Архивы

Неделя мясопустная. О Страшном Суде

Страшный судСлово святителя Луки (Войно-Ясенецкого)

«Как было во дни Ноя, так будет и в пришествии Сына Человеческого: ибо как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж до того дня, как

Слово в день преставления св. апостола Иоанна Богослова

Апостол Иоанн Богослов
память 9 октября (26 сентября ст.ст.)
Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

“Задумывались ли вы когда-нибудь над тем, как огромно, как бесконечно величие апостолов? Задумывались ли над тем, как безмерна была их сила?

«Евангелие Христово есть учение о святой любви»

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

Слово святителя Луки (Войно-Ясенецкого)

Задумывались ли вы когда-нибудь над тем, как огромно, как бесконечно величие апостолов?

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) о молитве Ефрема Сирина

Молитва Ефрема Сирина – покаянная молитва, – составлена в IV в. преподобным Ефремом Сириным (сирийцем). Читается в Великом посту в храме на Часах в среду и пятницу Сырной седмицы и во всю Святую Четыредесятницу, кроме суббот и воскресений, а также в первые три дня Страстной седмицы.

Слово в день памяти святого апостола и евангелиста Луки

Апостол и евангелист Лука
память 31 октября (18 октября ст.ст.)
Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)

У святого апостола Павла в послании к Римлянам читаем великие слова, которые должны быть положены в основу жизни каждого христианина:”…любовь есть исполнение закона” (Римл. 13, 10).

дальше
У того же великого апостола в первом послании к Коринфянам читаем великий завет, данный нам: “Достигайте любви…” (1 Кор. 14, 1).

Как должны мы понимать эти слова великого учителя народов? Они требуют двоякого понимания: мы должны исполнением заповедей Христовых достигнуть такой чистоты сердца, чтобы оно было вместилищем любви ко всем людям. А с другой стороны, мы должны стать достойными любви к нам ближних наших.

В первом соборном послании апостола Иоанна Богослова находим и обоснование завета о стяжании любви: “…не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?” (1 Ин. 4, 20).

Глубочайшей нашей любви заслуживают все святые апостолы Христовы, проповедавшие миру о заповедях, притчах, чудесах Господа нашего Иисуса Христа, в Его крестной смерти, Воскресении и Вознесении на небо. Но их устная проповедь была достаточна только в первое время по окончании земной жизни Спасителя нашего, ибо устное предание может быть забываемо, изменяемо и даже искажаемо. Поэтому особенной и самой глубокой любви заслуживают те ученики Христовы, которых мы называем не только апостолами, но и евангелистами, то есть писателями четырех Евангелий Христовых, которые и доныне ненасытно читают христиане всех народов.

Одним из великих четырех евангелистов был святой апостол Лука, благословенную память которого мы ныне совершаем. Он написал не только высоко ценимое третье Евангелие, во многом дополняющее три других Евангелия, но и драгоценную для нас книгу Деяний святых апостолов.

Свою великую проповедь закона Христова все святые апостолы, кроме только Иоанна Богослова, запечатлели страшной мученической смертью. Но их проповедь не могла замолкнуть, и продолжать их проповедь были призваны Богом их преемники – епископы, проповеди которых Сам Пастыреначальник Иисус Христос придает великое значение, ибо так сказал Он о них: “Слушающий вас Меня слушает, и отвергающийся вас Меня отвергается; а отвергающийся Меня отвергается Пославшего Меня” (Лк. 10, 16).

Если так огромна и ответственна задача епископов, если должны они быть продолжателями проповеди апостольской, то все они должны проникнуться словами апостола Павла: “…если я благовествую, то нечем мне хвалиться, потому что это необходимая обязанность моя, и горе мне, если не благовествую!” (1 Кор. 9, 16).

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)
Святитель Лука (Войно-Ясенецкий), архиепископ Симферопольcкий и Крымский (1877 – †1961)

Мы должны не только продолжать, но и разъяснять проповедь апостолов и все Священное Писание. Этим заслужат преемники апостолов глубокую любовь своей паствы, этим заслужат и великую награду от Бога в жизни вечной. Это не мои слова, это слова Самого Господа Иисуса Христа: “…кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном” (Мф 5, 19).

И в земной жизни заслужит он глубокую любовь своей паствы, тоже по слову Христову: “…всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную” (Мф. 19, 29).

Тридцать лет хранит моя первая Ташкентская паства свою любовь ко мне; изливает потоки любви и моя бывшая Тамбовская паства; и великим теплом чистой любви согреваете мою старость вы, дорогие мои, моя последняя паства.

Не могу молчать и о другой любви, которой благословил меня Господь Бог.

Радостно коснулось сердца моего слово апостола Павла, назвавшего апостола и Евангелиста Луку “врачом возлюбленным” (Кол. 4, 14) в ныне слышанном вами послании к Колоссянам.

И меня сподобил Господь Бог быть врачом возлюбленным для множества спасенных мною от смерти и избавленных от страданий, а особенно для раненых во вторую мировую войну, когда я, епископ, возглавлял всю хирургическую работу Красноярского эвакогоспиталя 15/15.

Светом любви и радости озарялись палаты этого госпиталя, когда входил я в них; высоко поднятыми ногами и руками, исцеленными мною, салютовали мне страдальцы за родину. Это незабываемо, ибо это чистые излияния любви.

Да сподобит же и всех вас, дорогие мои, Господь Бог любви всех ближних ваших за ваши добрые дела, за любовь вашу к ним.

Аминь.

Проповедь сказана в 1958 году. Источник: Святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Проповеди. Том II

Святитель Лука, исповедник, архиепископ Симферопольский

Святитель Лука, исповедник,  архиепископ СимферопольскийПамять святого совершается 11 июня (29 мая ст.ст.)

Из книги «Синаксарь: Жития святых Православной Церкви» издательства Сретенского монастыря:

дальше
Святитель Лука [1] (в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий) родился в 1877 году в городе Керчи, в Крыму, в дворянской семье польского происхождения. С детства он увлекался живописью и решил поступить в Санкт-Петербургскую академию художеств. Однако во время вступительных экзаменов им овладело сомнение, и он решил, что не имеет права делать то, что нравится, а нужно трудиться, чтобы облегчить страдания ближнего. Так, прочитав слова Спасителя о делателях жатвы (см.: Мф. 9: 37), он воспринял призыв служить людям Божиим.

Валентин решил посвятить себя медицине и поступил на медицинский факультет Киевского университета. Талант художника помогал ему в скрупулезных анатомических исследованиях. Он блестяще закончил обучение (1903) накануне русско-японской войны, и его карьера врача началась в госпитале в городе Чите. Там он познакомился и сочетался браком с сестрой милосердия, у них родилось четверо детей. Затем он был переведен в больницу города Ардатова Симбирской губернии, а позже в Верхний Любаж Курской губернии.

Работая в больницах и видя последствия, которые бывают при общей анестезии, он пришел к заключению, что в большинстве случаев ее необходимо заменить на местный наркоз. Несмотря на скудное оснащение в больницах, он успешно провел большое число хирургических операций, что привлекло к нему и пациентов из соседних уездов. Он продолжил работать хирургом в селе Романовка Саратовской области, а затем был назначен главным врачом больницы на 50 коек в Переславле-Залесском. Там он по-прежнему много оперировал, продолжая вести научные исследования.

В 1916 году в Москве Валентин Феликсович успешно защитил докторскую диссертацию на тему местной анестезии и начал работать над большой монографией по гнойной хирургии. В 1917 году, когда в больших городах гремели раскаты революции, он был назначен главным врачом Ташкентской городской больницы и поселился с семьей в этом городе. Вскоре супруга его скончалась от туберкулеза. Во время ухода за умирающей в голову ему пришла мысль просить свою операционную сестру взять на себя заботу по воспитанию детей. Она согласилась, а доктор Валентин смог продолжать свою деятельность как в больнице, так и в университете, где он вел курс анатомии и хирургии.

Он часто принимал участие в диспутах на духовные темы, где выступал с опровержениями тезисов научного атеизма. По окончании одного из таких собраний, на котором он долго и вдохновенно выступал, епископ Иннокентий отвел его в сторону и сказал: «Доктор, вам надо быть священником». Хотя Валентин никогда и не помышлял о священстве, он тотчас принял предложение иерарха. В ближайшее же воскресенье он был рукоположен в диакона, а через неделю возведен в сан иерея.

Он одновременно трудился как врач, как профессор и как священник, служа в соборе только по воскресеньям и приходя на занятия в рясе. Он совершал не так много служб и таинств, но усердствовал в проповедничестве, а свои наставления дополнял духовными беседами на животрепещущие темы. Два года подряд он участвовал в общественных диспутах с отрекшимся священником, ставшим руководителем антирелигиозной пропаганды в регионе и умершим впоследствии жалкой смертью.

В 1923 году, когда так называемая «Живая церковь» спровоцировала обновленческий раскол, внеся раздоры и смущение в лоно Церкви, епископ Ташкентский вынужден был скрыться, возложив управление епархией на отца Валентина и еще одного протопресвитера. Ссыльный епископ Андрей Уфимский (кн. Ухтомский), находясь в городе проездом, одобрил избрание отца Валентина в епископат, совершенное собором духовенства, сохранившего верность Церкви. Потом тот же епископ постриг Валентина в его комнате в монахи с именем Лука и отправил в небольшой городок недалеко от Самарканда. Здесь жили два ссыльных епископа, и святитель Лука в строжайшей тайне был хиротонисан (18 мая 1923 г.). Через полторы недели после возвращения в Ташкент и после своей первой литургии он был арестован органами безопасности (ГПУ), обвинен в контрреволюционной деятельности и шпионаже в пользу Англии и осужден на два года ссылки в Сибирь, в Туруханский край.

Путь в ссылку проходил в ужасающих условиях, но святой врач провел не одну хирургическую операцию, спасая от верной смерти страждущих, которых ему приходилось встречать на своем пути. В ссылке он также работал в больнице и сделал много сложных операций. Он имел обыкновение благословлять больных и молиться перед операцией. Когда же представители ГПУ попытались запретить ему это, они натолкнулись на твердый отказ епископа. Тогда святителя Луку вызвали в управление госбезопасности, дали полчаса на сборы и отправили в санях на берег Ледовитого океана. Там он зимовал в прибрежных поселениях.

В начале Великого поста его отозвали в Туруханск. Доктор вернулся к работе в больнице, так как после его высылки она лишилась единственного хирурга, что вызвало ропот местного населения. В 1926 году он был освобожден и вернулся в Ташкент.

На следующую осень митрополит Сергий назначил его сначала в Рыльск Курской епархии, затем в Елец Орловской епархии в качестве викарного епископа и, наконец, на Ижевскую кафедру. Однако по совету митрополита Арсения Новгородского владыка Лука отказался и попросился на покой – решение, о котором он горько пожалеет впоследствии.

Около трех лет он спокойно продолжал свою деятельность. В 1930 году его коллега по медицинскому факультету профессор Михайловский, потеряв рассудок после смерти сына, решил оживить его с помощью переливания крови, а затем покончил жизнь самоубийством. По просьбе вдовы и учитывая психическую болезнь профессора, владыка Лука подписал разрешение захоронить его по церковному обряду. Коммунистические власти воспользовались этой ситуацией и обвинили епископа в пособничестве убийству профессора. По их мнению, владыка из религиозного фанатизма помешал Михайловскому воскресить усопшего с помощью материалистической науки.

Епископ Лука был арестован незадолго до разрушения церкви святого Сергия, где проповедовал. Его подвергали непрерывным допросам, после которых уводили в душный карцер, что подорвало его и без того пошатнувшееся здоровье. Протестуя против бесчеловечных условий содержания, святитель Лука начал голодовку. Тогда следователь дал слово, что отпустит его, если он прекратит голодовку. Однако он не сдержал слова, и епископ был осужден на новую трехлетнюю ссылку.

Снова путь в ужасающих условиях, после которого работа в больнице в Котласе и Архангельске с 1931 по 1933 год. Когда у владыки обнаружилась опухоль, он отправился на операцию в Ленинград. Там однажды во время службы в церкви он пережил потрясающее духовное откровение, напомнившее ему начало его церковного служения. Затем епископа перевели в Москву для новых допросов и сделали интересные предложения относительно научных исследований, но при условии отречения от сана, на что святитель Лука ответил твердым отказом.

Освобожденный в 1933 году, он отказался от предложения возглавить свободную епископскую кафедру, желая посвятить себя продолжению научных исследований. Он вернулся в Ташкент, где смог работать в небольшой больнице. В 1934 году был опубликован его труд «Очерки гнойной хирургии», ставший вскоре классикой медицинской литературы.

Во время работы в Ташкенте владыка заболел тропической болезнью, которая привела к отслоению сетчатки глаз. Тем не менее он продолжал врачебную деятельность вплоть до 1937 года. Жестокие репрессии, учиненные Сталиным не только против правых оппозиционеров и религиозных деятелей, но также и против коммунистических деятелей первой волны, заполнили миллионами людей концлагеря. Святитель Лука был арестован вместе с архиепископом Ташкентским и другими священниками, сохранившими верность Церкви и обвиненными в создании контрреволюционной церковной организации.

Святитель был подвергнут допросу «конвейером», когда 13 дней и ночей в ослепляющем свете ламп следователи, сменяя друг друга, беспрерывно вели допрос, вынуждая его оговорить себя. Когда епископ начал новую голодовку, его, обессиленного, отправили в казематы госбезопасности. После новых допросов и пыток, истощивших его силы и приведших в состояние, когда он уже не мог контролировать себя, святитель Лука дрожащей рукой подписал, что признает свое участие в антисоветском заговоре.

Так в 1940 году он в третий раз был отправлен в ссылку, в Сибирь, в Красноярский край, где после многочисленных прошений и отказов смог добиться разрешения работать хирургом и даже продолжить в Томске научные исследования. Когда произошло вторжение гитлеровских войск и началась война (1941), стоившая миллионов жертв, святитель Лука был назначен главным хирургом красноярского госпиталя, а также ответственным за все военные госпитали края. При этом он служил епископом в епархии края, где, как гордо сообщали коммунисты, не осталось ни одной действующей церкви.

Митрополит Сергий возвел его в сан архиепископа. В этом сане он принял участие в Соборе 1943 года, на котором был избран патриархом митрополит Сергий, а сам святитель Лука стал членом постоянного Синода.

Так как во время войны религиозные преследования несколько ослабли, он приступил к обширной программе возрождения религиозной жизни, с удвоенной энергией отдавшись проповедничеству [2]. Когда красноярский госпиталь был переведен в Тамбов (1944), он поселился в этом городе и управлял епархией, в то же время работая над публикацией различных медицинских и богословских трудов, в частности апологии христианства против научного атеизма, озаглавленной «Дух, душа и тело». В этой работе святитель защищает принципы христианской антропологии при помощи твердых научных аргументов.

В феврале 1945 года за архипастырскую деятельность святитель Лука был награжден правом ношения креста на клобуке. За патриотизм он удостоился медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 г.».

Через год архиепископ Тамбовский и Мичуринский Лука стал лауреатом Сталинской премии первой степени за научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений, изложенных в научных трудах «Очерки гнойной хирургии» и «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов».

В 1946 году он был переведен в Крым и назначен архиепископом Симферопольским. В Крыму он был вынужден прежде всего бороться с нравами местного духовенства. Он учил, что сердце священника должно стать огнем, излучающим свет Евангелия и любви ко Кресту, будь то слово или собственный пример. Из-за болезни сердца святитель Лука был вынужден прекратить оперировать, но продолжал давать бесплатные консультации и оказывать помощь местным врачам советами. По его молитвам произошло множество чудесных исцелений.

В 1956 году он полностью ослеп, но по памяти продолжал служить Божественную литургию, проповедовать и руководить епархией. Он мужественно противостоял закрытию церквей и различным формам преследований от властей.

Под грузом прожитого, исполнив дело свидетельства о Господе, Распятом во имя нашего спасения, епископ Лука мирно упокоился 29 мая 1961 года. На его похоронах присутствовало все духовенство епархии и огромная толпа людей, а могила святителя Луки вскоре стала местом паломничества, где по сей день совершаются многочисленные исцеления.

[1] Причислен к лику местночтимых святых в Крымской епархии в 1995 г., почитание его было распространено на всю Русскую Церковь в августе 2000 г.
См. его автобиографию, написанную, когда он уже ослеп, в 1955 г.: Лука Симферопольский. Я полюбил страдание. Автобиография архиепископа-хирурга во времена советских репрессий.
[2] Он произнес более 1250 живых и оригинальных проповедей, из которых около 700 были записаны и распространялись по России в 12 томах.

Составитель — иеромонах Макарий Симонопетрский, адаптированный русский перевод — издательство Сретенского монастыря

В Свято-Троицком женском монастыре Симферополя

В Свято-Троицком женском монастыре СимферополяОдна из самых почитаемых христианских святынь Крымской земли – рака с мощами святителя Луки (Войно-Ясенецкого). В Свято-Троицком женском монастыре города Симферополя 1-го августа протоиерей Вадим Буренин совершил молебное пение с акафистом святому.