Проповеди

Святой праведный Иоанн Кронштадский. Слово на Новый год

Святой праведный Иоанн Кронштадский. Слово на Новый годСердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей. (Пс. 50:12)
Творец времен сподобил нас, дорогие братья и сестры, и еще увидеть новый по счету год, который по делам нашим и нашим старым привычкам опять будет старым и ветхим.

дальше
Только святая, добродетельная жизнь, соединенная с всегдашним покаянием, обновляет человека на всякий день. И это потому, что в каждом человеке есть семя и зародыш тления — грех, унаследованный от грешных предков, который непрестанно, хотя иногда незаметно, тлит все существо человека.

С этим семенем тли и самых тяжких болезней рождается человек на свет и постепенно тлеет и мало-помалу иногда заживо умирает!

По слову Господа, испытующего сердца и утробы наши, изнутри, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство. Все это зло изнутри исходит и оскверняет человека (Мк. 7:21-23).

И так что же после этого значит для нас Новый год? Это еще продолжающееся к нам милосердие и долготерпение Божие, ожидающее нашего исправления, устраивающее наше душевное спасение. Новый год — это сильное побуждение к нашему покаянию и добрым делам. Вспомним притчу о бесплодной смоковнице, которую за неплодие Хозяин сада хотел срубить, а садовник умолял Его еще оставить на год для удобрения под ней почвы и для принесения плодов.

Но настанет последний день, после которого не будет времени, как говорится в Откровении Иоанна Богослова: Ангел, котораго я видел стоящим на море и на земле, поднял руку свою к небу и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на ней, и море и все что в нем, что времени уже не будет (Откр. 10:6). Итак, придет пора, когда прекратится совсем время и настанет вечность неизмеримая, бесконечная, невообразимая, прекратятся навсегда смены дней и ночей, заря утра и вечера и времен года; не будет этих постепенных чередований зимы, весны, лета и осени; не будет этого прекрасного украшения земли зеленью, цветами, листвою и плодами; не будет никаких рождений — ни человеческих, ни животных; самая земля, по слову Божественного Писания, сгорит, и будут новое небо и новая земля, нетленное небо и нетленная земля, сообразная духовным телам будущих воскресших людей (2 Пет. 3:10,13); солнце угаснет и исчезнет, и Солнцем всеозаряющим, всепросвещающим, всеоживляющим будет Сам Христос Господь, Солнце правды; не будет луны и звезд, ибо все это временно, стихийно, сложно и потому невечно и тленно.

Прекратится, наконец, царство суеты и греха и всякой неправды, убегут все скорби, болезни, печали и воздыхания в новом отечестве, и не останется вовсе и помину о них; настанет царство любви, правды, непоколебимого мира, радости и вечного веселия; не будет этой пестроты народов, племен и языков — будет один народ Божий с одним дивным и для всех понятным духовным языком — ангельским или человеческим; все будут как один народ, как чада единой семьи, у которой будет один Отец — Бог. И эта вечность, предопределенная Творцом от начала, прежде бытия неба и земли, настанет скоро, по неложному слову Самого Творца: Се, гряду скоро, и мзда Моя со Мною воздати комуждо по делом его. Для этой вечности, для этого будущего бесконечного жития и блаженства и создал всеблагий Господь человека и род человеческий; и если бы мы только в этом веке уповали на Христа и не имели в виду будущей бесконечной жизни, в которой водворяются вечная правда и святость, то мы были бы еще окаяннее, злополучнее всех человеков, терпя здесь бесчисленные болезни и скорби и тысячи видов всяких смертей и не имея воздаяния за все, что терпим, за правду, за Христа.

Итак, будет блаженное и вечное воздаяние за все добрые дела и подвиги здешней жизни, совершенные по вере и упованию на нашего Начальника веры и Совершителя Иисуса Христа; и отрет Он всякую слезу с очей плакавших здесь ради правды Его, и злосчастные и праведные на коленях Божиих утешатся, по пророку, и радости их не будет конца (Ис. 35:10; 66:14), а нераскаянные грешники будут в вечной муке; всякая неправда людей, не заглаженная и не исправленная покаянием и добродетелью, получит свое возмездие праведное. Не льститеся: Бог поругаем не бывает (Гал. 6:7), ибо, что человек посеет здесь, то и пожнет там, в вечности, говорит неложное слово Божие.

Итак, братья и сестры, готовьтесь неотложно к вечности — покаянием и добрыми делами. Времени скоро не будет, и время к исправлению и подвигам веры и добродетели отнимется.

Будем же каяться, исправляться и приносить Господу плоды добрых дел. Тогда наступивший год будет действительно новым, потому что принесет нам обновление всего существа нашего — души и тела. Тогда, хотя внешний человек наш будет тлеть в болезнях и скорбях, но внутренний, потаенный сердца человек будет обновляться всякий день, как это было с апостолом Павлом. Аминь.

Слово в Неделю о Гадаринском бесноватом

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

“Плыл Господь Иисус Христос с учениками Своими по морю Тивериадскому, плыл на восточный берег этого озера. По дороге сотворил Он великое чудо

дальше
укрощения бури одним повелением Своим: повелел ветру и волнам утихнуть – и утихли. Вышли на берег в стране Гадаринской, и смотрите, что там случилось.

«И когда вышел Он из лодки, тотчас встретил Его вышедший из гробов человек, одержимый нечистым духом, он имел жилище в гробах, и никто не мог его связать даже цепями… он разрывал цепи и разбивал оковы, и никто не в силах был укротить его; всегда, ночью и днем, в горах и гробах, кричал он и бился о камни; увидев же Иисуса издалека, прибежал и поклонился Ему…» (Мк. 5, 1–6).

Из гробов… Из каких? Конечно, не из тех дощатых, в которых хороним мы своих мертвецов. Древние иудеи хоронили тела усопших в скалах, в пещерах, высеченных в скалистых горах. И в этих гробах обитал несчастный человек, одержимый целым легионом бесов. А что такое легион? Легион – это составная часть римского войска – около 6000 человек. И целый легион бесов вселился в душу этого несчастного человека. Как, спросят, может быть, неверующие, как могут нечистые духи входить в душу и сердце человека; как может легион бесов поместиться в одном человеке? Могут, могут входить, могут поместиться в бесчисленном количестве, ибо это духи бесплотные, места не занимающие, могут они в малейшем пространстве поместиться в огромном количестве.

Так был этот несчастный человек одержим целым легионом бесов. Он так страшно буйствовал, был так неистов, что люди боялись проходить мимо того места, где жил он в гробах. Пробовали укротить его, сковывали цепями железными, но он с непредставляемой для нас силой разрывал железные оковы. Он жил нагим, одеждами не одевался; нагим и выбежал он навстречу Господу Иисусу. Этот несчастный дни и ночи кричал неистово, бился о камни и был гоним бесами в пустыню. А тут, когда увидел он Иисуса, он, как кроткий агнец, подбежал и поклонился Ему в землю.

Он разве кому-нибудь кланялся? Он на всех набрасывался, и все убегали от него в страхе, а тут прибежал к Иисусу и поклонился, «и вскричав громким голо-сом, сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? заклинаю Тебя Богом, не мучь меня!» (Мк. 5, 7). Кто это говорил? Мог ли он, будучи человеком, говорить такие слова? Мог ли он назвать Иисуса, Которого впервые видел, Сыном Бога Всевышнего? Мог ли просить: не мучь меня? Разве не хотел он освободиться от своих мучений? Кто же это говорил его языком? И кто побудил его поклониться Иисусу? Это говорили бесы, вселившиеся в него, они просили Христа: «не мучь, не мучь до времени!» Они знали, что придет для них время вечных мучений, а теперь просили: оставь, оставь! Не мучь нас, не мучь до времени!

Господь Иисус Христос, конечно, знал, кто это говорил: Он знал, что говорили это бесы. И он повелел им выйти из этого несчастного человека. Вот почему бесы и просили Его: не мучь, не мучь нас прежде времени! Что было их мучением? Мучением для них было оставить в покое душу этого несчастного человека, мученье для них, – когда они не могут творить зла, а зло для них, что воздух для нас. Мучением для них бывает то, когда они не могут мучить человека, а мучают они всех нас; запомните – всех нас.

Неверующие смеются над нашей верой в бесов. А как же нам не верить, когда о бесах говорил Сам Господь наш Иисус Христос, когда изгонял Он их повелением Своим, когда исцелял Он бесноватых – не этого одного, а и многих других. Да и что мешает нам верить? Ведь душа наша создана подобной духам бесплотным, а потому именно и может она иметь непосредственное общение с ними, ибо сама подобна им по своей духовности. Знаете вы по собственному опыту, что нередко воспринимаем мы сердцем своим, душой своей мысли и желания людей, которых любим, которые живут с нами одной душой.

Таким именно образом можем мы воспринимать внушения ангелов и бесов. Почему же отвергать возможность того, что духи бесплотные могут вселяться в души наши? Очень, очень вселяются! Вселяются, ибо нередко беснуемся мы, нередко бываем одержимы тягчайшей духовной скверной, а это и есть одержимость. Я думаю, нечего вас убеждать в существовании бесов и возможности их нападения на вас.

Посмотрите, что случилось дальше. Бесы, зная, что Христос изгонит их из этого несчастного человека, просили не мучить их, просили разрешить им по выходе из бесноватого войти в стадо свиное, тут же на берегу пасшееся. Господь разрешил. И вошли бесы в стадо свиное. А стадо это было огромно – около двух тысяч голов. И взбесились свиньи, и ринулись к берегу, и все попрыгали в озеро глубокое, и все утонули. Зачем Господь наш Иисус Христос разрешил бесам войти в свиней? Некоторым дерзким мыслию это не нравится, и осуждают они: зачем, зачем погибли бедные животные?

Отвечу не своими словами, приведу ответ великого святителя Иоанна Златоуста. Это было нужно, во-первых, для того, чтобы явить всемогущество Божие, ибо это было одно из великих чудес Христовых. Он имел целью Своей показать людям – а зрителей было немало, – как велика, как безмерна злоба бесовская, показать на деле, что бесы не могут не творить зла. Третья причина была в том, чтобы показать, что бесы без позволения Божия, без попущения Божия не смеют творить людям зла. Только когда Сам Бог найдет нужным воспользоваться ими, как палачами, когда нужно наказать, тяжко наказать кого-нибудь безнадежного для правды, для добра, могут они творить свои гибельные дела.

Так покарал Он египетского фараона, весь народ египетский, за то, что фараон проявил  неповиновение требованиям Моисея, ибо вот что говорит об этом пророк Давид: «Он… послал на них пламень гнева Своего, и негодование, и ярость и бедствие, посольство злых ангелов…» (Пс. 77, 49). Послал Сам Он, это было Его посольство: Он пользовался здесь злыми ангелами – бесами, как палачами.

Читаем и в другом месте Священного Писания о том же: был упорен во грехах царь израильский Ахав. Надо было наказать его, как и египтян. Надо было покарать его за его упрямство, за его непокорство. «…и сказал Господь стоявшему при нем воинству небесному: кто склонил бы Ахава, чтобы он пошел и пал в Рамофе Галаадском? И один говорил так, другой говорил иначе; и выступил один дух, стал пред лицем Господа и сказал: я склоню его. И сказал ему Господь: чем? Он сказал: я выйду и сделаюсь духом лживым во устах всех пророков его, – Это был дух бесовский, ибо лживым не мог сделаться ангел света. – Господь сказал: ты склонишь его и выполнишь это; пойди и сделай так» (3 Цар. 22, 20–22). Видите, опять это посольство духа нечистого, чтобы вовлечь в погибель полного грехов Ахава. Для того, чтобы научить нас и показать, что духи бесплотные могут чинить зло, так как Господь разрешает это, Иисус и позволил бесам войти в свиное стадо. Он показал их злобу, показал и зависимость их действий от позволения Божьего.

Не думайте, что бесы имеют равную силу над всеми нами. Они имеют огромную, безмерную силу над людьми, которые по духу своему, по делам своим подобны свиньям. Этих губят бесы так легко, как погубили стадо свиное в гадаринской стране. Но к святым приблизиться они не смеют: они боятся святых, боятся креста Христова, боятся молитвенных заклинаний их.

Был в III веке священномученик Вавила, епископ Антиохийский. Через много лет после его мученической кончины императором Констанцием святые мощи его были перенесены в небольшой храм, специально построенный вблизи храма языческого бога Аполлона, в котором идол его бесовской силой прорицал будущее чрез жрецов своих. И что же? Вблизи святых мощей Вавилы бесы не смели обитать, и вещания идола прекратились. Так боятся бесы святых, так будут бояться и вас, если будете святы и непорочны пред Богом, если крестом и постоянной молитвой будете ограждать себя от власти их.

Вот чему учит нас это событие в стране Гадаринской. «Пасущие же свиней побежали и рассказали в городе и деревнях. И жители вышли посмотреть, что случилось. Приходят к Иисусу и видят, что бесновавшийся, в котором был легион, сидит и одет, и в здравом уме; и устрашились. Видевшие рассказали им о том, как это произошло с бесноватым, и о свиньях. И начали просить Его, чтобы отошел от пределов их» (Мк. 5, 14–17). Это кажется странным, почему просили Его: уйди, уйди!

Почему не просили напротив: пройди, пройди, чтобы освятить их Своим пришествием? Не думайте, что сделали это потому, что были нечестивы, потому, что были опечалены гибелью свиней. Не так, не так! Они этого осуждения не заслужили, ибо св. Лука, повествуя об этом, говорит: «…потому что они объяты были великим страхом» (Лк. 8,37). Они были потрясены, трепетали от страха, видя необычайное чудо, трепетали пред Тем, Кто бесов изгонял. Трепет их был так велик, что не могли они перенести присутствия Иисуса, и просили Его: уйди, уйди! Мы недостойны, не можем перенести Твое присутствие.

А мы не будем так просить, мы будем просить: не уходи от нас, не покидай нас никогда. Не уходи, Господи, Господи!”

25 ноября 1951 года

27 сентября – Воздвижение Креста Господня

Отрывок из проповеди протоиерея Димитрия Смирнова на Воздвижение Креста Господня.
“Вот перед нами в центре храма лежит Крест, украшенный цветами. Он очень красив, этот Крест, а на нем – истекающий кровью Христос Спаситель. В христианстве ничто не поддается простой логике, а наоборот, как говорят философы, все антиномично. Например, Бог Троица и Бог един – как это возможно?

дальше
Понять этого нельзя, можно это только созерцать, можно к этому приобщиться через духовный опыт. Любой догмат Православия нельзя просто логически объяснить, вычислить, просчитать, он выше чисто практического понимания. И в Кресте Господнем заключена такая же тайна.

Каждый из нас по опыту знает, что крест имеет великую силу, и большинство христиан боятся буквально на минуту снять с шеи крест, чтобы не лишить себя его ограждающей силы. Крестом мы начинаем каждую молитву, и крестом мы ее заканчиваем. Крестом мы осеняем свою постель перед тем, как отойти ко сну. Крестом мы освящаем свои жилища, украшаем священные облачения и храмы. Крест сам по себе замечательно красив, имеет совершенную форму, но не из-за своей красоты он обладает такой силой, а потому, что на нем был распят Христос. Поэтому когда на душе у нас мрачно, а это бывает оттого, что демонская рать нагоняет на нас уныние, достаточно нам взглянуть на Крест Христов и сравнить свою печаль с печалью Христовой – и наша печаль покажется нам просто смешной по сравнению с той, которую носил в сердце Он, видя наши грехи. Когда у нас что-то болит и нам трудно переносить боль, достаточно посмотреть на Крест Христов – и нам сразу станет стыдно, что мы пищим и скулим от малых испытаний по сравнению с теми испытаниями, которые Господь претерпел за нас. Когда мы остались одни, и нам кажется, что мы всеми брошены, и в сердце у нас тоска, достаточно взглянуть на Крест Христов – и нам станет стыдно, потому что мы-то никогда не бываем одни. Господь сказал: «Я с вами во все дни до скончания века». То есть держа память о Кресте в своем уме, мы можем жить, ничего не боясь…”

Слово на Успение Пресвятой Богородицы

Архимандрит Кирилл (Павлов) (1919 – †2017)

В самый день Успения Божией Матери оканчивается Ее слезное сеяние и делание. С минуты Ее переселения от земли на небо начинается — и открывается перед очами всей вселенной — Ее неземное величие, Ее слава и блаженство. Священное Предание о славном Успении Богоматери рассказывает следующее.

дальше
По вознесении Господа нашего Иисуса Христа на небо, Пречистая Матерь Его с особенной любовью посещала те места близ Иерусалима, которые были ознаменованы молитвой, страданием и смертью Ее Возлюбленного Сына. Гора Елеонская, Голгофа, вертоград, где было погребено Тело Спасителя, сделались любимыми местами Ее молитв и излияний святых чувств Ее сердца. Часто и подолгу размышляла Она о Своей смерти и будущей загробной жизни, часто даже обращалась к Господу с молитвой о скором отшествии Своем из здешней жизни и блаженном соединении с Ним — Сыном Своим и Богом. И вот однажды, когда молилась Она на горе Елеонской, к Ней явился Небесный Вестник — Архистратиг Божий Гавриил, благовестивший Ей прежде бессеменное зачатие и рождение от Нее Спасителя мира. Ныне, представ пред Пречистой, он предвозвестил Ей, что наступило время для переселения Ее от земли на небо и причастия благодатных утешений от Духа Святаго.

Исполненная глубокой веры в будущую вечно блаженную жизнь, эту весть от Архангела Она приняла не со страхом и печалью, а с чувством живейшей радости и величайшей благодарности Богу. Архангел Божий вручил Ей райскую ветвь, символ Ее будущей радости и блаженства. Перед Своей смертью Пречистая пожелала видеть святых Апостолов и молила Сына Своего об исполнении этого желания. Апостолы были в это время рассеяны по миру, проповедуя Евангелие Царствия всем народам. И вот, по молитве Пресвятой Девы, они мгновенно, восхищенные Божественною силой, стекаются по воздуху на облаках к месту, где пребывала Пречистая в Иерусалиме, чтобы воздать Ей последние почести и своими святыми руками предать погребению Ее непорочное тело. Но не довольно было этого чуда; в минуту Ее успения отверзлось самое небо и Господь Славы со множеством Ангелов и святых Сам нисшел во сретение Своей Пренепорочной Матери.

Является Господь Сам, чтобы явить всем векам и народам то величие, которого Благодатная Мария достигла высотой Своего смирения и святостью жизни равноангельской. Самое пречистое тело Ее, носившее в себе Бога Слова, не видело истления, не подлежа уже закону естественного разрушения; на третий день по Своем успении Она была воскрешена Господом и в новом прославленном теле вознесена от земли на небо. В этом дивном переселении Ее на небеса святые Апостолы удостоверились по следующим чудесным событиям. По смотрению Божию, один из двенадцати Апостолов Христовых, апостол Фома, не прибыл в Иерусалим во-время со всеми учениками, а достиг его лишь только на третий день, сильно печалясь от того, что не удостоился быть в последние минуты возле Пречистой Богоматери и получить Ее благословение. Тогда прочие Апостолы, чтобы утешить его, отправились с ним в Гефсиманию, где было похоронено тело Пречистой, дабы поклониться Ей; однако, когда они открыли гроб, то тела Ее во гробе не оказалось. Апостолы сильно скорбели и недоумевали о происшедшем. Но вот, к вечеру, когда они были собраны все вместе в Сионской горнице, явилась им Богоматерь, сияющая небесной славой, со множеством Ангелов и святых, и рекла: «Радуйтесь! Я с вами во все дни». И, конечно, Апостолы весьма возвеселились и утешились от того, что Богоматерь, по собственному слову Своему, будет неотступно с ними, Своим молитвенным предстательством сохраняя их на всех путях многотрудной, исполненной опасностей жизни, уверяя их вместе с тем еще более в истине воскресения мертвых. Таким образом, смерть Богоматери есть только тихий, спокойный сон или, как называет ее Православная Церковь, успение.

Успение Пресвятой БогородицыСмерть Богоматери не заключает в себе ничего страшного и безотрадного для ума и сердца христианина; напротив, отшествие Пресвятой Девы убеждает христианина в том, что и для него смерть должна быть предметом не страха и отчаяния, а величайшей радости и светлейшей надежды, ибо она есть всего лишь сон — более или менее продолжительный, за которым последует радостное пробуждение в новом прославленном теле для блаженной жизни на небе.

Матерь Божия, вкусившая смерть, нас в этом особенно уверяет потому, что если бы в смерти и по искуплении нас Господом Иисусом Христом было что-то неестественное, злое и страшное, то кто другой, а Пресвятая Дева не оказалась бы подвергнута Господом этому злу; но Она умирает, отдавая таким образом долг природе со всеми земнородными — в отраду и утешение всем нам, имеющим проходить вратами смерти, чтобы мы знали, что смерть для нас неизбежна и что она, в то же время, не является для человека злом. Смерть неизбежна и смерть безвредна — вот две истины, которые мы должны всегда помнить, чтобы достойно приготовить себя к часу кончины и не страшиться его и не трепетать. Смерть была очень страшна для человека до пришествия на землю Христа Спасителя, когда грех — сила ее — царствовал в человеческом роде и не было никаких средств освободиться от него и от смерти. Но после явления Господа на землю, когда Он одержал победу над грехом и смертью, весь ужас ее исчез, она стала как бы мирным сном, после которого настает радостное утро всеобщего воскресения.

Дорогие братия и сестры, достойным почитанием нынешнего праздника с нашей стороны будет достойное приготовление себя к смерти, а для этого необходимо стараться по мере своих сил побеждать живущий в нас грех или порок как ее причину. Подражая примеру Пречистой Богоматери, будем идти тесным, узким путем, приводящим к жизни вечной. На этом пути необходимо терпение, укрепляясь которым с надеждою на Божию помощь, надо великодушно переносить все несчастья, скорби и болезни, чтобы, устояв на нем, достигнуть нескончаемого блаженства Небесного Царствия. Если мы, подобно Пречистой Деве Марии, свою жизнь проведем богоугодно, в хранении заповедей Божиих, в чистоте духа и тела и постоянном покаянии в своих грехах, то в день нашего успения совершится и над нами дивное чудо, и наш гроб станет лествицею к небу.

Обратимся же сегодня с горячей молитвой к Богоматери, Которая затем и взошла на небеса, чтобы явиться покровом и Заступницей миру; с умилением попросим у Нее для себя Ее Материнского покрова над всей нашей жизнью, чтобы заступлением Ее нам всем достигнуть мирной, безмятежной кончины и упокоения с праведными. Помолимся Ей из глубины души и с любовью воззовем к Ней: Радуйся, Обрадованная, во Успении Твоем нас не оставляющая. Аминь.

1962 год

Слово на праздник Преображения Господня

Митрополит Антоний Сурожский

“Бывают в духовной жизни, но даже и в самых простых моментах человеческой жизни, мгновения, которые так прекрасны, так дивны, что хотелось бы, чтобы время, жизнь, вечность на них остановились и никогда ничего другого не случалось бы.

дальше
Это произошло с Апостолами, которых Христос взял с Собой на гору Преображения, и это выразил Петр, когда сказал: Господи! Нам здесь хорошо! Построим три кущи – Тебе одну, Моисею одну, одну Илии, и останемся здесь, осиянные этим невещественным, Божественным светом, окутанные этим дивным покоем…

Слово на праздник Преображения Господня Ни Петр, ни другие Апостолы не заметили того, что потом они сами поведали другим: что Христос преобразился – то есть явился в сиянии вечной славы – в момент, когда Моисей и Илия говорили с Ним о грядущем Его восходе в Иерусалим и распятии. Здесь, как и в стольких местах Нового Завета, мы видим, что, как и мы, Апостолы способны уловить светлое, дивное – и так часто пройти мимо того, чего Христу это стоит. Святой Серафим Саровский, говоря с одним из своих посетителей, сказал ему: Проси у Бога именем Христа то, что тебе нужно, но помни: какой ценой Христос получил власть тебе это даровать… Этим он хотел сказать: Не проси ни о чем, что недостойно Божией крестной любви, смерти, распятия Спасителя Христа…

Как и Апостолам, в моменты самые светлые нам хотелось бы, чтобы время остановилось и чтобы нам пребыть навсегда – в чем? – в забытьи! Чтобы нам навсегда забыть, что в нашей жизни и в жизни других людей порой происходит страшное: что бывает одиночество, бывает болезнь, бывает страх, бывают ужасы всякого рода; хотелось бы войти в этот дивный покой преображенного мира, которого мы все ожидаем, но который еще не явлен, еще не стал действительностью. В него мы должны верить, его мы порой имеем возможность пережить с большой, преображающей нас глубиной. Но мы должны помнить, что это переживание нам дано для того, чтобы принести в темный, скорбный, холодный мир сияние Преображения.

Когда Моисей на Синайской горе стоял перед Богом, озаренный Божией славой, он так приобщился к ней, что, когда спустился с горы, люди не могли вынести сияние его лица. Вот какими мы должны бы быть, когда переживем земное или небесное чудо, чудо преображения. И то, что случилось с Апостолами, то, что случилось с Моисеем, должно случиться и с нами: ни Моисей не остался на горе Синайской в видении Божием, говоря с Богом, как друг говорит с другом; ни Апостолам не было дано остаться на дивной горе Преображения; Христос сказал им: Пойдем отсюда…

И пришли они в долину, на равнину палестинскую, и застали там то, о чем мы слышали сегодня: неизбывное горе отца, родителей, друзей от того, что неисцельная болезнь поразила ребенка, и еще, может быть, более скорбный ужас о том, что и ученики Христовы, к которым обращался отец, ничем не смогли помочь – помог только Христос. Помог Он тем, что исцелил ребенка; но когда ученики Его спросили – Почему мы не смогли этого сделать? – Он им сказал: Этот род изгоняется только молитвой и постом.

И вот нам дается, по временам, это переживание преображенного мира, переживание чего-то дивного, божественного – вошедшего в жизнь. И, пережив это, мы должны это сохранить как самое драгоценное и войти в мир для того, чтобы этим поделиться. Поделиться же этим мы сможем, только если возьмем на себя подвиг поста и молитвы: не только вещественного, физического поста, но воздержания от всего, что центром своим имеет нас самих, от всякого себялюбия, всякого эгоизма, всякой жадности душевной или духовной, а не только телесной, от желания всякого обладания… И это мы можем осуществить, только если мы будем молиться; и опять: не только произносить молитвенные слова, не только как бы заставлять себя войти в мысль и дух святых, но всеми силами стремиться к тому, чтобы в тусклом, темном, осиротелом мире оставаться в общении с Живым Богом, Который есть и свет, и радость, и жизнь…

Подумаем о Преображении; подумаем о нашем опыте преображенного мира, о тех мгновениях или периодах, когда все внутри и вокруг нас было озарено действительно Божественным светом; и с этим светом пойдем к каждому человеку, во все обстоятельства жизни, и принесем туда свет Христов. Аминь.”

23 августа 1981 года