т.к. было заявлено, что земли, находящиеся в руках обителей, запустевают, а стяжательство монастырей усугубляет тяжелое положение Московского государства.

В результате наряду с подтверждением принципа неотчуждаемости церковных и монастырских вотчин соборный приговор не только запретил Церкви впредь приобретать земли и давать закладные на вотчины, но и конфисковал княжеские вотчины, ранее переданные монастырям. Т.е. была проведена частичная секуляризация, когда уже давно ставшая монастырской земля изымалась и становилась государственной.

В 1619 г. Земский собор предписал забрать с монастырских земель крестьян. А Соборным Уложением 1649 г. вообще была проведена конфискация церковных слобод, если на них жили государственные крестьяне. Если судьба вотчинных земель зависела только от воли её владельца, то передача поместных земель монастырям была полностью запрещена.

Создав этим же Уложением Монастырский приказ, государство стремилось взять церковное хозяйство под свой контроль. Согласно этому документу, право собственности, с одной стороны, признавалось за Церковью, с другой – фактически ущемлялось: использование земель ограничивалось, а часть доходов отчислялась в казну. Так в допетровскую эпоху государство пыталось сдерживать рост монастырского благосостояния, но пока это были относительно мягкие меры.

Тенденция к сдерживанию роста монастырского землевладения при Петре I не прекратилась. Напротив, он подтвердил, поддержал и развил правила, его ограничивающие.

Желание укрепить государственную казну за счет сдерживания роста благосостояния монастырей было вызвано прежде всего финансовыми нуждами, появившимися в результате Северной войны.

В 1699 г. царь приказал собрать даточных людей для пополнения армии со всех владельцев. Перед началом войны количество крепостных крестьян Церкви составляло примерно 1,4 млн. человек или 16% всех крепостных крестьян, поэтому монастыри ощутили весомые «потери».

Призывались монастырские крестьяне и на государственные работы, также они были обязаны перевозить людей и грузы в ущерб своему хозяйству. Весной 1720 г. наместник Иверского монастыря получил приказ о высылке работников в Санкт-Петербург на строительные нужды. На них монастырь тратил немалые средства.

Для оплаты государственных повинностей, выросших в конце XVII в. более чем вполовину, монастыри были вынуждены собирать со своих крестьян деньги и натуральные продукты. Все это вызывало недвольство против монастырей и власти.

Из-за реформ Петра I происходили изменения в земельной системе. Взамен налога с земель царь установил подушную подать. Казне нужны были дополнительные средства, ведь когда поместные войска превратились в регулярную армию, жалование армии стала платить казна. Тем самым поместная система землевладения начала разрушаться. Указом 1714 г. царь отменил деление на вотчины и поместья, введя новое понятие: «недвижимая собственность» или «имение».

Для усиления контроля над имуществом Церкви в конце XVII в. монастырские земли подверглись генеральному межеванию, управление и доходы с вотчин были отобраны. Секуляризация стала приобретать огромный масштаб. Царь щедро раздавал монастырские земли по своему усмотрению. Например, земли Медведского монастыря с селами, деревнями и угодьями отдал Меньшикову.

Церковная реформа Петра I была радикальной, и цель её – перевести управление Церковью под полный контроль государства. Был озвучен принцип, согласно которому во главу угла была поставлена не вера, а государство как организм, одним из потребностей которого есть потребность религиозная. Потребности удовлетворяют различные ведомства, в случае религиозной – это ведомство духовных дел. В 1721 г. была образована духовная коллегия для управления делами церкви – Синод.

А пока такой орган не был создан, постоянно появлялись все новые указы, регулирующие деятельность Церкви. Многие из них касались её имущества, его ограничения. Первые мероприятия по секуляризации монастырских земель при Петре I приходятся на 1696-1698 гг.

Это, например, указы, обязывающие епархиальных архиереев ежегодно давать точный отчет о доходах и расходах монастырей и епархиальных кафедр. В 1698 г. этот указ был подтвержден и дополнен требованием об особенно точном отчёте о хлебных запасах, а также распоряжением о том, чтобы никакие постройки и никакой ремонт не проводились в монастырях без разрешения царя.

Важным шагом Петра I стало возобновление 24 января 1701 г. Монастырского приказа, упраздненного в 1677 г. Он стал высшим центральным для всей России учреждением, специально посвященным преобразовательным целям и управлявший вотчинами Церкви.

В результате достижения этих целей у монастырей были отобраны оброчные угодья, такие как мельницы, рыбные ловли. Крестьяне духовенства стали одним из разрядов государственных крестьян. Монастырский приказ получил в свое ведение 92% всех монастырских крестьян.

В 1701 г. была проведена опись монастырей и монастырских владений. Например, об Ипатьевском монастыре в описи содержится указание о большом количестве благоустроенных монастырских построек. Как и другие монастыри, эту обитель ждала печальная участь. Владения были отобраны, так что вместе с оскудением средств монастырь стал приходить в упадок. Когда 1709 г. после затопления Ипатьевсгого монастыря паводком многие здания получили повреждения, чинить их было просто не на что, так что долгие годы они не восстанавливались. Лишь в 1721-22 гг. удалось возвести одно новое строение, да и то, скорее всего, потому, что оно имело не богослужебное, а социальное назначение – богадельню.

Своей целью опись имела и точное определение числа монашествующих. Указом от 30 декабря 1701 г. и более поздними указами духовенству как государственным чиновникам выделялось определенное жалование на содержание. Государство стало само определять, какими могут быть штаты монастырей и Церквей. В целях экономии – чем меньше, тем лучше. Например, монаху устанавливалось годовое содержание в размере 10 рублей и 10 четвертей хлеба; в 1705 г. это содержание было урезано вдвое, что окончательно было закреплено Табелью 1710 г.

Монастырю могли запретить принимать новых послушников. Постриг разрешался только в случае освобождения штатного места. Монастырь могли превратить в приходскую церковь, «уплотнить» иноков, выселив их из одного монастыря и добавив в другой, или вообще распустить монахов и закрыть монастырь. Во всех случаях появлялось основание забрать более ненужную землю.

Однако нельзя сказать, что Петр I всегда только «брал» от Церкви. Отбирая доходы с монастырских вотчин в одном месте, он порой щедро жертвовал в другом. Например, в 1693 г., «отправляясь к морским водам», для позолоты иконостаса собора Феодора Стратилата в Переяславском Феодоровском монастыре, он передал «много червонцев».

Если в «глобальных» масштабах Церковь лишалась своих привилегий, то для некоторых обителей желанием царя было сделано исключение. Например, при строительстве Петербурга по всей стране было запрещено каменное строительство, хотя во всех Переяславльских монастырях оно не только дозволялось, но и расширялось.

Однако стоит отметить, что если в жизнь церкви и вносились улучшения, то только из попечения о государственной или хозяйственной пользе, ради стремления сделать монастыри полезными для государства.

После Нарвского сражения в 1701 г. царь посетил Псково-Печерский монастырь, где под личным надзором начал работы по укреплению монастыря окопами и устройству бастионов. Через два года приехал лично проверить исполнительность своих подчинённых и игумена. Монастырь рассматривался как центр, в котором можно собрать войско и вооружение. В феврале этого же года произошла атака шведов, которая была успешно отражена сосредоточенными в обители войсками, что спасло монастырь и не дало врагу продвинуться дальше на русскую территорию.

Ярким примером радения о пользе государства служит строительство Александро-Невской Лавры в Петербурге, ведь именно Петру I принадлежит мысль о её создании. Духовный центр стал необходим для придания государственной значимости будущей столице.

Петр I очень просто решил проблему финансирования новосоздаваемого монастыря: он не только повелел отобрать часть монастырских вотчин и доходов других монастырей, например, принадлежавшее Новодевичьему монастырю село Ояцкое со всеми деревнями и угодьями, но и целиком приписал к новой Лавре богатый Иверский монастырь. Сам Петр внёс 150 рублей, а важные государственные люди – по 100 рублей.

Своей земельной и реформой Церкви Петр I не просто менял баланс сил Церкви и государственной власти. Он стремился превратить Церковь в государственное учреждение. Его предшественники уже предпринимали попытки ограничить монастырское землевладение, Петр I сделал их более жёсткими и масштабными. Секуляризация проводилась решительно и беспощадно. Его курс продолжит Екатерина II – она также будет стремиться подчинить церковную власть светской и будет проводить дальнейшую секуляризацию.

Протоиерей Вадим Буренин выступил на форуме

Отец Вадим на Международном культурном форуме 2017В рамках международного культурного форума 18 ноября состоялась дискуссия, организованная представителями национальных творческих коллективов.

дальше
Это событие дало возможность услышать мнения известных деятелей культуры, представителей общественности и органов власти.

От Санкт-Петербургской епархии на заседании выступил помощник председателя епархиального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Вадим Буренин.

Он привел слова митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Варсонофия из приветствия участникам форума о том, что “в эпоху потрясений и перемен, сломов и разлада важным остается вопрос сохранения столь тонкой и чувственной материи, как духовная культура России, которая представляется нам не только весьма древней и укорененной в опыте и традиции многих поколений, но и по сей день живой и действенной”.

Отец Вадим говорил о важности возрождения и сохранения духовно-нравственных традиций, о роли в этом представителей культуры. Он напомнил, что в тяжкие для страны периоды людей объединяли духовные и культурные ценности. Вспомнить хотя бы блокадный Ленинград, где истощенные от голода артисты и музыканты давали спектакли и концерты, что укрепляло души жителей осужденного города, стало свидетельством стойкости и высоты человеческого духа.

“Мы имеем множество примеров того, как беззаветное служение представителей культуры вносило лепту в достижение победы над фашизмом. Мой дедушка Алексей Буренин, солист Малого театра оперы и балета, после эвакуации принял участие в трех тысячах концертах, выступая с агитвзводом на передовых линиях фронта между боями. Такие выступления согревали и укрепляли души бойцов, помогали им пережить ужасы военного времени”.

Священник подчеркнул, что в России духовно-нравственное воспитание способствует становлению человека в том числе и на основе культуры, потому что она имеет православные корни.

Материал предоставлен Санкт-Петербургской митрополией.

Бодрствуйте духовно и будьте внимательны

Дорогие прихожане!
В день памяти апостола любви, святого Иоанна Богослова, я стал свидетелем вроде бы будничного разговора, в котором сотрудник силовых структур заметил, что только за один сегодняшний день их силами обезврежено двенадцать заминированных объектов.

дальше
Вы только представьте себе: двенадцать начинённых взрывным веществом предметов, имеющих силу принести смерть, разрушение, горе в наши семьи!

Нам кажется, что всё вокруг спокойно, жизнь сама собой идет размеренным ходом. Но есть люди, которые ежедневно воюют на невидимом фронте. Они могли бы заработать и на другом поприще – их аналитический ум, выносливость, работоспособность востребованы в разных сферах. Но, несмотря на ежедневный риск, они подвергаются опасности ради спасения наших жизней, о чём мы даже не подозреваем. Конечно, мы все в руках Божиих, и все живет и движется Его промыслом. Но и через таких людей идет борьба с силами зла. Так же как и мы, они имеют семьи, живут теми же переживаниями, и при этом следуют голосу совести, исполняя заповедь о любви к ближним, о чём учил Христос и его последователь, святой апостол Иоанн Богослов.

Прошу и вас, бодрствуйте духовно и при этом будьте крайне внимательными к тому, что происходит вокруг вас.

Протоиерей Вадим Буренин.

Свидетельства минувших дней

Наверное, во многих семьях хранятся драгоценные ниточки памяти о предках: фотография, пожелтевший от времени документ, уже давно цвета слоновой кости кружевной воротничок, метрика из роддома или прядь волос в восковой лепешечке после крещения. Конечно, память не только в вещах материальных, но как дороги они любящему сердцу!

дальше
А многие не знают о своих предках почти ничего – так, отрывочная информация о бабушке и дедушке, а глубже – только имена их отцов благодаря отчеству.Свидетельства минувших днейВ некоторых семьях, чтобы выжить, родословная скрывалась под грифом “секретно”, и им приходилось придумывать рабоче-крестьянский пропуск ради учебы и работы.
Свидетельства минувших днейКто-то не придавал никакого значения своей родословной и только с возрастом, когда уже и спросить некого, пытается по крупицам восстановить прошлое. Часто к батюшкам подходят прихожане и делятся своими открытиями: у меня прадедушка, оказывается, был священник, а у моей тётки на даче нашлось письмо от пра-дяди – вы только почитайте! Человеку хочется сохранить найденный клад и рассказать о нем, поделиться сокровищем…
В годы войны все трудились на победу: кто воевал с оружием, кто раны перевязывал, кто в дозоре стоял. А кто-то пел, чтобы утешить, поднять дух тех, кто пришел с дозора, выжил в бою, без сна и отдыха перевязывал и оперировал. Брат настоятеля, Михаил, вчера обнаружил в архиве справку…