Пастырское слово

Воскресное Евангельское чтение

Евангелие

Евангелие от Матфея, глава 8 стихи 28–34, 9 стих 1 и глава 16 стихи 13-19

слушать
 

Мф.8:28-9:1 (зач. 28)
Мф. 16:13–19 (зач. 67)

Толкования на читаемое сегодня и любое иное Евангелие можно найти, кликнув на виджет «Толкования Священного Писания» в левом сайдбаре нашего сайта

«Чем ночь темней, тем ярче звёзды…»

Свв. благ. кн. Петр и Феврония8 июля — преставление благоверных князя Петра, в иночестве Давида, и княгини Февронии, в иночестве Евфросинии, Муромских чудотворцев.

дальше
Вот уже несколько лет, как в нашем Отечестве утверждён государственный праздник семьи, любви и верности, приуроченный к церковному дню памяти святых супругов Петра и Февронии. Отрадно, что в век крайнего легкомыслия и развращённости нравов мы слышим по крайней мере слова, призывающие нас к семейному идеалу!

Вспоминая добродетельных мужей и жён русского средневековья, их отдалённые потомки сегодня испытывают самые различные чувства. Живущие по совести укрепляются в благом намерении донести свечу супружеской взаимной любви до победного конца. Колеблющиеся и слабые, падкие на всевозможные соблазны, внутренне ободряются и обретают в себе силы преодолевать препятствия, вырастающие на пути к семейному счастью. Циничные и развращённые с иронией усмехаются и мрачнеют, угнетаемые сознанием собственных преступлений против истинной и высокой любви. Равнодушными остаются только невежды, закрывшиеся от света Божия в душном мирке омрачённых суетой сердец, которые чужды и «Божества, и вдохновенья, и слёз, и жизни, и любви»…

И всё-таки не может не дрогнуть человеческая душа, когда слышит о супружестве гармоничном, о счастье нерушимом, о любви, чуждой предательства и измен! Почему? Потому что «подвиг есть и в сраженьи», среди стрел и пуль, но есть подвиг сокровенный и незримый, под внешним покровом обыденной, спокойной жизни.

Подлинная человеческая любовь отличительным своим достоинством имеет верность и постоянство! Эти качества красной нитью проходят через все лучшие произведения русской литературы — от древнего «Плача Ярославны» до вдохновенных страниц «Войны и мира», семейной хроники, выросшей в роман-эпопею вселенского масштаба.

Противостоит семейному идеалу лукавая похоть, которую мы даже затрудняемся назвать животной… Ведь в мире безсловесных так много удивительных примеров верности до самопожертвования! Не так просто русских женщин именовали в старину «лебёдушками», столь грациозными в их величественной скромности! «Гуси-лебеди», эти чудо-птицы, найдя себе пару, никогда ей не изменяют; а длинноногие, белокрылые аисты, говорят, падают с высоты наземь в случае непредвиденной смерти своей половины.

Вспомним, друзья, к нашему разговору один замечательный эпизод из жития святых Петра и Февронии. Однажды, во время путешествия по реке, добродетельная княгиня поймала на себе страстный и жадный взгляд вельможи, входившего в круг ближайших соратников муромского князя. Обратившись к боярину, праведная Феврония попросила его наклониться и, зачерпнув пригоршней воды с левого борта, выпить её. Тот безмолвно повиновался. Затем мудрая женщина повелела своему тайному воздыхателю испить речной влаги, взятой справа от ладьи. «Какова вода на вкус?» — спросила угодница Божия. «Совершенно одинакова». — «Как же ты безстыдно взираешь на чужую жену, хотя доподлинно знаешь, что женское естество всегда одно и то же?» — строго спросила святая Феврония, усрамив и тотчас остудив пыл похотливца.

Горе же «очам завидущим и рукам загребущим»! Сколько же их ныне на Руси, заживо уловленных диаволом в сеть погибели, охотников до чужой плоти! Молнией с небес разит несчастных слово Божие, вещающее через святого апостола Павла: Брак (…) честен и ложе [супругов] непорочно; блудников же и прелюбодеев судит Бог (Евр. 13, 4).

Видели ли вы среди последних хотя бы одного спокойного, мирного, счастливого? Иные и хотели бы представить себя таковыми на людях, однако шила в мешке утаить не могут. Это шило — преступная блудная страсть, адским огнём выжигающая совесть без остатка и постоянно влекущая свою жертву на поиски новых срамных приключений, завершающихся по обыкновению неизлечимыми болезнями либо злой и безотрадной кончиной. Но довольно об этом.

Любовь супружеская, освящённая верой в Небесного Отца и скреплённая благодатью венчания, прекрасна… Спору нет: она требует целожизненного подвига и взаимных жертвенных трудов для своего охранения и возрастания. Однако и награда велика! Мы имеем в виду не только «мзду на небесах», но и земное воздаяние. В чём оно? Во-первых, в самой любви, которая подобна чудному соцветию. Далеко вокруг себя оно распространяет тонкие ароматы радости, нежности, верности, деликатности и внутренней стыдливости; взаимопонимания, единодушия, проницательности, чуждой подозрительности и недоверия. Во-вторых, в детях, если их даёт Бог. Блудники озабочены только собой и своими нечистыми удовольствиями, чуждыми призвания отцовства и материнства. Любящие супруги с христианским самосознанием благоговеют пред даром жизни и видят в продолжении рода чудо Божьего благословения. Любовь есть неоспоримое свидетельство истины. Как бы ни было ныне сложно взрослым воспитывать своих детей, последние, ещё не обладая ни опытом, ни мудростью, всегда почувствуют сердцем внутреннюю правоту родителей и в конце концов придут к осмысленной признательности им за дар жизни. Нелицемерная привязанность и почтительность со стороны детей — это ли не награда, это ли не венец счастья на украшенных сединами главах родителей?

«Блажен, кто верует, тепло ему на свете!» Блажен, кто ещё верует в любовь в наши «окаянные дни»! Эта вера основана не на грёзах и мечтах, но на незыблемом основании Любви распятой и воскресшей — Господе нашем Иисусе Христе, Который вчера и сегодня и во веки Тот же (Евр. 13, 8).

«Чем ночь темней, тем ярче звёзды…» Отмечая в эти июльские дни празднество семьи, я бы назвал верных и любящих друг друга христианских супругов «исповедниками». Вопреки всем враждебным вихрям, реющим над Русской землёй, они крепко держат свечу «негасимой любви» и устремляются по стопам своих благочестивых предков в тихую пристань спасения, не обращая внимания на вой и улюлюканье продажных средств массовой информации и на отсутствие вдохновляющих жизненных примеров.

Пусть же, друзья, ярко и жарко разгорается огонёк радостного служения семье и друг другу в наших сердцах, разгоняя мрак холодности, развращённости и вероломства! Претерпевший (…) [в любви] до конца спасётся, — обетует православным супругам Сам Бог (Мф. 10, 22).

Протоиерей Артемий Владимиров. Журнал “Русский дом”, 2011 год

«Для верующих людей Бог — это абсолютная ценность»

Святейший Патриарх КириллСвятейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в четверг принял участие в общероссийском голосовании по поправкам в Конституцию РФ.

дальше
Вот что он сказал присутствующим журналистам.

«В связи с сегодняшним голосованием хотел бы сказать несколько слов. Мы голосуем за поправки в Основной закон Российской Федерации, которые имеют очень глубокое мировоззренческое значение и могут привести к важным духовным и нравственным переменам в жизни нашего народа.В первую очередь имею в виду поправку, в которой упоминается Бог. Впервые за весь послереволюционный период народ голосует за такую поправку в Конституцию нашей страны. Для верующих людей Бог — это абсолютная ценность. Ну, а люди, которые не разделяют религиозных убеждений, тоже могут смело голосовать за эту поправку, потому что без абсолютной ценности нет точки отсчета. Мы всегда делаем выбор между добром и злом, но для того чтобы сделать этот выбор, нужно ясно понимать, что такое добро и что такое зло. Так вот, для неверующих людей Бог и должен отождествляться с добром. А верующие люди, с полным осознанием важности упоминания Бога, будут, думаю, с особым чувством голосовать сегодня за эту поправку.

Хотел бы также сказать, сколь важной является поправка, которая утверждает историческую преемственность современной России, и не только от СССР. Думаю, когда мы говорим об исторической преемственности, речь идет о всей тысячелетней истории России, и это важно для национального самопонимания. Мы не люди, свалившиеся на историческую арену откуда-то из небытия. Через наших родителей, через нашу культуру, через искусство, через веру мы связаны с многими-многими поколениями, которые нам предшествовали. Это говорит об очень важном, потому что в ходе революционных событий XX века эту преемственность пытались разрушить: «До основания разрушим старый мир и новый мир построим». Когда мы сегодня голосуем за эту поправку, мы свидетельствуем о том, что связываем сегодняшнюю Россию со всей тысячелетней историей нашего Отечества.

Мне бы хотелось сказать еще несколько слов о семейных ценностях, которые отображаются в Конституции, о том, что брак есть союз мужчины и женщины. Знаем, насколько это утверждение сегодня важно. Наверное, еще 20-30 лет назад никто бы не подумал, что такие темы следует обозначать в Основном законе. Но сегодня брак ставится под сомнение, а если разрушается брак, разрушается семья; если разрушается семья, разрушается нравственное начало. Поэтому утверждение о том, чем является брак, можно признать очень важной инновацией, за которую, думаю, с радостью проголосует абсолютное большинство нашего народа.

Можно и дальше перечислять многое из того, что сегодняшняя Конституция открывает для граждан России, и очень надеюсь, что Основной закон станет действительно основой для дальнейшего развития российского законодательства, а вместе с тем будет содействовать общему развитию — духовному, нравственному, материальному — нашего Отечества».

Информация с сайта Патриархии

С какого возраста нужно начинать рассказывать ребенку о Боге?

Рассказывать о Боге ребенку надо с момента зарождения его души. Каким образом? Родители должны быть православными людьми, они должны быть в храме на богослужениях, причащаться Святых Христовых Таин, жить церковной жизнью, иметь внутри себя Христа и самим знать о Боге и жить с Богом.

дальше
Тогда и ребенок будет жить с Богом, когда с момента крещения в младенчестве его начнут причащать, он начнет бывать в храме, для него это будет образом жизни. И вопрос о Боге возникнет сам по себе. Маленькому ребенку сложно объяснить, но это будет ему на подсознательном уровне передаваться.

Как с молоком матери мы впитываем какие-то вещи, так и здесь он будет их понимать. Да, визуально это будет в виде той иконочки, которую он будет видеть. В его детском сознании будет понимание, что нельзя совершать плохих поступков, потому что Боженька все знает. Мы расстраиваем Бога так же, как расстраиваем родителей. Не потому надо не совершать плохих поступков, что папа с мамой нас накажут или Боженька накажет (Бог не наказывает, а вразумляет нас), а потому, что мы обижаем этими поступками и своих родителей, и Господа. Вот так можно рассказывать.

Как-то у одного греческого автора я прочитал, что ни в коем случае нельзя воспитывать ребенка на иллюстрированных детских Библиях. Они, конечно, красивые, замечательные, адаптированные, но ребенок, помимо адаптированного Священного Писания, еще знакомится и со сказками, которые тоже красиво иллюстрированы. Но когда ребенок вырастает, он понимает, что сказка – это сказка, и иллюстрированная Библия тоже начинает ассоциироваться со сказкой. Как проходит вера в сказку, так и в вере в Бога он начинает теряться. Может быть, конечно, это пройдет. И этот автор говорит, что надо по обычной Библии читать детям. Ведь даже мы, взрослые, начиная читать Священное Писание, не всё в нем понимаем, особенно на первых порах. И только когда начинаем вникать, жить по Евангелию, начинаем и Бога понимать, и священные строки, которые Господь нам посылает.

Казалось бы, мы читаем Священное Писание за богослужением, тексты идут всегда одни и те же, и каждый раз задаешься вопросом, что нового можно сказать на проповеди. Вроде бы уже все пересказано за годы твоего служения и не повториться очень сложно. Но Господь каждый раз открывает что-то новое через жизненный опыт, когда ты с кем-то познакомился, что-то прочитал, что-то услышал. И ты уже эти слова начинаешь осознавать немного по-другому, и приходит новое понимание. Так и у ребенка, если мы будем воспитывать его, причащать, вместе с ним ходить в храм. Но надо и самим родителям это делать с любовью, тогда и ребенок, как мне кажется, будет все это принимать совсем по-другому.

Архимандрит Алексий (Вылажанин)

“Евангелие Христово есть учение о святой любви”

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

Слово святителя Луки (Войно-Ясенецкого)

Задумывались ли вы когда-нибудь над тем, как огромно, как бесконечно величие апостолов?

дальше
Задумывались ли над тем, как безмерна была их сила?

Задумывались ли над тем, какой огромной силой духа, какой отважностью обладали эти избранники Христовы, эти братья Христовы, эти друзья Его?

Задумывались ли над тем, что сердцевед Бог наш избрал учениками Себе тех, сердца которых были самыми чистыми, самыми пламенными, самыми способными вместить всю глубину и все величие учения Христова?

Задумывались ли вы над тем, какое изумительное чудо совершил над ними Бог, когда в день Пятидесятницы ниспослал Духа Своего на них и дал им силы и уменье говорить на всех языках, ибо это было им необходимо, ибо проповедовать должны были они всем народам и должны были говорить на разных языках.

В чем же была главная сила апостолов?

В том, что покорили они проповедью своею весь мир Христов.

Огромна, страшна была сила империи Римской. Это была мировая держава, держава, подчинившая власти своей народы всего тогдашнего мира, всех покорившая себе.

Одной из важнейших основ власти этой державы была религия языческая, которой римляне придавали огромное значение. Они думали, что если падет их религия, то падет и держава их. Они в этом не ошиблись – так и было.

Кто же сокрушил их мировую власть? Кто же победил и уничтожил языческую религию?

Апостолы Христовы, проповедовавшие всему миру Евангелие. Эти бедные, ничему не учившиеся рыбари галилейские, простые люди, совершенно безоружные, обладавшие только одним мечом – мечом слова Божьего, покорили языческую религию и водрузили на ее развалинах крест Христов.

Знаете ли вы, каких безмерных трудов стоила эта победа, какими жестокими страданиями и преследованиями сопровождалась их проповедь о Христе?

Знаете ли вы, что все они, кроме одного только великого апостола Иоанна Богослова, преславную память которого мы ныне празднуем, окончили жизнь свою мученически, некоторые в ужасных страданиях: апостолы Петр, Андрей, Варфоломей, Филипп, Анания были распяты на крестах, Петр вниз головой.

С апостола Варфоломея содрали всю кожу и распяли его на кресте. Апостол Матфей умер страшной смертью в Эфиопии. И хотя один апостол Иоанн Богослов умер естественной смертью, но и он не избежал мучений и тяжелых гонений. По приказу языческого императора был он брошен в котел, в котором кипели масло и сера, но силой Божией остался невредим, и тогда был он сослан на дикий скалистый остров Патмос.

Это было место самой жестокой ссылки, куда посылали только тяжелейших преступников.

Победили, победили Христовы апостолы весь языческий мир, и благодатная проповедь их воссияла над миром солнцем правды, разгоняя тьму языческую.

Если так велики были все святые апостолы, то что же сказать об апостоле и евангелисте Иоанне Богослове, который был возлюбленным, избранным учеником Христовым?

Всех апостолов Своих любил Христос, но особо горячей любовью любил Иоанна Богослова, которого призвал на путь апостольства в юности его.

Он знал, какое драгоценное сердце бьется в груди Иоанна. Он отмечал его много раз. Иоанн возлежал на груди Господа Иисуса при Тайной Вечери и спросил Его на ухо о предателе: “Господи, кто есть”?

Он был одним из тех избранных, пред которыми преобразился Христос на горе Фаворской, был там вместе с Петром и братом своим Иаковом.

Эти же три избранных апостола были в саду Гефсиманском, когда там молился Господь Иисус Своей последней молитвой, обливаясь кровавым потом.

Ему Христос, висевший на кресте, заповедал быть хранителем и попечителем Своей Пречистой Матери: взглянув на Матерь Свою, а потом на ученика, Он сказал Ей: “Се Мати твоя!” И ему: “Се сын Твой!”

Скажите же, скажите, кто из всех людей, живших в мире, достоин более любви нашей, чем апостолы Христовы, а среди них избранный, возлюбленный Господом Иоанн Богослов?

Апостол Иоанн Богослов
Икона св. ап. Иоанна Богослова. Одна из нескольких икон этого святого, находящаяся в Пещере на острове Патмос

Величие его безмерно, и заслуживает он самой пламенной, самой горячей любви, самого глубокого почитания.

Он велик и в другом отношении: он был евангелистом, он написал величайшее из четырех Евангелий, Евангелие, не похожее на три других Евангелия: от Матфея, Марка и Луки, ибо в своих Евангелиях они главным образом рассказывают о жизни Господа Иисуса, о Его чудесах, Его преславных делах, о притчах глубоких, Им произнесенных; в них, конечно, содержится и учение о Божестве Господа Иисуса. Но никто из этих трех евангелистов с такой огромной силой не провозвестил христианскому миру о Божественности Господа Иисуса Христа.

Его Евангелие поистине изумительное.

Написано в течение тысячелетий бесчисленное количество книг, людьми написано. Среди них есть и весьма, весьма мудрые, весьма ценные для нас, содержащие ту или другую частицу истины, но если сравнить все эти книги, вместе взятые, с одним только Евангелием от Иоанна, то они представятся нам слабо мерцающими на ночном небе далекими звездочками, а Евангелие Иоанна предстанет ярко сияющим солнцем, всю вселенную освещающим, затмевающим свет звезд.

В своем Евангелии с огромной силой и глубиной святой Иоанн свидетельствует миру о Божественности Господа Иисуса.

Нет ничего более великого в мире, чем первая глава его Евангелия, которая читается один раз в году в первый день Святой Пасхи на литургии: “Вначале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово”.

Сразу же, сразу же сказал он, что Бог был Слово, а Словом именуется Господь Иисус Христос. И все Евангелие его полно свидетельств о Господе Иисусе как истинном Боге, Втором Лице Святой Троицы.

Только в нем содержатся все важнейшие глубочайшие речи Самого Господа Иисуса Христа, в которых Он Сам свидетельствует о Своей Божественности.

Только в этом Святом Евангелии читаем о чрезвычайно глубокой по содержанию беседе с Никодимом, пришедшим к Иисусу ночью, о беседе Его с самарянкой; читаем о воскрешении Лазаря.

Читаем в нем прощальную беседу Господа Иисуса с апостолами пред страданиями Своими.

Читаем удивительную молитву Его к Отцу Своему, которая именуется первосвященнической молитвой.

Уже в первом веке, еще при жизни апостола Иоанна, возникли весьма опасные ереси, которые если бы не были изобличены как ложные, могли разрушить все христианство.

Соборы Вселенские и отдельные великие святые боролись с этими ересями и посрамили их.

А чем руководствовались они в этой своей борьбе против ересей?

Прежде всего и больше всего Евангелием от Иоанна, ибо в нем почерпали они безусловные доказательства Божественности Господа Иисуса.

Но не одно только Евангелие написал св. апостол Иоанн Богослов, он написал еще и три чудных соборных послания. И в этих посланиях является он пред нами, как величайший провозвестник и проповедник любви.

Только из первого его послания узнаем то, что важней всего для нас, – узнаем, что Бог есть любовь.

В древнем мире богов представляли только грозными владыками, карателями и мстителями, и никто не знал до того, как нам это открыл святой Иоанн, что Бог есть любовь.

Его послания – сплошной гимн любви. Никто с такой силой, с такой настойчивостью не проповедовал о любви, как святой Иоанн.

Он жил очень долго, более ста лет, и всю жизнь он проповедовал о любви. А когда одолели его тяжелые старческие немощи, и не в силах он был произносить длинные проповеди, то повторял постоянно одну короткую фразу: “Дети, любите друг друга!”

Ученики его спросили его: “Отче святый! Что значит, что ты повторяешь всегда одно и то же?”

Святой апостол отвечал им: “Я потому говорю только эту фразу, что в ней содержится вся сущность Евангелия Христова, ибо Евангелие Христово есть учение о святой любви”.

Он написал еще удивительную книгу, называемую Апокалипсис, или Откровение св. Иоанна. Он написал в ней то, что было открыто ему Богом на острове Патмосе о последних судьбах мира пред Вторым страшным Христовым пришествием. Изумительна и эта книга: из нее почерпаем величайшие откровения и тайны Божии.

Скажите, не достоин ли этот апостол нашей безмерной любви, не достоин ли того, чтобы в нынешний день, когда празднуется память его, были бы полны храмы наши народом? А видите, как далеко не полон храм.

Не привыкли христиане чтить величайшего апостола Иоанна Богослова так, как должно.

Наполняются до отказа храмы в день первоверховных апостолов Петра и Павла, еще более – в дни памяти святителя Николая. Конечно, конечно, и апостолы Петр и Павел, и святитель Николай заслуживают глубочайшей любви.

Но почему такой глубокой любви не воздаете вы тому, кто Самим Христом был поставлен выше всех: и выше Петра и Павла, и выше святителя Николая? Почему не воздаете ему славу, почему не преклоняетесь пред памятью святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова?

Есть и моя вина в этом: конечно, я должен был бы каждый раз в дни памяти великого Иоанна Богослова сам служить, архиерейским служением привлекать вас к храму Господню. И очень хотел бы сегодня служить, но нет к этому возможности, ибо нет тех сослужителей, без которых невозможна архиерейская служба.

Запомните же хоть одно мое нынешнее слово и воздайте вместе со мною молитвенное пение великому и преславному апостолу Иоанну Богослову, другу и брату Христову.

Сказано 9 октября 1951 г.

Радоница!

РадоницаПроповедь иеросхимонаха Валентина (Гуревича)
Христос воскресе! Сегодня, во вторник второй седмицы по Пасхе Русская Православная Церковь празднует Радоницу — особое пасхальное поминовение усопших.

дальше
Мы поминали усопших Великим Постом — в субботы II, III, IV седмиц Святой Четыредесятницы. И в этом были свои резоны, о которых мы говорили в эти дни.

И вот теперь это поминовение творится с тем благочестивым намерением, чтобы по совершении светлого семидневного торжества в честь Воскресшего из мертвых, разделить эту великую радость Пасхи и с умершими в надежде блаженного воскресения, радость коего возвестил Сам Господь, сошедший во ад проповедать победу над смертью…

И в этом пасхальном поминовении усопших с его особыми пасхальными песнопениями также присутствует радость о Воскресении Господа, Который «Адама воздвиг от тли» и «падшим подает воскресение»…

Мы поминаем усопших в этот светлый Пасхальный период, когда «вся исполнишася Света — Небо же, и земля, и преисподняя» и «празднует мир, видимый же весь и невидимый Востание Христово — веселие вечное»…

Само название праздника — Радоница (Радуница, Радовница, Радощница) — говорит о том, что это праздник радостный, сопровождающийся радостью, радованием. Славянский корень рад, присутствующий во всех этих словах, означает блистающий, сияющий, просветленный. Это тот же корень индоевропейской семьи языков, который присутствует и в латинских словах — radio (блистать, сиять, испускать лучи), radius (луч). Мы говорим — радиация, то есть, излучение. Когда человек радуется, он как бы светится, сияет, «светло празднует». В противоположность тому, когда у человека горе, лицо его мрачнеет, а не светится.

«Радуйся, Дево, радуйся! И паки реку: радуйся! Твой Сын воскресе тридневен от гроба и мертвыя воздвигнувый. Людие веселитеся!»

Праздник с этим названием существовал уже во времена языческих предков русского народа, как праздник обновляющейся весной природы, уже тогда имевший значение времени, посвященного чествованию усопших; ибо с весенним воскрешением природы от зимней смерти соединялась мысль о пробуждении умерших, об освобождении их от мрачных затворов ада…[1]

Иеросхимонах Валентин (Гуревич)
Иеросхимонах Валентин (Гуревич), насельник Донского монастыря

Святые отцы говорят, что у Бога есть две книги, читая которые, человек имеет возможность постигать духовную истину. Эти две Божьи книги — Священное Писание и Сотворенная Богом Природа. И если языческим народам Библия была недоступна, то Книга Природы всегда была в распоряжении тех, кто имел очи, способные видеть…

В этой связи вспоминается очерк святителя Игнатия Брянчанинова «Сад во время зимы», в котором автор проводит ту же аналогию и видит в весеннем оживлении природы Божье чудо, явно подсказывающее нам, что Бог, Которому все возможно, вот так же, как эти, похожие на скелеты оголенные от листвы, ветви деревьев[2] набухают почками и покрываются молодой листвой, и человеческие мертвые кости способен вернуть к цветущей юности и жизни во плоти.

Святитель пишет:

«В 1829 году проводил я зиму в Площанской пустыни. И поныне там, в саду, стоит уединенная, деревянная келья, в которой я жил с моим товарищем. В тихую погоду, в солнечные ясные дни выходил я на крыльцо, садился на скамейку, смотрел на обширный сад. Нагота его покрывалась снежным покрывалом; кругом все — тихо, какой-то мертвый и величественный покой. Это зрелище начало мне нравиться: задумчивые взоры невольно устремлялись, приковывались к нему, как бы высматривая в нем тайну.Однажды сидел я и глядел пристально на сад. Внезапно упала завеса с очей души моей: пред ними открылась книга природы. Эта книга, данная для чтения первозданному Адаму, книга, содержащая в себе слова Духа, подобно Божественному Писанию. Какое же учение прочитал я в саду? — Учение о воскресении мертвых, учение сильное, учение изображением действия, подобного воскресению. Если бы мы не привыкли видеть оживление природы весною, то оно показалось бы нам вполне чудесным, невероятным. Не удивляемся от привычки; видя чудо, уже как бы не видим его! Гляжу на обнаженные сучья дерев, и они с убедительностью говорят мне своим таинственным языком: ”мы оживем, покроемся листьями, заблагоухаем, украсимся цветами и плодами: неужели же не оживут сухие кости человеческие во время весны своей?”

Они оживут, облекутся плотью; в новом виде вступят в новую жизнь и в новый мир. Как древа, не выдержавшие лютости мороза, утратившие сок жизненный, при наступлении весны посекаются, выносятся из сада для топлива: так и грешники, утратившие жизнь свою — Бога, будут собраны в последний день этого века, в начатке будущего вечного дня, и ввергнуты в огнь неугасающий.

Если б можно было найти человека, который бы не знал превращений, производимых переменами времен года; если б привести этого странника в сад, величественно покоящийся во время зимы сном смертным, показать ему обнаженные древа и поведать о той роскоши, в которую они облекутся весною, то он, вместо ответа, посмотрел бы на вас и улыбнулся — такою несбыточною баснею показались бы ему слова ваши! Так и воскресение мертвых кажется невероятным для мудрецов, блуждающих во мраке земной мудрости, не познавших, что Бог всемогущ, что многообразная премудрость Его может быть созерцаема, но не постигаема умом созданий. Богу все возможно: чудес нет для Него. Слабо помышление человека: чего мы не привыкли видеть, то представляется нам делом несбыточным, чудом невероятным. Дела Божии, на которые постоянно и уже равнодушно смотрим, — дела дивные, чудеса великие, непостижимые.

И ежегодно повторяет природа пред глазами всего человечества учение о воскресении мертвых, живописуя его прообразовательным, таинственным действием!»[3]

И вот, удивительное дело: язычники, не знавшие Писания, из Книги Природы почерпнули учение о воскресении мертвых. А в древней Иудее уже были люди, которые, несмотря на учение ветхозаветных пророков, не верили в воскресение мертвых. Эти ветхозаветные неверующие материалисты составляли партию так называемых саддукеев; к ней, кстати, принадлежал Каиафа, который был как раз первосвященником в Иерусалиме в момент распятия Господа Иисуса.

Это именно саддукеи — Каиафа и его «команда» инициировали акцию распятия.

Конечно, с ними тогда была солидарна и партия фарисеев, в своем большинстве.

Но фарисеи в отличие от саддукеев все-таки веровали в Ангела, духа, в учение ветхозаветных пророков о всеобщем воскресении. Из их среды вышли выдающиеся христианские учителя и последователи Господа Иисуса, такие как св. Апостол Павел, Иосиф Аримафейский с Никодимом, почитаемый учитель Гамалиил, Симон — отец Лазаря Четверодневного и его сестер вместе со своими детьми…

А материалистам-саддукеям спастись было труднее, они и стали заводилами в деле распятия Господа Иисуса.

Тем более мы, вышедшие из материалистического Советского Союза, несем в себе эту неосаддукейскую закваску…

Нам всем недостает веры во всемогущество Создателя всего мира, всей целокупности его видимых и невидимых, ощутимых и неощутимых для человека областей, в их бесконечной и неохватной для человеческой науки грандиозности; «яко Той рече, и быша, Той повеле, и создашася…». И сказал Бог: «Да будет…», «и стало…».

И как вочеловечившийся Господь при жизни Своей на земле воскрешал умершие души пребывавших во плоти Своих современников, так же Он воскрешал и умерших телесно, к которым властно взывал: «талифа, куми!» или «Лазаре, гряди вон!», «уверяя», таким образом, «общее воскресение»…

И во втором случае это было сделано по отношению к уже разлагающемуся и смердящему трупу, то есть, речь шла не о «клинической смерти», как это можно было бы предположить в случае с дочерью начальника синагоги.

Более того, эта власть воскрешать мертвых также дана Его последователям, которые обретают единство с Богом по слову Спасителя: «да будут они в нас едино, как Ты, Отче во Мне и Я в Тебе, так да будут они в Нас воедино». И становятся наследниками Отца Небесного, сонаследниками Спасителя. Эту власть демонстрировали уже апостолы. Так Петр, воскресил Тавифу, Павел, вернул к жизни юношу, упавшего с третьего жилья (этажа). И затем уже последователи апостолов, святые праведники со властью повелевали умершим возвращаться в свои бездыханные тела, например для того, чтобы сказать, куда они положили взятое взаймы золото или указать на подлинного убийцу, чтобы не был казнен невиновный, которого оклеветали…

И разве есть невозможное для Всемогущего Бога? Разве не властен Создатель Вселенной, и видимого, и невидимого мира, Своим Властным Гласом воззвать из созданного Им невидимого мира к материализации и жизни в созданном Им же видимом мире души тех, чьи тела уже давно превратились в земную персть, пыль или разложились на элементарные частицы, перешли в форму волн эфира…

Заметим, что заупокойные службы нашей Церкви и в обычное, не пасхальное время всегда заканчиваются пасхальным отпустом: «Воскресый из мертвых Христос истинный Бог наш души от нас преставльшихся раб Своих в селениих праведных учинит, в недрех Авраама упокоит, и с праведными причтет, и нас помилует, яко благ и человеколюбец»…

Христос воскресе!

[1] Ср. Полный церковно-славянский словарь протоиерея Г. Дьяченко, М., 1993 г., репринтное воспроизведение издания 1900 г., статья «Радоница».
[2] Ср.: «Пред окнами моей кельи стояло древо, разоблаченное морозами, как скелет, разоблаченный смертию» — из книги свт. Игнатия (Брянчанинова) Собрание сочинений. Том I. — М.: «Ковчег», 2006, стр.97.
[3] Там же, стр. 96, 97.

Источник: отрывки проповеди иеросхимонаха Валентина (Гуревича) (12/25 апреля 2017), сайт “Солнце России”