Архивы

Усекновение главы Крестителя Господня Иоанна

11 сентября (29 августа ст.ст.) Православная церковь совершает память усекновения честныя главы честнаго славного Пророка, Предтечи и Крестителя Иоанна.

дальше
Иоанн Предтеча Ангел пустыни
Иоанн Предтеча Ангел пустыни. Икона из серии т.н. «таблеток» Софии Новгородской. Конец XV – начало XVI века. Ныне – в собрании Государственного Русского музея

О мученической кончине Предтечи Господня в 32 году по Рождестве Христовом повествуют Евангелия от Матфея (Мф.14:1-12) и Марка (Мк.6:14-29). Однако Священное предание Апостольской Церкви сохранило некоторые подробности этих событий, происходивших незадолго до Распятия и Воскресения Христова.

После смерти Ирода Великого римляне разделили территорию Палестины на четыре части и в каждой части поставили правителем своего ставленника. Ирод Антипа получил от императора Августа в управление Галилею. У него была законная жена, дочь аравийского царя Арефы. Ирод оставил ее и сожительствовал с Иродиадой, женой своего брата. Пророк Иоанн неоднократно обличал его, но царь не посмел причинить ему зла, так как почитал Иоанна Крестителя как пророка и боялся народного гнева. Все же святой Иоанн Креститель был посажен в темницу царем Иродом (Лк.3:19-20).

В день своего рождения Ирод устроил богатый пир, на котором перед гостями плясала Саломия, дочь Иродиады. Она так угодила этим Ироду, что он поклялся перед гостями дать ей все, чего бы она ни попросила. Саломия пошла к матери за советом. Иродиада научила дочь просить голову святого Иоанна Крестителя. Ирод опечалился: он боялся гнева Божьего за убийство пророка, но не мог нарушить неосторожной клятвы.

Иоанну Крестителю отрубили голову и отдали Саломии. По преданию, голова продолжала обличать Ирода и Иродиаду. Неистовая Иродиада исколола язык пророка булавкой и закопала голову в нечистом месте. Но Иоанна, жена царского домоправителя Хузы, тайно взяла святую главу, положила в сосуд и погребла ее на Елеонской горе, в одном из поместий Ирода. Тело святого Иоанна Крестителя взяли его ученики и погребли его.

Божий гнев обрушился на тех, кто решился погубить пророка. Саломия переходила зимой реку Сикорис и провалилась под лед. Она висела телом в воде, а голова ее находилась надо льдом. Подобно тому, как она некогда плясала ногами по земле, теперь она, словно пляшущая, производила беспомощные движения в ледяной воде. Так она висела до тех пор, пока острый лед не перерезал ее шею. Голову ее, отрезанную острой льдиной, принесли Ироду и Иродиаде, как некогда принесли им голову Иоанна Предтечи, а тело ее так и не нашли. Аравийский царь Арефа в отмщение за бесчестие своей дочери – жены Ирода четверовластника – двинул свои войска против нечестивого царя и нанес ему поражение. Римский император Гай Юлий Цезарь Калигула (37–41 гг.) в гневе сослал Ирода вместе с Иродиадой в заточение в Галлию, а потом в Испанию. Там они были поглощены разверзшейся землей.

Через много лет после казни Иоанна Крестителя, когда земля, в которой покоился сосуд со святою главой Предтечи, перешла в собственность благочестивому вельможе Иннокентию, этот сосуд был обретен при строительстве церкви, Иннокентий узнал о величии святыни по бывшим при этом чудесам и знамениям. Но перед своей кончиной, боясь как бы святыня не была поругана иноверцами, он снова скрыл ее в том же месте.

Прошло много лет, церковь, построенная Иннокентием, пришла в запустение. Во время правления императора Константина Великого двум инокам, пришедшим на поклонение в Иерусалим, дважды явился святой Иоанн Креститель и указал место нахождения своей честной главы. Откопав святыню, иноки положили ее в мешок из верблюжьей шерсти и отправились домой, но по дороге встретили незнакомого горшечника, которому доверили нести драгоценную ношу. Тогда горшечнику явился сам Предтеча и велел бежать от нерадивых иноков вместе с ношей. В семье горшечника честная глава хранилась и передавалась из поколения в поколение в запечатанном сосуде, пока ею не завладел священник Евстафий, зараженный ересью арианства. Пользуясь чудодейственной силой, исходившей от главы, он совратил множество людей в ересь. Когда же его кощунство открылось, он бежал, закопав святыню в пещере близ Емессы, надеясь впоследствии снова забрать ее. Но Бог этого не допустил. В пещере поселились благочестивые иноки, и возник монастырь.

В 452 году архимандриту монастыря Маркеллу святой Иоанн указал в видении место сокрытия своей главы, и она была вновь обретена. Святыню перенесли в Емессу, а затем в Константинополь. Праздник первого и второго чудесного обретения главы Иоанна Крестителя отмечается Церковью 8 марта (24 февраля ст. ст.).

Во времена иконоборчества главу Иоанна Крестителя тайно вывезли из Константинополя и спрятали в Команах (близ Сухуми), где в 407 году скончался, возвращаясь из ссылки, святитель Иоанн Златоуст. Только после VII Вселенского Собора, восстановившего в 787 году православное почитание икон, по преданию, патриарх Игнатий во время ночной молитвы получил указание о местонахождении святыни. По приказанию императора Михаила III в Команы было направлено посольство, которое около 850 года обрело главу Иоанна Предтечи в указанном патриархом месте. После этого глава была перенесена в Константинополь и была положена в придворной церкви; часть ее хранится на Афоне. Праздник третьего обретения главы святого Иоанна Предтечи – 7 июня (25 мая ст. ст.).

В память усекновения главы святого Иоанна Крестителя Церковью установлен праздник и строгий пост, как выражение скорби христиан о насильственной смерти великого Пророка.

aaa

Пророк, Предтеча и Креститель Господень Иоанн

Тропарь, глас 2
Па́мять пра́веднаго с похвала́ми,/ тебе́ же довле́ет свиде́тельство Госпо́дне, Предте́че:/ пока́зал бо ся еси́ вои́стину и проро́ков честне́йший,/ я́ко и в струя́х крести́ти сподо́бился еси́ Пропове́даннаго./ Те́мже за и́стину пострада́в ра́дуяся,/ благовести́л еси́ и су́щим во а́де Бо́га я́вльшагося пло́тию,/ взе́млющаго грех ми́ра,// и подаю́щаго нам ве́лию ми́лость.

Кондак, глас 5
Предте́чево сла́вное усекнове́ние,/ смотре́ние бысть не́кое Боже́ственное;/ да и су́щим во а́де Спа́сово пропове́сть прише́ствие./ Да рыда́ет у́бо Ироди́а,/ беззако́нное уби́йство испроси́вши:/ не зако́н бо Бо́жий, ни живы́й век возлюби́,// но притво́рный, привре́менный.

Величание
Велича́ем тя,/ Крести́телю Спа́сов Иоа́нне,/ и почита́ем вси/ честны́я твоея́ главы́// усекнове́ние.

Молитва
Крести́телю Христо́в, пропове́дниче покая́ния, ка́ющагося не пре́зри мене́, но совокупля́яся с во́и Небе́сными, моли́ся ко Влады́це за мене́, недосто́йнаго, уны́лаго, немощна́го и печа́льнаго, во мно́гия бе́ды впа́дшаго, утружде́ннаго бу́рными по́мыслы ума́ моего́. Аз бо есмь верте́п злых дел, отню́дь не име́яй конца́ грехо́вному обы́чаю, пригвожде́н бо есть ум мой земны́м веще́м. Что сотворю́? Не вем. И к кому́ прибе́гну, да спасе́на бу́дет ду́ша моя́? То́кмо к тебе́, святы́й Иоа́нне, благода́ти тезоимени́те, я́ко тя пред Го́сподем по Богоро́дице вем бо́льша бы́ти рожде́нных всех, ты бо сподо́бился еси́ косну́тися верху́ Царя́ Христа́, взе́млющаго грехи́ ми́ра, А́гнца Бо́жия. Его́же моли́ за гре́шную мою́ ду́шу, да поне́ отны́не, в пе́рвый на́десять час, понесу́ тяготу́ благу́ю и прииму́ мзду с после́дними. Ей, Крести́телю Христо́в, честны́й Предте́че, кра́йний Проро́че, пе́рвый во благода́ти му́чениче, по́стников и пусты́нников наста́вниче, чистоты́ учи́телю и бли́жний дру́же Христо́в! Тя молю́, к тебе́ прибега́ю: не отри́ни мене́ от твоего́ заступле́ния, но возста́ви мя, низве́рженнаго мно́гими грехи́. Обнови́ ду́шу мою́ покая́нием, я́ко вторы́м креще́нием, поне́же обоего́ нача́льник еси́: креще́нием омыва́яй прароди́тельный грех, покая́нием же очища́яй коего́ждо де́ло скве́рно. Очи́сти мя, греха́ми оскверне́ннаго, и пону́ди вни́ти, а́може ничто́же скве́рно вхо́дит, в Ца́рствие Небе́сное. Ами́нь.

По материалам Православного интернета

Усекновение главы Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна

Икона Усекновения главы Иоанна Крестителя

Из книги “Четвероевангелие. Руководство к изучению”. Архиепископ Аверкий (Таушев)

Усекновение главы Иоанна Крестителя

(Матф. 14:1-12; Марк. 6:14-29; Луки 9:7-9)
дальше
Поводом к повествованию об этом событии послужило то, что четвертовластник Ирод-Антипа возымел об Иисусе Христе такое мнение, будто это – Иоанн Креститель, восставший из мертвых.

Как поясняет Евангелист Лука, не передающий нам всего этого повествования, мысль эта в первый раз возникла не у Ирода, и он потом только, под впечатлением окружающих разговоров, склонился к ней (Лук. 9:7–9).

Архиепископ Аверкий (Та́ушев)
Архиепископ Аверкий (Та́ушев) (1906 – 1976) – русский церковный деятель, богослов, духовный писатель, архиепископ Сиракузский и Троицкий. Один из руководителей Русской Зарубежной Церкви. Настоятель Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле (США) в 1960-76. Автор книг «Провозвестник кары Божией русскому народу» (1964), «Современность в свете Слова Божия. Слова и речи»

У евреев не было обычая праздновать дни рождения. Но Ирод однажды на день своего рождения, подражая восточным царям, устроил большой пир для вельмож, тысяченачальников и старейшин галилейских. По обычаям Востока женщины не могли присутствовать на пиршестве, и только рабыням дозволялось плясать перед мужчинами. Однако Саломея, достойная дочь своей развратной матери Иродиады, с которой незаконно сожительствовал Ирод, пренебрегла обычаем и, выйдя к пирующим в легкой одежде танцовщицы, так воспламенила Ирода своим сладострастным танцем, что он клятвенно пообещал выполнить все, чего бы она ни попросила. Саломея вышла из зала посоветоваться с матерью, не участвовавшей в пиршестве, и та, не колеблясь ни минуты, ответила, что самым дорогим подарком для нее будет смерть ненавистного Иоанна Крестителя — обличителя ее преступной связи с Иродом. Она потребовала: «Главы Иоанна Крестителя». Но сам Ирод, с одной стороны боялся народа, а с другой — уважал Крестителя, как «мужа праведного и святого» и даже «многое делал, слушаясь его» (Марк. 6:20); поэтому, боясь, что обещание не будет выполнено, Иродиада внушила дочери, чтобы та потребовала немедленной казни. «Хочу, чтобы ты дал мне теперь же на блюде голову Иоанна Крестителя» (Матф. 14:8), — потребовала Саломея у Ирода. «Царь опечалился, но ради клятвы и возлежавших с ним не захотел отказать ей» (Марк. 6:26; ср. Матф. 14:9). То есть Ирод не хотел казнить Иоанна, но из самолюбия и ложного стыда не захотел нарушить клятвы и послал своего оруженосца отсечь голову пророку и принести ее пирующим на блюде. Надо полагать, что пир этот происходил не в Тивериаде — обычной резиденции Ирода, а в его заиорданской резиденции, в Юлии, откуда было недалеко до крепости Махера, в которой содержался Иоанн; или, может быть, пир происходил и в самой крепости.

Предание гласит, что Иродиада долго издевалась над головой Крестителя: колола иголкой его язык, обличавший ее в распутстве, а тело приказала выбросить в один из оврагов, окружавших Махер. Ученики Иоанна подобрали обезглавленное тело и, как свидетельствует Марк, положили его во гробе, в пещере. По преданию, то была пещера, в которой были погребены пророки Авдий и Елисей, неподалеку от города Севасты, построенного на месте прежней Самарии. Печальное событие обезглавливания Иоанна Крестителя св. Церковь отмечает ежегодно 29-го августа, установив в этот день строгий пост. Ирод же понес достойное наказание: потерпел полное поражение на войне, а, отправившись в Рим, был лишен всех привилегий и имений и заточен вместе с нечестивой Иродиадой в темницу в Галин, где и умер. А однажды зимой на реке под Саломеей подломился лед; она провалилась по самую шею в воду, и льдом же ей оттерло голову.

Совершив погребение своего учителя, ученики Иоанна возвестили о происшедшем Господу Иисусу Христу, ища, вероятно, утешения и одновременно желая предупредить Его о возможной опасности, поскольку как раз в то время Он проповедовал в области, подвластной Ироду. Евангелист Марк передает нам, что к этому сроку и Апостолы собрались к Господу, поведав Ему обо всем, что успели сделать и чему научили.

Узнав о насильственной смерти Крестителя, Господь удалился в пустынное место. По-видимому, в тот момент Он находился где-то поблизости от Геннисаретского озера, так как Он «удалился оттуда на лодке» (Матф. 14:13). Это пустынное, то есть мало обитаемое, место находилось, по св. Луке, близ города Вифсаиды. Св. Лука также добавляет, что Ирод под влиянием слухов и толков подумал, будто Иисус Христос — это Иоанн Креститель, воскресший из мертвых, и «искал увидеть Его» (Луки 9:9).

Третье обретение честной главы святого Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна

Иоанн КрестительПосле усекновения главы Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, его тело было погребено учениками в самарийском городе Севастии, а честная глава сокрыта Иродиадой в бесчестном месте.

дальше
Благочестивая Иоанна, жена царского домоправителя Хузы (Лк. 8, 3), тайно взяла святую главу, положила ее в сосуд и погребла на горе Елеонской — в одном из поместий Ирода.

Через много лет поместье это перешло во владение благочестивому вельможе Иннокентию, который стал строить там церковь. Когда копали ров для фундамента, был обретен сосуд с честной главой Иоанна Крестителя. Иннокентий узнал о величии святыни по бывшим от нее благодатным знамениям. Так произошло Первое обретение главы. Иннокентий хранил ее с величайшим благоговением, но перед своей смертью, боясь, как бы святыня не была поругана неверными, он снова скрыл ее в том самом месте, где обрел.

По его кончине церковь пришла в запустение и разрушилась.

Второе обретение честной главы произошло в дни равноапостольного царя Константина Великого (+337, память 21 мая/3 июня), когда христианская вера стала процветать. Двум инокам, пришедшим в Иерусалим на поклонение святым местам, дважды явился сам святой Предтеча и открыл место нахождения своей честной главы. Иноки отрыли святыню и, положив ее в мешок из верблюжьей шерсти, пошли к себе домой.

По дороге они встретили незнакомого горшечника и дали ему нести драгоценную ношу. Не зная, что он несет, горшечник спокойно продолжал путь, но ему явился сам святой Предтеча и велел бежать от нерадивых и ленивых иноков вместе с тем, что было у него в руках. Горшечник скрылся от иноков и дома с почестью хранил честную главу. Перед смертью он запечатал ее в водоносный сосуд и передал сестре.

С тех пор честная глава была преемственно хранима благоговейными христианами, пока ее обладателем не стал священник Евстафий, зараженный арианской ересью. Он совратил множество недужных, исцелившихся от святой главы, приписывая благодать еретичеству. Когда его кощунство открылось, он был вынужден бежать. Закопав святыню в пещере, близ Емессы, еретик рассчитывал впоследствии вернуться и снова овладеть ею для распространения лжеучения. Но Бог не допустил этого. В пещере поселились благочестивые иноки, а потом на этом месте возник монастырь. В 452 г. архимандриту этой обители Маркеллу святой Иоанн Креститель в видении указал место сокрытия своей главы.

Третье обретение честной главы Иоанна Крестителя было около 850 года. Во время волнений в Константинополе в связи с ссылкой святителя Иоанна Златоуста (память 13/26 ноября) глава святого Иоанна была унесена в город Емесу. Оттуда во время набегов сарацин она была перенесена (около 810-820 гг.) в Команы и там, в период иконоборческих гонений, была скрыта в земле. Когда иконопочитание было восстановлено, Патриарху Игнатию (847-857) во время ночной молитвы было указано в видении место, где скрыта глава святого Иоанна Предтечи. Первосвятитель сообщил об этом императору, который послал посольство в Команы, и там глава была в третий раз обретена, в указанном Патриархом месте, около 850 года. Позже глава вновь была перенесена в Константинополь и здесь 25 мая положена в придворной церкви, часть святой главы находится на Афоне.

Сейчас честная глава Предтечи хранится в студийском Предтеченском монастыре.

Неоднократно святой Иоанн являлся людям благочестивым, чтобы указать место погребения своей честной главы. Ясно, что воля Божия в том, чтобы мы почитали мощи святых угодников. Через них Господь ниспосылает людям Свои великие и богатые милости.

Сам Бог благоволит почтить и прославить мощи святых многими и разными чудесами и знамениями. Примеры этого мы встречаем и в Священном Писании, и в истории христианской Церкви. В Ветхом Завете описан случай, когда из-за набега врагов, покойника, которого несли хоронить, бросили в пещеру, где был похоронен пророк Елисей. Как только мертвый коснулся костей пророка, так сразу ожил (4 Цар. 13, 20-21). В истории Церкви известно такое количество чудес, совершившихся от мощей святых угодников Божиих, что перечислить невозможно. Обычно, даже само открытие мощей какого-либо святого всегда совершается по особенному откровению Божию и сопровождается чудесами и знамениями.

Второе основание для почитания мощей состоит в том, что, как сказал святой Иоанн Дамаскин, «мощи святых даруются нам от Владыки Христа, как спасительные источники, которые источают многоразличные благодеяния».

Все с верой притекающие к этим источникам, могут получить от них полезное для себя: больные — выздоровление, слепые — зрение, глухие — слух, немые — речь, несчастные — избавление от бед, счастливые — упрочение счастья, здоровые — защиту от болезней и т.д.

Мощи святых угодников благодетельны и для наших душ. С их помощью каждый верующий может найти защиту от искушений, утешение в скорбях, укрепление в добродетели и вообще все необходимое для спасения.

Поэтому будет вполне справедливым оказывать благоговейное чествование останкам тех святых людей, которые не только во время своей земной жизни были благодетелями человечества, но и после не перестают быть таковыми и постоянно изливают на нас различные милости Божии.

Источник: Патриархия.ру

Слово святителя Иоанна Златоуста

Святой пророк Захария и святая Елизавета6 октября (23 сентября ст.ст.) Церковь празднует Зачатие честного, славного Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.

Отрывки из Слова На рождение святого Иоанна Пророка, Предтечи и Крестителя святителя Иоанна Златоуста.

дальше
Благовременен день праздника и всеобщей радости, в который мне пришли на мысль служение Гавриила и священство Захарии, и я думаю об осужденном на немоту за неверие. Вы слышали евангелиста Луку, открывшего нам сегодня душеполезную врачебницу. Евангелист Лука был врачом и по искусству; но тогда он (был) целитель тел, а теперь попечитель о делах; он заменил искусство искусством, и принял на себя вместо одного попечения другое. Итак, что же Лука, прекрасный врач? Вы сейчас слышали его слова: “по жребию, как обыкновенно было у священников, досталось ему войти в храм Господень для каждения, а все множество народа молилось вне во время каждения, – тогда явился ему Ангел Господень, стоя по правую сторону жертвенника кадильного. Захария, увидев его, смутился, и страх напал на него. Ангел же сказал ему: не бойся, Захария, ибо услышана молитва твоя, и жена твоя Елисавета родит тебе сына, и наречешь ему имя: Иоанн” (по обычаю священничества случися ему покадити, и вошел в храм Божий Захария: и все множество людей бе молитву дея вне, в год фимиама. И вот ангел Господень явился ему, стоя одесную олтаря кадильнаго: и смутися Захария видев, и страх нападе нань. Рече же к нему ангел: не бойся Захарие: зане услышана бысть молитва твоя, и вот жена твоя Елисавет родит сына тебе, и наречеши имя ему Иоанн) (Лук. 1: 9-13).

О, странное и таинственное чудо! Справедливо Захария возразил ангелу. Он требовал одного утешения, и получил другое; молился за народ, и назван был отцом сына; искал прощения грехов, и получил обещание от бесплодной утробы. Захария более желал исцеления душ согрешивших, чем беременности Елизаветы. Справедливо Захария смутился и устрашился; человек он был нрава рабского, хотя и облечен был священным достоинством. Сказал Захария тотчас в своей душе, как только увидел ангела: “Странен приход этого человека, странно его обещание! Кто это, что смело вступает в священный храм? Кто это, что стоит справа алтаря кадильного? Кто это, что блестит образом чуждого вида? Кто это? Я не видел человека с крыльями, ни птицы в образа человека; кто это, что наполняет мою душу страхом? <...> Отойди, устрашитель мой, кто бы ты ни был, отойди от меня! Мы стары; миновало время зачатия; погасла страсть брака; время охладило жар; неплодное отвергло плод; природа восстала против самой себя; мы оба мертвы для смешения; юность не цвела, – как старость произрастит?” Так (сказал) Захария.

Ангел же говорит ему, как ты сейчас слышал: “не бойся, Захария, не смущайся помыслами; я ангел света, а не тьмы; я Гавриил, один из начальников у Царя небесного; исполняю повеление, не по своей власти приказываю; я послан объявить тебе, а не сделать над тобой насилие; облечен я видом, а не в обнаженном существе являюсь перед тобой; пославший меня щадит твою жизнь; не бойся, Захария, я послан благовестить тебе, а не изумлять тебя; ты превзойдешь старость, и седое бесчадство и бесплодную утробу; и кто рождает по желанию? Это дар Божий, не изобретение человеческое; разве ты не слышал слов Господа: “Я – творец человека, и образовавший (созидаяй) в человеке дух” (Зах. 12: 1)? Не веришь, Захария? А как был создан Адам, как Ева была сотворена, как Исаак был рожден? Авраам в послушании не ошибся; а ты, иерей, не веришь! Неужели бессильно у Бога всякое слово, Захария? По своей старости ты возражаешь, старец, телесное омертвение полагаешь сильнее Бога. Если бы ты не видел примера Авраамова, то основательно сомневался бы; ссылаешься на немощь природы, и не веришь настоящему божественному обещанию, но сомневаешься и споришь? О малом ты просишь, и много получаешь, и, как бы перенося наказание, кричишь, Захария. Ты молишься только об иудейском народе, а я благовествую тебе о том, кто все племена приготовит к спасению”.

Захария, услышав это, и, немного отвратив свой взор, в ответ говорил ангелу: <...> “Старость отвергает природу; это дело вне веры; в гроб мы глядим, и будем нанимать кормилицу? Я нисколько не думаю о деторождении, я ищу спасения народа и счастья племени, пленения: врагов и благоденствия города, а не детского плача, пеленок, и кормления; я нисколько не думаю об этом. Как я окажусь отцом природного сына? Старость отталкивает от себя веру; вне природы это дело; я иду с посохом, как с конем, и ты побуждаешь меня к брачному делу, когда все тело мое стало гробом? Чем мне убедиться в этом, скажи мне, великий Гавриил (нужно незнающим знать, что Гавриил – значит “человек Божий”)? Скажи, чем мне убедиться в этом? <...> Чем мне убедиться в этом, ибо я стар, и жена моя в летах преклонных (аз бо есмъ стар, и жена моя заматоревши во днех своих) (ст. 18)?”

Ангел (говорит) Захарии: “Ты требуешь от Бога ручательства? Считаешь немощь сильнее Владычного обещания? Не боишься наперед расспрашивать приносящего тебе благовестие? “Чем мне убедиться в этом?” – говоришь, Захария? Разве тебя посылают в Египет, чтобы устрашить фараона? “Чем мне убедиться в этом?” – говоришь, Захария? Разве ничего сверхъестественного Бог не делает? Ты спрашиваешь последовательности у природы, и не видишь изумительного дела божества. Скажи мне, Захария, на чем укреплены столпы земли? Чем поддерживается свод неба? Где изобретаются вместилища облаков? Где образуются капли дождя? Где создаются хлопья снега? Кто руководит течением солнца? Кто отграничивает умаление луны? Кто исчислит множество звезд? Море во время бури как удерживается песком? Как смешиваются теплые потоки? Как создается мрак тумана? Как образуется человек в утробе? И как женский пол оказывается слабее мужского? Богоподобная душа как сразу оказывается в теле? “Чем мне убедиться в этом?” – говоришь, Захария? Ты ищешь последовательности природы, где дело Божие? Не веришь, что может родить бесплодная? Что же – если услышишь, что Дева сверх ожидания рождает? И может ли быть прежнее неверие верой? И за то теперь наказывается неверие в виду бесплодности, чтобы ты не усомнился в чуде в виду Девы: и вот, ты будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить” (будеши молча и не могий проглаголати) (ст. 20). О, человеколюбивое наказание, производящее скорее исправление!

Ангел вразумляет поколебавшийся голос, обуздывает дерзкий язык: “и он объяснялся с ними знаками, и оставался нем” (бе помавая им: и пребываше нем). Хорошо у евангелиста записано и это – “оставался” (пребываше); молчание ожидает рождаемого голоса, Захария – Иоанна, старец – сына, иерей – пророка. Этим ангел говорит: “Так как ты, как неверующий, ищешь знамения от Бога, то прими биченосное знамение в собственном своем теле: ты будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить до того дня, как это сбудется (будеши молча и не могий проглаголати, до негоже дне будут сия). Где орудие противоречия, там и мщение; где необдуманная смелость, там и воспитательная вожжа; где была дерзость, на том и наказание. Бог желал, Захария, чтобы ты сделался проповедником такого чуда: рождается начальник воинства Царя небесного и предуготовитель освобождения мира от грехов. Так как ты сделал для себя немощь тела сильнее Владычного обещания, то за это ты будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить до того дня, как это сбудется, за то, что ты (будеши молча и не могий проглаголати, до негоже дне будут сия: зане не веровал ecu словесем моим, яже сбудутся во время свое). Видишь ли, что без веры ничто из должного не совершается!”

Только что услышал Захария эти слова, тотчас вышел из храма с молчанием, наградой за неверие. О, чудо! Он вошел для освобождения других, и сам вышел осужденным; принося богослужебное каждение, вынес знак изгнания. Народ ждал услышать что-нибудь благое от него, а он выражал знаками: “Никто пусть меня не спрашивает; я устрашаюсь Владычного негодования”. О, изумительные дела! Захария обуздывается, и Елизавета благоденствует; язык немотствует, и утроба беременеет; болтливый язык бесплодствует, и бесплодная делается матерью; болезнь утробы переселяется на язык; речь обуздывается, и рождаемое освобождается; Захария молчит, и Иоанн играет.

<...>

Елисавете же настало время родить, и она родила сына. И услышали соседи и родственники ее, что возвеличил Господь милость Свою над нею, и радовались с нею (Елисавети же исполнися время родити ей, и роди сына. И слышаша родственники ея и соседи, и радовахуся с нею) (Лук. 1: 57, 58). <...> Иное дело природы, и иное дело благодати. Чудом было то, что совершалось Иоанном; а это зависело не столько от плотского отца, сколько от Бога Слова. Об этом свидетельствует сам архангел Гавриил словами к Захарии: “и жена твоя Елисавета родит тебе сына… и Духа Святаго исполнится еще от чрева матери своей и многих из сынов Израилевых обратит к Господу Богу их; и предъидет пред Ним в духе и силе Илии” (вот жена твоя родит сына тебе, и Духа Святаго исполнится еще из чрева матере своея. И многи от сынов Израилевых обратит ко Господу Богу их: и той предъидет пред ним духом и силою Илииною) (ст. 13, 15–17). О, рождение сына иной, изумительной природы! Оно было изумительно и неестественно, так как (обычно) тот, кто рождает, в болезнях рождает. Захария не поверил, а Елизавета не усомнилась, принимая сверх надежды поздно рождаемаго сына; ради этого говорится: “родить” и “родила”; одно по природе, другое по вере. Рождающий, как я сказал, со страстью рождает; и производящая – в скорбях производит. Во чем же скорбь Елизаветы, когда присутствует Святой Дух, а не неопытная восприемница, когда это дело благодати, а не тягость природы?

Слушай! Этот труд был ничтожным в сравнении с радостью. Не после своего рождения Иоанн получил благодать, но, из материнской утробы одевшись освящением, стал дивным предводителем, как сказал ангел: “Духа Святаго исполнится еще от чрева матери своей… и предъидет пред Ним в духе и силе Илии”. Кто кому будет предшествовать? Иоанн Владыке Христу; поэтому он называется Предтечею, как можно слышать из слов самого Иоанна о Спасителе: “Идет за мною Муж, Который стал впереди меня” (муж, иже предо мною бысть) (Иоан. 1: 30). “За мной” – (значит) по времени; “впереди меня” – по престолу. Почему Гавриил сказал, что Иоанн предшествует Царю Христу в духе и силе Илии Фесвитянина? Слушай внимательно! “Илия” значит “Бог”. Так как Иоанн имел в самом себе Бога, – он исполнился Духа Святого еще от чрева матери своей, а Бог есть Дух – то, о нем говорил Господь чрез пророка за много времени раньше: “Вот, Я посылаю Ангела Моего пред лицом Твоим, и он приготовит путь предо Мною (се аз посыылаю ангела моего) (Мал. 3: 1), и многих обратит от заблуждения к истине”; ради этого Иоанн предшествует Господу в духе и силе Илии, так как у Иоанна много было сходства с Илиею. Конечно, сын рождается, и речь возвращается к отцу. Захария, когда его спрашивали, как бы он желал назвать дитя, “потребовал дощечку и написал: Иоанн имя ему” (испрош дщицу написа, глаголя: Иоанн будет имя ему). Не поверивший словам ангела теперь вынужден писать о явлении, проповедывать письмом; тогда по слуху не принявший сказанного теперь законодательствует рукою, пишет о бывшем.

И, дав имя ему, получил речь: отсюда “все удивились” (чудяхуся вси). “Разрешились уста его, и разрешились узы языка его, и он стал говорить, благословляя Бога” (Отверзошася уста его, и глаголаше благословя Бога). О, изумительное и странное чудо! Пишется имя сына, и немые уста отца открываются; Иоанном называется, и язык называющего устрояется. Видишь ли, как он не погрешил, и мы не погрешили, сказав приличное объяснение? Вот имя самого праведного открывает немые уста и побуждает неподвижный язык. Так глас вопиющий Иоанна обнаруживается, что даже само его имя вызывает голос: “я глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему” (глас вопиющаго в пустыни, уготовайте путь Господень, правы творите стези его) (Мф. 3: 3). О, чудо! Слово прибывает, и голос предвозвещает; Владыка идет, и раб предпосылается; Царь приходит, и воин предуготовляется. Итак, возрадуемся и возвеселимся, что Елизавета родила и Захария возговорил; что неплодная произвела, и старец воскликнул; что дощатая дощечка была спрошена, и язык иерейский разрешился и голос возвратился; что Предтеча явился, и весь мир возрадовался. Здесь следовало бы закончить слово, но Захария не позволяет восклицанием: “Благословен Господь Бог Израилев, что посетил народ Свой и сотворил избавление ему” (благословен Господь Бог Израилев, яко посети и сотвори избавление людем своим) (Лук. 1: 68). О, изумительные дела! Что говорит Захария? После своего воскресения Захария первый раз воскликнул: “благословен Господь”. Что (значит)? Захария был мертвым, и воскрес. Он не был мертвым по природе, но перенес подобие смерти. Он удерживался молчанием, как гробом, и, как пеленами, был связан узами языка; он возвратился к жизни, не дыша священством, и перенес оплакивание, горесть народа. Когда упраздняется иерей, скорбят все, за кого он ходатайствовал. После этого образного воскресения Захария первый раз воскликнул: “благословен Господь Бог Израилев”. О, Захария! Если бы ты не увидел духовного колоса, не узнал духовного земледельца, не получил дара, то не благословил бы дателя. Но Захария восхвалил Бога пророческой песней, достойной дара. Воскликнем и мы: “Благословен Господь Бог христианский, что посетил народ Свой и сотворил избавление ему!” Ему слава и держава, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Служение Иоанна было подобно служению Ангелов

Служение Иоанна было подобно служению АнгеловСвятитель Николай Велимирович
“…Спрашиваешь меня, почему святой Иоанн Предтеча изображается с крыльями. Тебе известно (известно ли?), что с крыльями изображаются только Ангелы Божии.

дальше
Так они изображаются потому, что они духи бесплотные, легкие и быстрые в исполнении послушаний, на которые посылает их Творец.

А сейчас послушай свидетельство Христа об Иоанне: Вот, Я посылаю Ангела Моего, и он приготовит путь предо Мною (Мал 3:1). Кто это писал? Пророк Божий по вдохновению Духа Божия. Пророк Мессии и Сам Мессия называют святого Иоанна Ангелом. И поистине служение Иоанна было подобно служению Ангелов небесных. Когда Спаситель мира родился в Вифлееме, Ангелы объявили о Его рождении пастухам и призвали их радоваться и славить Бога. С тех пор прошло тридцать лет, и Господь явился на Иордане, чтобы начать Свое спасительное служение. Тогда святой Иоанн объявил Его народу, призывая людей к покаянию и очищению, чтобы они стали достойны принять Его — Мессию и Спасителя.

Поэтому иконописцы с давних пор часто изображали Предтечу Христова как Ангела, с крыльями. Поэтому и назван он Ангелом в Священном Писании, ибо нес ангельское служение в мессианской истории спасения людей.

Да покроет тебя святой Иоанн своими крылами от всякого зла.”

Иконы святого Иоанна Предтечи – иконографический тип «Иоанн Предтеча Ангел пустыни»

Этот иконографический тип известен в византийском искусстве с конца XIII — первой половины XIV веков. В русском искусстве подобные изображения встречаются с XIV века и получают широкое распространение в XVI–XVII веках.

Иоанн Предтеча. Греция. XVI векИоанн Предтеча. Крит. Конец XVI векаСпаситель, пророк Иоанн Предтеча. Конец XVIII века. РоссияПророк Иоанн Предтеча. XVIII век. ГрецияИоанн Предтеча. Греция. XVII векПророк Иоанн Предтеча. Россия. Конец XVIII - начало XIX векаПророк Иоанн Предтеча. Россия. XVI векИоанн Предтеча. Греция. XV векИоанн Предтеча. Россия. XVI векИоанн Предтеча. Россия. XVII векИоанн Предтеча Ангел пустыни. Россия. XVI векИоанн Предтеча Ангел пустыни. Греция. XVI векИоанн Предтеча Ангел пустыни. Греция. XVII векИоанн Предтеча Ангел пустыни. Россия. XVII векИоанн Предтеча Ангел пустыни. Россия. XVI векПророк Иоанн Предтеча. Россия. XVII векИоанн Предтеча Ангел пустыни. Россия. XVI векИоанн Предтеча Ангел пустыни. Россия. XVIII векИоанн Предтеча Ангел пустыни. Россия. XVIII - XIX векИоанн Предтеча Ангел пустыни. Крит. XVI векИоанн Предтеча Ангел пустыни. Греция. XVIII векИоанн Предтеча Ангел пустыни, с житием. Россия. XVII векИоанн Предтеча Ангел пустыни, с житием. Россия. XVII векИоанн Предтеча Ангел пустыни, с житием. Россия. XVIII векИоанн Предтеча Ангел пустыни, с житием. Россия. XIX векИоанн Предтеча, в житии. Греция. XVII векИоанн Предтеча, в житии. Россия. XVIII век

Предшественник новой жизни

7 июня Цер­ковь празд­ну­ет Рож­де­ство Иоан­на Пред­те­чи. Кем был тот, ко­го Еван­ге­лие на­зы­вает ве­ли­чай­шим вет­хо­за­вет­ным про­ро­ком? По­след­ний пра­вед­ник Древ­не­го Из­ра­и­ля, – о нем рас­ска­зы­ва­ет биб­ле­ист Ан­дрей Дес­ниц­кий.

дальше

На сты­ке За­ве­тов

Это о нем Хри­стос ска­зал: «…из рож­ден­ных же­на­ми не вос­ста­вал боль­ший Иоан­на Кре­сти­те­ля; но мень­ший в Цар­стве Небес­ном боль­ше его» (Мф. 11: 11, ср.: Лк. 7: 28). Уди­ви­тель­ные сло­ва! Ока­зы­ва­ет­ся, все вет­хо­за­вет­ные про­ро­ки усту­па­ют это­му че­ло­ве­ку, ко­то­рый вро­де бы не сде­лал ни­че­го осо­бен­но­го — про­сто при­звал на­род к по­ка­я­нию, ука­зал на Иису­са… Он не вы­во­дил на­род из раб­ства, как Мо­и­сей, и не про­из­но­сил цве­ти­стых ре­чей, как Ис­айя. По­че­му же он ока­зал­ся «боль­ше» их и в ка­ком смыс­ле мож­но по­нять это «боль­ше»?

Цер­ковь то­же при­ни­ма­ет этот мас­штаб, по­свя­щая Иоан­ну це­лый ряд празд­нич­ных и пост­ных дней: за­ча­тие (6 ок­тяб­ря по но­во­му сти­лю); рож­де­ство (7 июля); усек­но­ве­ние гла­вы (11 сен­тяб­ря); пер­вое и вто­рое об­ре­те­ние гла­вы (8 мар­та); тре­тье об­ре­те­ние гла­вы (7 июня), не го­во­ря уже о пе­ре­не­се­нии дес­ни­цы с Маль­ты в Гат­чи­ну при им­пе­ра­то­ре Пав­ле (25 ок­тяб­ря, се­го­дня эта свя­ты­ня на­хо­дит­ся в чер­но­гор­ском го­ро­де Це­ти­нье, ку­да ее неве­до­мо как вы­вез­ли по­сле ре­во­лю­ции). На­ко­нец, его па­мять, т. н. «со­бор», от­ме­ча­ет­ся и в день по­сле Кре­ще­ния (20 ян­ва­ря). Под име­нем про­ро­ка Яхьи по­чи­та­ют его и му­суль­мане; осо­бую роль от­во­ди­ли ему в сво­ем бо­го­сло­вии са­мые раз­ные ре­ли­ги­оз­ные уче­ния и сек­ты древ­но­сти – на­при­мер, гно­сти­ки и ма­ни­хеи. И да­же зна­ме­ни­тое празд­не­ство Ива­на Ку­па­ла (его от­ме­ча­ют да­ле­ко не толь­ко на Ру­си) в цер­ков­ном ка­лен­да­ре не что иное, как день рож­де­ства Иоан­на, хо­тя здесь на­вер­ня­ка ста­рин­ные язы­че­ские обы­чаи в со­зна­нии на­ро­да про­сто со­еди­ни­лись с да­той хри­сти­ан­ско­го празд­ни­ка. Иоан­на счи­та­ли и счи­та­ют сво­им небес­ным по­кро­ви­те­лем мно­гие об­щи­ны, го­ро­да, про­вин­ции и кор­по­ра­ции — на­при­мер, ка­над­ский Кве­бек и Маль­тий­ский ры­цар­ский ор­ден, а с ним и все ост­ров­ное го­су­дар­ство Маль­та.

Бо­лее то­го, мы чи­та­ем в Еван­ге­лии, что и при жиз­ни Иоан­на к нему сте­ка­лись тол­пы на­ро­да, у него бы­ло мно­же­ство уче­ни­ков, и да­же ду­хов­ные во­жди иуда­из­ма спе­ци­аль­но от­прав­ля­ли к нему гон­цов, чтобы спро­сить, кем он се­бя счи­та­ет. Но в чем же при­чи­на та­кой по­пуляр­но­сти?

Он — пер­вый, ко­го мы встре­ча­ем в Но­вом За­ве­те; о его за­ча­тии и рож­де­нии рас­ска­зы­ва­ет по­дроб­но еван­ге­лист Лу­ка. Его ро­ди­те­ли, свя­щен­ник За­ха­рия и его же­на Ели­са­ве­та, дол­гое вре­мя бы­ли без­дет­ны (как, на­при­мер, ро­ди­те­ли вет­хо­за­вет­но­го про­ро­ка Са­му­и­ла), и о гря­ду­щем рож­де­нии сы­на За­ха­рия узнал непо­сред­ствен­но от ар­хан­ге­ла Гав­ри­и­ла. Во­об­ще, в его ис­то­рии мы встре­ча­ем очень мно­го де­та­лей, на­по­ми­на­ю­щих нам о Вет­хом За­ве­те, — и вме­сте с тем каж­дая из них ве­дет к но­во­за­вет­но­му От­кро­ве­нию. Со­еди­не­ние двух За­ве­тов мы ви­дим и в том, как встре­ти­лись Иисус и Иоанн, ко­гда еще каж­дый из них был во чре­ве сво­ей ма­те­ри.

Юная Ма­рия, ко­то­рой тот же ар­хан­гел Гав­ри­ил воз­ве­стил о рож­де­нии Сы­на, по­спе­ши­ла к Ели­са­ве­те, сво­ей род­ствен­ни­це пре­клон­ных лет, быв­шей уже на ше­стом ме­ся­це бе­ре­мен­но­сти. Как по­вест­ву­ет Лу­ка, «ко­гда Ели­са­ве­та услы­ша­ла при­вет­ствие Ма­рии, взыг­рал мла­де­нец во чре­ве ее» (1: 41) — кто-то счел бы это про­стым сов­па­де­ни­ем, но Ели­за­ве­та уви­де­ла в этом ра­дост­ное при­вет­ствие. Еван­ге­лист под­чер­ки­ва­ет, что это бы­ло дей­ствие еди­но­го Свя­то­го Ду­ха.

Глав­ным в Но­вом За­ве­те бы­ло слу­же­ние Иису­са, но Иоанн был тем, кто дол­жен был при­го­то­вить на­род к это­му слу­же­нию, и знак об этом был дан еще до их рож­де­ния. Имен­но по­это­му цер­ков­ная тра­ди­ция на­зы­ва­ет его Пред­те­чей, то есть «пред­ше­ствен­ни­ком».

Про­по­вед­ник но­вых смыс­лов

Да­ту на­ча­ла его про­по­ве­ди точ­но со­об­ща­ет нам Лу­ка: «пят­на­дца­тый год прав­ле­ния Ти­ве­рия ке­са­ря», то есть 28-й или 29 год н. э. Сам Иоанн жил в пу­стыне, но­сил гру­бую одеж­ду из вер­блю­жьей шер­сти и пи­тал­ся са­ран­чой и ди­ким ме­дом — то есть бук­валь­но тем, что мож­но най­ти в пу­стыне. Это, по­жа­луй, при­мер са­мо­го стро­го­го ас­ке­тиз­ма, ка­кой толь­ко мож­но най­ти во всей Биб­лии. Од­новре­мен­но это при­знак бес­пре­дель­но­го до­ве­рия Бо­гу: че­ло­век со­вер­шен­но не за­бо­тит­ся о соб­ствен­ном про­пи­та­нии, зная, что все дей­стви­тель­но нуж­ное ему по­шлет Бог.

Ас­кет и пла­мен­ный про­по­вед­ник, от осталь­ных он не тре­бо­вал ни­ка­ко­го осо­бен­но­го ас­ке­тиз­ма — толь­ко вер­но­сти Бо­гу. Од­на­жды к нему при­шли во­и­ны — а в те вре­ме­на Па­ле­сти­на бы­ла ок­ку­пи­ро­ва­на Ри­мом, так что для боль­шин­ства ев­ре­ев эти во­и­ны бы­ли кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­ста­ми вро­де на­ших вла­сов­цев — и спро­си­ли, что им де­лать. Они, на­вер­ное, ожи­да­ли, что он по­тре­бу­ет от них немед­лен­но от­ка­зать­ся от со­труд­ни­че­ства с рим­ля­на­ми, ве­лит бе­жать в пу­сты­ню, по­стить­ся и мо­лить­ся це­лы­ми дня­ми… Иоанн ска­зал толь­ко: «…ни­ко­го не оби­жай­те, не кле­ве­щи­те, и до­воль­ствуй­тесь сво­им жа­ло­ва­ньем» (Лк. 3: 14) — и тем са­мым раз и на­все­гда оправ­дал для хри­сти­ан во­ин­ское ре­мес­ло. Ока­зы­ва­ет­ся, от сол­дат тре­бу­ет­ся чест­но вы­пол­нять свои обя­зан­но­сти, не при­бе­гая к на­си­лию и гра­бе­жу, и боль­ше­го с них не тре­бу­ет­ся.

Но ни­как нель­зя ска­зать, что Иоанн был так же мя­гок со все­ми. Боль­ше все­го от него до­ста­ва­лось как раз ду­хов­ным во­ждям иуде­ев, ко­то­рые пре­тен­до­ва­ли на об­ла­да­ние окон­ча­тель­ной ис­ти­ной, и эти их пред­став­ле­ния, как мы по­том не раз уви­дим из Еван­ге­лия, за­кры­ва­ли им гла­за на на­сто­я­щую Ис­ти­ну. Со­глас­но Мат­фею (3: 7), имен­но к ним об­ра­тил он сло­ва: «по­рож­де­ния ехид­ни­ны! кто вну­шил вам бе­жать от бу­ду­ще­го гне­ва?»

Впро­чем, Лу­ка (Лк. 3: 7) го­во­рит, что эти сло­ва он го­во­рил при­хо­див­ше­му к нему на­ро­ду. Он стре­мил­ся не оскор­бить этих лю­дей, а об­ра­тить их к по­ка­я­нию, и для это­го он ука­зы­вал им на всю се­рьез­ность гре­ха и то­го по­ло­же­ния, в ко­то­ром ока­зы­ва­ет­ся греш­ник пе­ред Бо­гом. И за­тем он го­во­рил лю­дям о при­бли­зив­шем­ся Цар­ствии Бо­жи­ем и про­по­ве­до­вал «кре­ще­ние во остав­ле­ние гре­хов», но, ко­неч­но же, это бы­ло не то кре­ще­ние, ко­то­рое со­вер­ша­ет­ся се­го­дня в хри­сти­ан­ских хра­мах. Ни­кто еще ни­че­го не знал о Кре­сте — речь шла о ри­ту­аль­ном омо­ве­нии, ко­то­рое по вет­хо­за­вет­но­му за­ко­ну пред­пи­сы­ва­лось со­вер­шать по­сле раз­но­об­раз­ных осквер­не­ний (на­при­мер, по­сле при­кос­но­ве­ния к мерт­во­му те­лу).

Но Иоанн на­пол­нил ста­рый об­ряд но­вым смыс­лом. Те­перь это бы­ло не про­сто по­вто­ря­ю­ще­е­ся ри­ту­аль­ное дей­ствие, но знак под­лин­ной пе­ре­ме­ны все­го об­ра­за мыс­ли и дей­ствий, раз и на­все­гда. По­то­му омо­ве­ние бы­ло не про­сто из­бав­ле­ни­ем от ста­ро­го гре­ха, но на­ча­лом дей­стви­тель­но но­вой жиз­ни пе­ред Бо­гом. Кро­ме то­го, Иоанн учил лю­дей, что они пред­сто­ят Ему не по­оди­ноч­ке: тот, у ко­го есть лиш­нее, дол­жен по­де­лить­ся с неиму­щим. Это не бы­ла некая пе­ре­пись иму­ще­ства с его по­сле­ду­ю­щей кон­фис­ка­ци­ей и пе­ре­рас­пре­де­ле­ни­ем, во­все нет: Иоанн лишь по­ка­зы­вал лю­дям, как они на са­мом де­ле долж­ны жить, ес­ли ищут спа­се­ния. А уж как ко­му по­сту­пить, каж­дый ре­шал сам.

Про­об­раз рас­пя­тия

Немуд­ре­но, что к та­ко­му необыч­но­му про­по­вед­ни­ку, бук­валь­но в несколь­ких сло­вах вы­ра­зив­ше­му всю суть Вет­хо­го За­ве­та, сте­ка­лись тол­пы. Но сам он по­сто­ян­но го­во­рил лю­дям, что он не Мес­сия, ко­то­ро­го то­гда на­пря­жен­но ожи­да­ли, и да­же от­ка­зы­вал­ся на­зы­вать се­бя про­ро­ком. По­че­му? На са­мом де­ле его слу­же­ние бы­ло вполне про­ро­че­ским, и да­же Хри­стос го­во­рил, что его мож­но счи­тать про­ро­ком Или­ей, ко­то­рый, как ве­ри­ли евреи, дол­жен по­явить­ся пе­ред при­ше­стви­ем Мес­сии.

Ска­зать о се­бе «я про­рок» зна­чи­ло бы при­дать се­бе вы­со­кий ста­тус, по­тре­бо­вать для се­бя вы­со­ких по­че­стей. Для Иоан­на все это бы­ло со­вер­шен­но чуж­до, он был «гла­сом в пу­стыне» — глав­ным для него бы­ло то, что Гос­подь от­кры­вал через него лю­дям. И с са­мо­го на­ча­ла он го­во­рил о Том, Кто идет по­сле него, но был преж­де него. Ко­гда к Иоан­ну дей­стви­тель­но при­шел Хри­стос, тот сна­ча­ла не хо­тел кре­стить Его: да кто он та­кой, чтобы со­вер­шать об­ряд над Мес­си­ей? Но, мо­жет быть, имен­но это выс­шее сми­ре­ние Иоан­на ста­ло при­чи­ной то­го, что Хри­стос (един­ствен­ный раз во всем Еван­ге­лии!) ни­че­го не сде­лал сам и все до­ве­рил ему — и по­том на­звал его са­мым ве­ли­ким из рож­ден­ных же­на­ми лю­дей. И все-та­ки, до­ба­вил Хри­стос, каж­дый в Цар­ствии ока­жет­ся еще боль­ше его — так он со­гла­сил­ся со сми­ре­ни­ем Иоан­на, ни­ко­гда не ис­кав­шим ни по­че­стей, ни сла­вы.

Как Иоанн за­кон­чил жизнь, зна­ют все. Он об­ли­чал то­гдаш­не­го ца­ря за его без­за­кон­ный брак с же­ной бра­та — и царь по­са­дил его в тюрь­му. При этом он все же ува­жал Иоан­на и не ре­шал­ся при­чи­нить ему ни­ка­ко­го вре­да. Лишь хит­рая ин­три­га ца­ри­цы, да пляс­ка ее юной до­че­ри на пи­ру, да об­ро­нен­ное на­спех обе­ща­ние ис­пол­нить лю­бое же­ла­ние пля­су­ньи при­ве­ли к то­му, что царь как бы про­тив соб­ствен­ной во­ли по­ве­лел от­ру­бить Иоан­ну го­ло­ву. Но раз­ве не ви­ден и в этом эпи­зо­де про­об­раз рас­пя­тия Хри­ста, при­каз о ко­то­ром так же нехо­тя от­дал Пи­лат? По­гряз­ший во зле мир ста­ра­ет­ся от­верг­нуть тех, кто об­ли­ча­ет его, и на­хо­дит для то­го мно­же­ство спо­со­бов и ар­гу­мен­тов.

Ве­ли­чие сми­ре­ния, ве­ли­чие по­дви­га, ве­ли­чие жерт­вы — вот, по­жа­луй, глав­ный урок Иоан­на, сы­на За­ха­рии, са­мо­го ве­ли­ко­го в Вет­хом и са­мо­го пер­во­го в Но­вом За­ве­те че­ло­ве­ка.

По материалам журнала “Нескучный сад”