Проповеди

Пророк Самуил

Пророк Самуил
Пророк Самуил (XI в. до Р. Х.)
Проповедь митрополита Антония Сурожского

2 сентября мы празднуем день пророка Самуила. Он стоит на грани двух решающих эпох в истории не только израильского народа, но и человечества.

дальше
До него израильский народ признавал единственным своим Господом, единственным хозяином своей судьбы Бога. Правили на земле святые: патриархи – Авраам, Исаак, Иаков; правили Божии избранники – Моисей, Иисус Навин; правили судьи – Самуил.

У всех у них одно было общее: это были люди духа, которые в молитве и в праведности общались с Богом и были как бы проводниками Его воли. Один из пророков говорит, что пророк – это человек, с которым Бог делится Своими мыслями. И эти Божии мысли пророки провозглашали, а израильский народ – сколько умел, сколько хватало веры, силы, мудрости – им подчинялся. И пути Божии были своеобразны; не напрасно Исаия пророк говорит: Мои пути – не ваши пути, и Мои мысли – не ваши мысли, но как мысли Мои выше мыслей ваших, так и пути Мои выше путей ваших…

Пророк Самуил
Пророк Самуил. Венеция. Собор святого Марка. XII в.

И вот, при жизни пророка Самуила случился трагический переворот: это был момент, когда заколебалась, захирела вера израильского народа. Они оглянулись и увидели, что не виден им наследник для Самуила; и перед ними встал вопрос: а что будет, когда он умрет?.. И вместо того, чтобы довериться Богу, как доверялись Ему предки их, они решили, что быть под водительством Божиим – страшно; никогда не знаешь, куда поведет Господь; Он же и Аврааму говорил: Встань, покинь свою землю, оставь свой народ и пойди туда, куда Я тебя поведу… И Моисею Он велел поднять израильский народ из Египта и повести его в землю обетованную – то есть в ту землю, которую им обещает Господь, не указывая, ни где она, ни какова она, требуя Себе доверия… Слишком стало страшно жить только доверием, захотелось уверенности, обеспеченности.

И израильтяне обратились к Самуилу с требованием: Поставь нам царя, чтобы нам быть, как все прочие народы… Это первое отречение Израиля от самодержавия Божия; впервые Израиль потребовал, чтобы ему стать “как все” – то есть, отрекся от того, чтобы быть единственным, ни на какой народ не похожим. И Самуил обратился к Богу с молитвой, что ему делать. И ответ Божий был таков: Не тебя они отвергли, а Меня; предупреди их о том, что это будет значить; и если они все-таки захотят стать «одним из» народов вместо того, чтобы быть Народом Божиим, в исключительном смысле слова, если они согласятся быть подвластными земному царю вместо того, чтобы быть водимыми Царем Небесным, – дай им царя…

И так и случилось: Израиль потребовал себе царя, и царем был поставлен Саул.

Это первый поворотный момент в отступлении Израиля. Это отступление от Бога как от единственного содержания их жизни, как от единственного их вождя и Господа было завершено много столетий спустя, когда перед судилищем Пилата, перед лицом Спасителя Христа израильский народ, под водительством своих первосвященников и старцев, заявил: Нет у нас царя, кроме кесаря… Таким образом, израильтяне не только отреклись от непосредственного водительства Божия, не только потребовали быть «одним из» народов, но согласились уже не быть и «народом,» а раствориться в Римской империи как одна из составных частей, ничем не отличная от других.

Вот чем имя пророка Самуила так значительно в истории еврейского народа, вот почему он стоит перед Богом, в «ужасе», и почему «ужас» Самуила должен быть для нас образцом и призывом. Аминь.

“Евангелие Христово есть учение о святой любви”

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

Слово святителя Луки (Войно-Ясенецкого)

Задумывались ли вы когда-нибудь над тем, как огромно, как бесконечно величие апостолов?

дальше
Задумывались ли над тем, как безмерна была их сила?

Задумывались ли над тем, какой огромной силой духа, какой отважностью обладали эти избранники Христовы, эти братья Христовы, эти друзья Его?

Задумывались ли над тем, что сердцевед Бог наш избрал учениками Себе тех, сердца которых были самыми чистыми, самыми пламенными, самыми способными вместить всю глубину и все величие учения Христова?

Задумывались ли вы над тем, какое изумительное чудо совершил над ними Бог, когда в день Пятидесятницы ниспослал Духа Своего на них и дал им силы и уменье говорить на всех языках, ибо это было им необходимо, ибо проповедовать должны были они всем народам и должны были говорить на разных языках.

В чем же была главная сила апостолов?

В том, что покорили они проповедью своею весь мир Христов.

Огромна, страшна была сила империи Римской. Это была мировая держава, держава, подчинившая власти своей народы всего тогдашнего мира, всех покорившая себе.

Одной из важнейших основ власти этой державы была религия языческая, которой римляне придавали огромное значение. Они думали, что если падет их религия, то падет и держава их. Они в этом не ошиблись – так и было.

Кто же сокрушил их мировую власть? Кто же победил и уничтожил языческую религию?

Апостолы Христовы, проповедовавшие всему миру Евангелие. Эти бедные, ничему не учившиеся рыбари галилейские, простые люди, совершенно безоружные, обладавшие только одним мечом – мечом слова Божьего, покорили языческую религию и водрузили на ее развалинах крест Христов.

Знаете ли вы, каких безмерных трудов стоила эта победа, какими жестокими страданиями и преследованиями сопровождалась их проповедь о Христе?

Знаете ли вы, что все они, кроме одного только великого апостола Иоанна Богослова, преславную память которого мы ныне празднуем, окончили жизнь свою мученически, некоторые в ужасных страданиях: апостолы Петр, Андрей, Варфоломей, Филипп, Анания были распяты на крестах, Петр вниз головой.

С апостола Варфоломея содрали всю кожу и распяли его на кресте. Апостол Матфей умер страшной смертью в Эфиопии. И хотя один апостол Иоанн Богослов умер естественной смертью, но и он не избежал мучений и тяжелых гонений. По приказу языческого императора был он брошен в котел, в котором кипели масло и сера, но силой Божией остался невредим, и тогда был он сослан на дикий скалистый остров Патмос.

Это было место самой жестокой ссылки, куда посылали только тяжелейших преступников.

Победили, победили Христовы апостолы весь языческий мир, и благодатная проповедь их воссияла над миром солнцем правды, разгоняя тьму языческую.

Если так велики были все святые апостолы, то что же сказать об апостоле и евангелисте Иоанне Богослове, который был возлюбленным, избранным учеником Христовым?

Всех апостолов Своих любил Христос, но особо горячей любовью любил Иоанна Богослова, которого призвал на путь апостольства в юности его.

Он знал, какое драгоценное сердце бьется в груди Иоанна. Он отмечал его много раз. Иоанн возлежал на груди Господа Иисуса при Тайной Вечери и спросил Его на ухо о предателе: “Господи, кто есть”?

Он был одним из тех избранных, пред которыми преобразился Христос на горе Фаворской, был там вместе с Петром и братом своим Иаковом.

Эти же три избранных апостола были в саду Гефсиманском, когда там молился Господь Иисус Своей последней молитвой, обливаясь кровавым потом.

Ему Христос, висевший на кресте, заповедал быть хранителем и попечителем Своей Пречистой Матери: взглянув на Матерь Свою, а потом на ученика, Он сказал Ей: “Се Мати твоя!” И ему: “Се сын Твой!”

Скажите же, скажите, кто из всех людей, живших в мире, достоин более любви нашей, чем апостолы Христовы, а среди них избранный, возлюбленный Господом Иоанн Богослов?

Апостол Иоанн Богослов
Икона св. ап. Иоанна Богослова. Одна из нескольких икон этого святого, находящаяся в Пещере на острове Патмос

Величие его безмерно, и заслуживает он самой пламенной, самой горячей любви, самого глубокого почитания.

Он велик и в другом отношении: он был евангелистом, он написал величайшее из четырех Евангелий, Евангелие, не похожее на три других Евангелия: от Матфея, Марка и Луки, ибо в своих Евангелиях они главным образом рассказывают о жизни Господа Иисуса, о Его чудесах, Его преславных делах, о притчах глубоких, Им произнесенных; в них, конечно, содержится и учение о Божестве Господа Иисуса. Но никто из этих трех евангелистов с такой огромной силой не провозвестил христианскому миру о Божественности Господа Иисуса Христа.

Его Евангелие поистине изумительное.

Написано в течение тысячелетий бесчисленное количество книг, людьми написано. Среди них есть и весьма, весьма мудрые, весьма ценные для нас, содержащие ту или другую частицу истины, но если сравнить все эти книги, вместе взятые, с одним только Евангелием от Иоанна, то они представятся нам слабо мерцающими на ночном небе далекими звездочками, а Евангелие Иоанна предстанет ярко сияющим солнцем, всю вселенную освещающим, затмевающим свет звезд.

В своем Евангелии с огромной силой и глубиной святой Иоанн свидетельствует миру о Божественности Господа Иисуса.

Нет ничего более великого в мире, чем первая глава его Евангелия, которая читается один раз в году в первый день Святой Пасхи на литургии: “Вначале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово”.

Сразу же, сразу же сказал он, что Бог был Слово, а Словом именуется Господь Иисус Христос. И все Евангелие его полно свидетельств о Господе Иисусе как истинном Боге, Втором Лице Святой Троицы.

Только в нем содержатся все важнейшие глубочайшие речи Самого Господа Иисуса Христа, в которых Он Сам свидетельствует о Своей Божественности.

Только в этом Святом Евангелии читаем о чрезвычайно глубокой по содержанию беседе с Никодимом, пришедшим к Иисусу ночью, о беседе Его с самарянкой; читаем о воскрешении Лазаря.

Читаем в нем прощальную беседу Господа Иисуса с апостолами пред страданиями Своими.

Читаем удивительную молитву Его к Отцу Своему, которая именуется первосвященнической молитвой.

Уже в первом веке, еще при жизни апостола Иоанна, возникли весьма опасные ереси, которые если бы не были изобличены как ложные, могли разрушить все христианство.

Соборы Вселенские и отдельные великие святые боролись с этими ересями и посрамили их.

А чем руководствовались они в этой своей борьбе против ересей?

Прежде всего и больше всего Евангелием от Иоанна, ибо в нем почерпали они безусловные доказательства Божественности Господа Иисуса.

Но не одно только Евангелие написал св. апостол Иоанн Богослов, он написал еще и три чудных соборных послания. И в этих посланиях является он пред нами, как величайший провозвестник и проповедник любви.

Только из первого его послания узнаем то, что важней всего для нас, – узнаем, что Бог есть любовь.

В древнем мире богов представляли только грозными владыками, карателями и мстителями, и никто не знал до того, как нам это открыл святой Иоанн, что Бог есть любовь.

Его послания – сплошной гимн любви. Никто с такой силой, с такой настойчивостью не проповедовал о любви, как святой Иоанн.

Он жил очень долго, более ста лет, и всю жизнь он проповедовал о любви. А когда одолели его тяжелые старческие немощи, и не в силах он был произносить длинные проповеди, то повторял постоянно одну короткую фразу: “Дети, любите друг друга!”

Ученики его спросили его: “Отче святый! Что значит, что ты повторяешь всегда одно и то же?”

Святой апостол отвечал им: “Я потому говорю только эту фразу, что в ней содержится вся сущность Евангелия Христова, ибо Евангелие Христово есть учение о святой любви”.

Он написал еще удивительную книгу, называемую Апокалипсис, или Откровение св. Иоанна. Он написал в ней то, что было открыто ему Богом на острове Патмосе о последних судьбах мира пред Вторым страшным Христовым пришествием. Изумительна и эта книга: из нее почерпаем величайшие откровения и тайны Божии.

Скажите, не достоин ли этот апостол нашей безмерной любви, не достоин ли того, чтобы в нынешний день, когда празднуется память его, были бы полны храмы наши народом? А видите, как далеко не полон храм.

Не привыкли христиане чтить величайшего апостола Иоанна Богослова так, как должно.

Наполняются до отказа храмы в день первоверховных апостолов Петра и Павла, еще более – в дни памяти святителя Николая. Конечно, конечно, и апостолы Петр и Павел, и святитель Николай заслуживают глубочайшей любви.

Но почему такой глубокой любви не воздаете вы тому, кто Самим Христом был поставлен выше всех: и выше Петра и Павла, и выше святителя Николая? Почему не воздаете ему славу, почему не преклоняетесь пред памятью святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова?

Есть и моя вина в этом: конечно, я должен был бы каждый раз в дни памяти великого Иоанна Богослова сам служить, архиерейским служением привлекать вас к храму Господню. И очень хотел бы сегодня служить, но нет к этому возможности, ибо нет тех сослужителей, без которых невозможна архиерейская служба.

Запомните же хоть одно мое нынешнее слово и воздайте вместе со мною молитвенное пение великому и преславному апостолу Иоанну Богослову, другу и брату Христову.

Сказано 9 октября 1951 г.

Как читать Евангелие

Святое ЕвангелиеСлово митрополита Антония Сурожского

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Меня часто спрашивают: как нам читать Евангелие, чтобы оно достигало не только до ума, но и до сердца, и так, чтобы оно

дальше
не стояло всегда перед нашим умственным взором как осуждение, когда каждое действие Христово, каждое слово Христово, каждая Его заповедь осуждают нас в том, что мы не такие люди, которые поступают, как Он, думают и чувствуют, как Он, или выполняют то, что Он заповедал нам?

Из страха, из обескураженности мы ничего не достигнем; мы должны читать Евангелие так, как если бы Господь Иисус Христос пришел к нам как самый близкий друг, то есть как кто-то, кто заботится о нас больше всех других, кто не только вообще желает нам добра, но готов сделать все, именно все для нас, что возможно не только по-человечески, но и по-Божьи.

По человечеству мы знаем, что Христос отдал за нас Свою жизнь и Свою смерть; как Бог – Он открывает нам врата вечности: Я есмь дверь; кто войдет Мною, войдет в жизнь вечную.

Первое, что мы должны сделать, когда приближаемся к Евангелию, – это взять его с благоговением, с чувством, что мы держим не только книгу и что мы будем читать не просто слова, но что эта книга и эти слова, которые мы читаем – это СЛОВО, Бог говорящий; говорящий через действие, говорящий человеческими словами. И очень важно, что человеческие слова являются для этого средством, потому что мы не можем проникнуть в таинственный ум Божий. Не сказал ли Бог через Исаию пророка: Мысли Мои выше мыслей ваших, и пути Мои выше путей ваших? Но во Христе Он обращается к нам на человеческом языке.

И затем мы должны прислушиваться к тому, что Он говорит, и вглядываться в то, что Он творит, всматриваясь во все ситуации, которые описаны в том или другом евангельском отрывке, с благоговением, с интересом, с трепетом, потому что это Он говорит нам, Его мы видим движущимся, действующим, спасающим. И мы должны постараться и найти свое место в толпе, Его окружающей, слушать, как если бы мы присутствовали действительно, когда Он произносил эти слова, слушать, как если бы мы стояли в толпе, когда Он целил, спасал, звал к покаянию людей, пришедших к Нему. И слушать, будто слова, которые Он произносил, как говорит в Евангелии апостол Петр, – слова жизни, не слова смерти; слова, способные пробудить в нас все, что есть живого и по-человечески, и по вечности, по-Божиему; слова жизни, а не слова смерти в том смысле, что они должны привести нас к жизни, а не осудить нас даже прежде нашей смерти.

Митрополит Антоний Сурожский
Митрополит Антоний Сурожский (1914 – †2003), фото 1966 года

И это очень важно, потому что из страха, из чувства осужденности мы никогда ничего не достигнем. Итак, будем читать Евангелие, выбирая все те отрывки, которые доходят до нас, – не те отрывки, которые проходят мимо; отрывки, которые бьют нас в сердце, или, словами Эммаусских путников, заставляют гореть наши сердца, когда Он говорит нам. Будем читать эти отрывки, которые, воспламенив наши сердца, могут также привести – или приводят – к жизни наш ум, подвигают нашу волю, побуждают нас к новой жизни.

И вспомните – или поймите впервые – что эти отрывки показывают нам, что в этом (и это может быть что-то очень малое) Бог и мы едины умом, едины сердцем, что мы коснулись чего-то, в чем мы уже, пусть потенциально, подобны Богу. Это – откровение Божие нам, когда мы обнаруживаем, что Он подобен нам, а мы – Ему. Это и откровение о нас самих: в этой точке Бог и я – сродни, мы подобны; это уже отблеск Божественного образа, который я могу уловить в себе. И обнаружив это, мы можем прибавить: Дай мне быть верным этому, потому что сохранив верность этому, я буду также верен себе и верен Богу.

И если мы храним как сокровище, как священное сокровище эти отблески нашего самого дивного божественного “я” и дивного человеческого “Я” Бога, тогда мы можем идти вперед с радостью, с вдохновением; мы можем идти вперед к тому, чтобы стать тем, что мы на самом деле есть. Конечно, на этом пути мы будем чувствовать внутреннее сопротивление, мы не всегда будем хотеть быть тем лучшим, чем мы можем быть; и на это нам ответят другие евангельские отрывки: берегись, если ты склонишься на то или другое искушение, если ты последуешь иному течению жизни, мысли – ты разрушаешь себя… Потому что заповеди Христовы – не приказы, которые Он нам дает, не муштровка; это – да, действительно, в форме заповедей – описание того, что мы должны чувствовать, чего желать и чем быть, если мы подлинно становимся людьми, достойными человеческой природы и нашего человеческого призвания, которое состоит в том, чтобы стать подобными Христу и участниками Его Божественной природы.

И если мы это сделаем, если мы начнем вглядываться и искать всего, что в нас есть красота, – уже образ Божий в нас, раскрывающийся, как солнечный свет всходит на заре (это может еще не быть яркий полуденный свет, но это всегда свет, может быть, за горизонтом – но свет!); тогда мы найдем вдохновение и мужество встать лицом к лицу с потемками и тьмой в нас. Но встать творчески, с тем, чтобы строить, а не с тем, чтобы разрушать. Зло не разрушают, не уничтожают – но строят добро; так же как мрак рассеивается не иначе, как внесением в него света.

Попробуем поэтому в будущем читать Евангелие, слушать его с благоговением, с радостью: Бог пришел ко мне, Он говорит мне лично; Он открывает мне красоту, которая есть во мне, и предостерегает меня о том, чту может убить эту красоту. Но Он на моей стороне, Он мой Друг, мой Брат по человечеству, и также мой Бог и мой Спаситель. Аминь.

12 мая 1991 г.

Слово в неделю жен-мироносиц

Жены-мироносицыСвященномученик Серафим (Чичагов)

Нынешний воскресный день определен Святой Церковью Христовою к ублажению памяти святых жен-мироносиц. Кто были жены-мироносицы?

дальше
Все евангелисты прежде всего указывают на Марию, рожденную в Галилейском городе Магдалы, ту самую, из которой Иисус изгнал семь бесов. За такое благодеяние Мария Магдалина платила Господу пламенною любовью. Вторая мироносица – Мария Иосиева, мать Иакова и Иосии, следовала за Спасителем до самого гроба. Сын этой Марии, Иаков Алфеев, был одним из 12 Апостолов. Саломия была матерью сынов Зеведеевых, Апостолов Иоанна и Иакова. Кроме Марии Магдалины и Марии Иаковлевой, св. Апостол Лука указывает на жен-мироносиц – Иоанну и еще других, не называя их по именам (Лк. 24:10). Кто была эта Иоанна? Жена Хузы, домоправителя Иродова, исцеленная также Господом. По словам св. Апостола Луки, между женами была несомненно Сусанна (Лк. 8,1–3) и многие другие, которые служили Христу своим достоянием. Конечно, к числу жен-мироносиц принадлежали Мария и Марфа, сестры Лазаревы, столь пламенно любившие Господа.

Святая Церковь Христова ублажает память всех святых, и особенно дороги христианам эти жены-мироносицы, счастливые спутницы Христовы, которые служили Учителю не только своим достоянием, но и трудами рук своих, преданные Ему всем сердцем, страдавшие вместе с Господом, окружавшие Его не только во время путешествий, но и на крестном пути, на Голгофе, у самого Креста. Воспоминания о их самоотвержении, подвигах, о их несравненной и нежной любви ко Христу наполняют сердца верующих людей тою же любовью ко Господу и стремлением служить Ему до самой смерти!

Митрополит Серафим (Чичагов)
Митрополит Серафим (Чичагов) (1856 – †1937)

Христос не выбирал жен-мироносиц и не звал их следовать за Собою, подобно Апостолам и 70 ученикам, но они сами пошли за Ним как за единою целью своей возрожденной жизни, как за вечной истиной, как за своим Спасителем и Сыном Божиим, несмотря на Его видимую бедность, простоту и явную враждебность к Нему первосвященников и народных наставников. Они сами покинули свои дома, дела, имущество, семьи и пошли за Господом, радуясь, что хоть чем-нибудь могут быть полезными Христу и Его общине. Во время крестного шествия Христа на Голгофу только женщины-мироносицы плакали и рыдали. Господь услышал вопль жен и обратился к ним со словом утешения. Что должны были испытать эти любящие жены, стоя у Креста Спасителя и видя весь позор, ужас и, наконец, смерть возлюбленного Учителя?! Все ученики от страха разбежались, даже Апостол Петр, обещавший умереть с Иисусом и трижды отрекшийся от Него, и только Богоматерь с Иоанном Богословом и жены-мироносицы остались у самого Креста. Затем Богоматерь унесли на руках, ибо Она лишилась чувств, но Мария Магдалина и другие жены-мироносицы, которых толпа отодвинула от Креста, пребывали здесь до самого конца. Когда Сын Божий испустил дух, те же жены-мироносицы поспешили домой, чтобы уготовить ароматы и миро, а Мария Магдалина и Мария Иосиева смотрели, где полагали тело Иисусово во гроб. Они ушли только по наступлении совершенной темноты, чтобы пред рассветом опять прийти ко гробу. И за свое усердие к Сыну Божию, за решимость воздать Ему почестями при погребении, за свою непоколебимую веру эти святые жены первыми из человеков получили удостоверение о Воскресении Христа и сделались первыми и сильными проповедницами, как познавшие это из уст Ангела.

И так, возлюбленные матери, жены и сестры, пример благоговейных жен-мироносиц пред нами! Жизнь их многопоучительна и теперь для современных христианок. Они не отличались добродетелями, пока не знали Христа; Мария Магдалина была жилищем злого духа, Марфа была образцом житейских влечений и мирской суеты, но Божественное учение Спасителя, чудеса Сына Божия и благодать Христова совершенно их возродили.

По примеру жен-мироносиц многие христианские женщины впоследствии обратились с живою верою к вознесшемуся на небо Христу. В истории христианства мы видим множество матерей и жен, возлюбивших учение Христа и Святую Церковь более, чем свое знатное происхождение, земную славу, почести, богатства, наслаждение мира, более, чем родителей, мужей и своих детей, предпочитавших смерть отречению от Христа и Его заповедей. Мы знаем даже таких матерей, которые вели на казнь за Христа своих отроков и с радостью отдавали их в жертву людям, дабы прославить в Царствии Божием. Некоторые с великим мужеством и терпением распространяли учение Христово и просветили целые страны. Многие храмы и монастыри строились благочестивыми царицами, княгинями и боярынями.

Святая Церковь и ныне с упованием смотрит на вас, благочестивых жен и сестер! Вы поддерживаете еще веру в ваших семьях и заботитесь об украшениях и благолепии храмов. Но в наше время является множество жен с небывалым еще в истории христианства направлением и состоянием духа. Я хочу сказать вам о тех, которые не находят себе никакой деятельности, томятся своею жизнью, жалуются на скуку и чистосердечно спрашивают всех: что им делать, чем заняться? Они признают в себе недостаток энергии, здоровья и отсутствие всяких стремлений, желаний, дарований и любви к чему бы то ни было. Точно на них не лежит никаких обязанностей, точно они не дочери своих отцов и матерей, не матери своих детей, не жены своих мужей!?

Спрашивается: что делать тем, которые имеют на руках престарелых родителей и скучают? Покоить родителей и помогать им готовиться к переходу в загробную жизнь. Это ли не обязанность, не дело, не служба родителям, а главное – Богу? Что делать замужним женщинам? Сохранять то, что зарабатывают их мужья, создавать приятный очаг мужьям, воспитывать детей, блюсти в домах Дух Божий, быть примером христианской жизни для младших и служащих. Насколько дети окажутся подготовленными к духовной жизни и к борьбе со страстями, настолько жизнь их будет легче и избавлена от скорбей, испытаний и искушений. Но чтобы мать семейства могла свято исполнять свои важные обязанности, ей необходимы знание веры, искренняя вера, понимание любви Божией, любовь к Богу и неразлучная жизнь со Святою Церковью. У кого нет собственных детей, они могут посвятить жизнь чужим детям, часто бедствующим, заброшенным, осиротевшим, часто впадающим в грех по неведению. Спрашивают еще: где найти отдых от ежедневных забот и попечений? Странный вопрос для светского человека! Ведь столько в миру придумано развлечений и удовольствий, но надо признать, следовательно, что светские удовольствия не развлекают и не дают отдыха, а только денежно разоряют. Оно, несомненно, так. Поэтому пусть эти жены и девицы научатся истинной жизни у прежних христианок, у своих предков, которые находили покой и отдых в духовном чтении, в молитве, в церковной жизни, в благотворительности, в просвещении народа.

Возлюбленные сестры во Христе, помогайте пастырям, служите Господу! Аминь.

Источник: Слова и речи преосвященного Серафима (Чичагова), ныне епископа Кишиневского и Хотинского, произнесенные им в бытность его священником и архимандритом, с приложением составленных им: Летописного очерка Зосимовой пустыни и Жития преподобного Евфимия, Суздальского чудотворца. – Кишинев : Епарх. тип., 1911. – 232 с.; 24.

Радоница!

РадоницаПроповедь иеросхимонаха Валентина (Гуревича)
Христос воскресе! Сегодня, во вторник второй седмицы по Пасхе Русская Православная Церковь празднует Радоницу — особое пасхальное поминовение усопших.

дальше
Мы поминали усопших Великим Постом — в субботы II, III, IV седмиц Святой Четыредесятницы. И в этом были свои резоны, о которых мы говорили в эти дни.

И вот теперь это поминовение творится с тем благочестивым намерением, чтобы по совершении светлого семидневного торжества в честь Воскресшего из мертвых, разделить эту великую радость Пасхи и с умершими в надежде блаженного воскресения, радость коего возвестил Сам Господь, сошедший во ад проповедать победу над смертью…

И в этом пасхальном поминовении усопших с его особыми пасхальными песнопениями также присутствует радость о Воскресении Господа, Который «Адама воздвиг от тли» и «падшим подает воскресение»…

Мы поминаем усопших в этот светлый Пасхальный период, когда «вся исполнишася Света — Небо же, и земля, и преисподняя» и «празднует мир, видимый же весь и невидимый Востание Христово — веселие вечное»…

Само название праздника — Радоница (Радуница, Радовница, Радощница) — говорит о том, что это праздник радостный, сопровождающийся радостью, радованием. Славянский корень рад, присутствующий во всех этих словах, означает блистающий, сияющий, просветленный. Это тот же корень индоевропейской семьи языков, который присутствует и в латинских словах — radio (блистать, сиять, испускать лучи), radius (луч). Мы говорим — радиация, то есть, излучение. Когда человек радуется, он как бы светится, сияет, «светло празднует». В противоположность тому, когда у человека горе, лицо его мрачнеет, а не светится.

«Радуйся, Дево, радуйся! И паки реку: радуйся! Твой Сын воскресе тридневен от гроба и мертвыя воздвигнувый. Людие веселитеся!»

Праздник с этим названием существовал уже во времена языческих предков русского народа, как праздник обновляющейся весной природы, уже тогда имевший значение времени, посвященного чествованию усопших; ибо с весенним воскрешением природы от зимней смерти соединялась мысль о пробуждении умерших, об освобождении их от мрачных затворов ада…[1]

Иеросхимонах Валентин (Гуревич)
Иеросхимонах Валентин (Гуревич), насельник Донского монастыря

Святые отцы говорят, что у Бога есть две книги, читая которые, человек имеет возможность постигать духовную истину. Эти две Божьи книги — Священное Писание и Сотворенная Богом Природа. И если языческим народам Библия была недоступна, то Книга Природы всегда была в распоряжении тех, кто имел очи, способные видеть…

В этой связи вспоминается очерк святителя Игнатия Брянчанинова «Сад во время зимы», в котором автор проводит ту же аналогию и видит в весеннем оживлении природы Божье чудо, явно подсказывающее нам, что Бог, Которому все возможно, вот так же, как эти, похожие на скелеты оголенные от листвы, ветви деревьев[2] набухают почками и покрываются молодой листвой, и человеческие мертвые кости способен вернуть к цветущей юности и жизни во плоти.

Святитель пишет:

«В 1829 году проводил я зиму в Площанской пустыни. И поныне там, в саду, стоит уединенная, деревянная келья, в которой я жил с моим товарищем. В тихую погоду, в солнечные ясные дни выходил я на крыльцо, садился на скамейку, смотрел на обширный сад. Нагота его покрывалась снежным покрывалом; кругом все — тихо, какой-то мертвый и величественный покой. Это зрелище начало мне нравиться: задумчивые взоры невольно устремлялись, приковывались к нему, как бы высматривая в нем тайну.Однажды сидел я и глядел пристально на сад. Внезапно упала завеса с очей души моей: пред ними открылась книга природы. Эта книга, данная для чтения первозданному Адаму, книга, содержащая в себе слова Духа, подобно Божественному Писанию. Какое же учение прочитал я в саду? — Учение о воскресении мертвых, учение сильное, учение изображением действия, подобного воскресению. Если бы мы не привыкли видеть оживление природы весною, то оно показалось бы нам вполне чудесным, невероятным. Не удивляемся от привычки; видя чудо, уже как бы не видим его! Гляжу на обнаженные сучья дерев, и они с убедительностью говорят мне своим таинственным языком: ”мы оживем, покроемся листьями, заблагоухаем, украсимся цветами и плодами: неужели же не оживут сухие кости человеческие во время весны своей?”

Они оживут, облекутся плотью; в новом виде вступят в новую жизнь и в новый мир. Как древа, не выдержавшие лютости мороза, утратившие сок жизненный, при наступлении весны посекаются, выносятся из сада для топлива: так и грешники, утратившие жизнь свою — Бога, будут собраны в последний день этого века, в начатке будущего вечного дня, и ввергнуты в огнь неугасающий.

Если б можно было найти человека, который бы не знал превращений, производимых переменами времен года; если б привести этого странника в сад, величественно покоящийся во время зимы сном смертным, показать ему обнаженные древа и поведать о той роскоши, в которую они облекутся весною, то он, вместо ответа, посмотрел бы на вас и улыбнулся — такою несбыточною баснею показались бы ему слова ваши! Так и воскресение мертвых кажется невероятным для мудрецов, блуждающих во мраке земной мудрости, не познавших, что Бог всемогущ, что многообразная премудрость Его может быть созерцаема, но не постигаема умом созданий. Богу все возможно: чудес нет для Него. Слабо помышление человека: чего мы не привыкли видеть, то представляется нам делом несбыточным, чудом невероятным. Дела Божии, на которые постоянно и уже равнодушно смотрим, — дела дивные, чудеса великие, непостижимые.

И ежегодно повторяет природа пред глазами всего человечества учение о воскресении мертвых, живописуя его прообразовательным, таинственным действием!»[3]

И вот, удивительное дело: язычники, не знавшие Писания, из Книги Природы почерпнули учение о воскресении мертвых. А в древней Иудее уже были люди, которые, несмотря на учение ветхозаветных пророков, не верили в воскресение мертвых. Эти ветхозаветные неверующие материалисты составляли партию так называемых саддукеев; к ней, кстати, принадлежал Каиафа, который был как раз первосвященником в Иерусалиме в момент распятия Господа Иисуса.

Это именно саддукеи — Каиафа и его «команда» инициировали акцию распятия.

Конечно, с ними тогда была солидарна и партия фарисеев, в своем большинстве.

Но фарисеи в отличие от саддукеев все-таки веровали в Ангела, духа, в учение ветхозаветных пророков о всеобщем воскресении. Из их среды вышли выдающиеся христианские учителя и последователи Господа Иисуса, такие как св. Апостол Павел, Иосиф Аримафейский с Никодимом, почитаемый учитель Гамалиил, Симон — отец Лазаря Четверодневного и его сестер вместе со своими детьми…

А материалистам-саддукеям спастись было труднее, они и стали заводилами в деле распятия Господа Иисуса.

Тем более мы, вышедшие из материалистического Советского Союза, несем в себе эту неосаддукейскую закваску…

Нам всем недостает веры во всемогущество Создателя всего мира, всей целокупности его видимых и невидимых, ощутимых и неощутимых для человека областей, в их бесконечной и неохватной для человеческой науки грандиозности; «яко Той рече, и быша, Той повеле, и создашася…». И сказал Бог: «Да будет…», «и стало…».

И как вочеловечившийся Господь при жизни Своей на земле воскрешал умершие души пребывавших во плоти Своих современников, так же Он воскрешал и умерших телесно, к которым властно взывал: «талифа, куми!» или «Лазаре, гряди вон!», «уверяя», таким образом, «общее воскресение»…

И во втором случае это было сделано по отношению к уже разлагающемуся и смердящему трупу, то есть, речь шла не о «клинической смерти», как это можно было бы предположить в случае с дочерью начальника синагоги.

Более того, эта власть воскрешать мертвых также дана Его последователям, которые обретают единство с Богом по слову Спасителя: «да будут они в нас едино, как Ты, Отче во Мне и Я в Тебе, так да будут они в Нас воедино». И становятся наследниками Отца Небесного, сонаследниками Спасителя. Эту власть демонстрировали уже апостолы. Так Петр, воскресил Тавифу, Павел, вернул к жизни юношу, упавшего с третьего жилья (этажа). И затем уже последователи апостолов, святые праведники со властью повелевали умершим возвращаться в свои бездыханные тела, например для того, чтобы сказать, куда они положили взятое взаймы золото или указать на подлинного убийцу, чтобы не был казнен невиновный, которого оклеветали…

И разве есть невозможное для Всемогущего Бога? Разве не властен Создатель Вселенной, и видимого, и невидимого мира, Своим Властным Гласом воззвать из созданного Им невидимого мира к материализации и жизни в созданном Им же видимом мире души тех, чьи тела уже давно превратились в земную персть, пыль или разложились на элементарные частицы, перешли в форму волн эфира…

Заметим, что заупокойные службы нашей Церкви и в обычное, не пасхальное время всегда заканчиваются пасхальным отпустом: «Воскресый из мертвых Христос истинный Бог наш души от нас преставльшихся раб Своих в селениих праведных учинит, в недрех Авраама упокоит, и с праведными причтет, и нас помилует, яко благ и человеколюбец»…

Христос воскресе!

[1] Ср. Полный церковно-славянский словарь протоиерея Г. Дьяченко, М., 1993 г., репринтное воспроизведение издания 1900 г., статья «Радоница».
[2] Ср.: «Пред окнами моей кельи стояло древо, разоблаченное морозами, как скелет, разоблаченный смертию» — из книги свт. Игнатия (Брянчанинова) Собрание сочинений. Том I. — М.: «Ковчег», 2006, стр.97.
[3] Там же, стр. 96, 97.

Источник: отрывки проповеди иеросхимонаха Валентина (Гуревича) (12/25 апреля 2017), сайт “Солнце России”

Слово на Вход Господень в Иерусалим архимандрита Кирилла (Павлова)

Вход Господень в ИерусалимВо имя Отца и Сына и Святаго Духа! Сегодня, возлюбленные во Христе братия и сестры, Святая Церковь, а вместе с нею и мы, воспоминаем торжественную встречу Господа нашего Иисуса Христа при входе Его в Иерусалим,

дальше
устроенную Ему лучшею частью израильского народа.

Господь наш Иисус Христос во исполнение пророчества о Нем как о Царе кротком и праведном после чудесного воскрешения Лазаря, за шесть дней до Своей смерти, являет Себя иудеям, решительно давая им уразуметь, что Он воистину есть Тот Мессия и Царь, Которого они ждут.

Он вступает в столицу Израильского царства, во святой град Иерусалим, сидя на молодом осле, сопровождаемый множеством народа. Все соединилось для того, чтобы встреча эта была самою торжественною: толпы людей следовали за Иисусом Христом от Вифании до Иерусалима; одни при этом постилали на дороге свои одежды, другие резали зеленые пальмовые ветви и бросали их по пути шествия Спасителя или потрясали ими в воздухе. Картина представлялась очень торжественная и трогательная: это было одно из самых лучших и радостных событий в земной жизни Спасителя. Сопровождавшие и встречавшие Иисуса Христа приветствовали Его восторженными возгласами, восклицая: Осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! мир на небесах и слава в вышних! (ср.: Мф.21:9; Лк.19:38).

Так торжественно и радостно встречал израильский народ Мессию, столь давно им ожидаемого. И было о чем радоваться израильскому народу, встречая своего Царя. Это был не обыкновенный земной царь, который силою оружия покоряет себе народы. Но это был Тот Царь, о Котором еще в древности пророчествовал святой пророк Захария, говоря: Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной (Зах.9:9).

Вступал в Иерусалим Царь праведный, не только Сам в Себе праведный, но и несущий с Собою правду вечную для всего человечества, несущий для него оправдание от терзающего его греха. Вступал Царь кроткий, не лично только Сам кроткий, но и грядущий научить людей кротости, установить для человечества царство мира и привлечь к Себе людей смирением и любовью. В Иерусалим входил Царь спасающий – Спаситель мира, грядущий искупить людей от тяжких наказаний за грехи, освободить их от царствующего в мире зла.

Поэтому, братия и сестры, понятно, почему такой радостной была встреча, которую устроил Господу израильский народ при входе Его в Иерусалим. Эта великая радость израильского народа будет для нас еще понятнее, если мы вспомним те условия, в которых находились тогда иудеи.

Еще до Рождения Иисуса Христа народ израильский был порабощен римлянами, отдавшими его под управление жестокому и несправедливому Ироду. Подобны Ироду в своей жестокости были и наместники римские. Нравственно-религиозное состояние народа было крайне плачевным. Религиозные вожди иудеев отличались порочностью, неверием, корыстолюбием и другими низменными качествами.

Поэтому естественно было ожидать иудеям Спасителя-Царя, Который избавил бы их от бед и уничтожил среди них беззакония. И когда этот Царь среди них явился, то неудивительно, что народ принял Его с такой великой радостью и ликованием.

Архимандрит Кирилл (Павлов)
Архимандрит Кирилл (Павлов) (1919 — †2017)

Сию-то радостную встречу Господа нашего Иисуса Христа и мы с вами ежегодно торжественно празднуем, но это событие не должно иметь для нас значение только лишь историческое. Оно должно оставаться для нас событием существенным, имеющим непосредственное значение для нашей души и для нашего спасения. Спаситель мира есть Царь не одних только израильтян, но и всех людей, и приходил Он не только к еврейскому народу, но и ко всем народам мира. Кроткий и праведный, Он постоянно идет к каждому из нас, постоянно стучится в двери нашего сердца, и мы должны всегда с великой радостью встречать нашего Господа. Потому в ныне слышанном апостольском чтении святой апостол Павел говорит нам: Радуйтеся всегда о Господе: и паки реку: радуйтеся (Флп.4:4).

И эта радость наша о Господе должна быть более сознательной и совершенной, чем радость народа израильского, потому что израильтяне не все хорошо понимали значение вшествия Спасителя в Иерусалим, а мы с вами уже знаем, для чего сходил с Неба на землю Христос и что Он сделал для нас.

Но как выражать свою радость при сретении Господа – этому мы должны поучиться у израильского народа. Иудеи, встречая Господа, постилали Ему свои одежды. Чтобы понять таинственный смысл этого символического действия, надо припомнить, что в древности одежда знаменовала собою то или другое душевное состояние человека, выражала собою его дух. Поэтому если кто-то снимал одежду и постилал ее пред каким-либо лицом, то таким образом он показывал, что повергает самые возвышенные чувства свои – любви, уважения и благоговения – пред этим лицом.

Вот и иудеи выражали готовность отказаться от самих себя и посвятить свои души и тела Царю Израильскому, Которого они встречали. Так точно должно и нам поступать при сретении Господа. Мы проявим свою любовь к Нему и радость о Его Пришествии тогда, когда сбросим с себя нашу греховную духовную одежду, загрязненную пороками, и оденемся в одежду чистоты, невинности и правды; когда откажемся от злой воли своей, и облечемся в нового человека, и себя всецело предадим в волю Христа Спасителя; когда безропотно и с покорностью будем нести свой крест, с любовью и самоотвержением перенося все скорби. Такая наша встреча Христа будет самой лучшей и приятной для Господа.
Израильский народ при встрече со Спасителем срезал пальмовые ветви и постилал их на Его пути. Чтобы понять внутренний смысл этого действия, надо знать, что в Священном Писании под деревом очень часто подразумевается человек. Так, например, под добрым деревом – добрый человек, под сухим – человек худой, не приносящий плодов, добрых дел.

Пальма же, отличаясь крепостью и красотой, знаменовала собой нравственную красоту человеческую. Поэтому когда израильтяне резали пальмовые ветви и постилали их под ноги Спасителя, то этим они выражали доброе настроение духа и готовность следовать за своим Царем. Так и мы должны при сретении Господа являть в себе добрые качества пальмы; наша добрая нравственная деятельность должна опираться на твердые убеждения веры, чтобы наша добрая жизнь никогда не засыхала и не предавалась порче и тлению, но всегда была свежей и цветущей.

Наконец, при встрече Спасителя израильтяне восхваляли и славили Его, восклицая: Осанна в вышних! благословен Грядущий во имя Господне! (ср.: Мф.21:9). Этим народ израильский желал выразить пред Господом свое радостное чувство. Так точно и мы должны славословить Господа: и устами – словесно, и молчаливо – самим своим житием, чтобы во всем прославлялся Спаситель наш Иисус Христос. Как небо, которое хотя и не имеет уст, но своей красотой заставляет других славить Творца, так и всякий должен прославлять Господа своим добрым поведением и жизнью. Должны мы прославлять Господа и устами своими во всяком духовном пении и молитве – за Его чудные дела и неизреченные Его к нам любовь и милосердие.

Если таким образом будем мы служить Господу всем своим сердцем и с радостью и преданностью Ему встречать Его, то Он еще в сей земной жизни исполнит наши сердца радостью духовной, а что еще важнее, пременит эту временную радость на вечную в Жизни Будущей, которой не будет конца. Аминь.

1964 год

Слово Святейшего Патриарха Кирилла

Сегодня, 29 марта 2020 года, в Неделю 4-ю Великого поста, прп. Иоанна Лествичника, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию святителя Василия Великого в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя в Москве.

дальше
По окончании Литургии Святейший Владыка обратился к пастве с Первосвятительским словом:

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Текущая неделя Великого поста посвящена воспоминанию о святом преподобном Иоанне Лествичнике, замечательном игумене Синайской горы, где до сих пор сохраняется монастырь, что возглавлял святой преподобный Иоанн, с очень строгой дисциплиной. Множество подвижников выходили из этого монастыря в мир по разным обстоятельствам и причинам, и вокруг каждого из них создавался некий круг людей, взыскующих спасения. На основании огромного духовного наследия Синайской обители сформировался определенный корпус святоотеческих текстов, которые помогают и нам, современным людям, изучить всю трудность того, что называется духовной бранью, всю сложность войны, которую ведет человек со своим собственным грехом.

Эта война куда сложнее, чем война с внешним противником. Победить самого себя, разобраться в своих мыслях, очистить душу от греха, стать настолько твердым и сильным, чтобы более не впускать грех в душу, — это битва, которая по своему напряжению превышает любую человеческую битву, любой земной конфликт, в котором мы отдаем последние силы, чтобы победить врага. И нужно помнить, что главная победа, к которой мы стремимся в жизни, — это победа над самими собой.

Мы также совершаем память святой Марии Египетской. На этой неделе, в четверг, в память о Марии Египетской будет полностью прочитан канон святого преподобного Андрея Критского. Эта длительная служба с чтением канона называется Марииным стоянием, и потому невольно мысль обращается сегодня к преподобной Марии Египетской. Мы хорошо знаем, что она была женщиной легкого поведения, которая наслаждалась жизнью в богатом и красивом городе Александрии. Но однажды, случайно оказавшись на Святой земле, она почувствовала, что Господь не пускает ее под своды Храма Гроба Своего, и во мгновение приняла решение изменить свою жизнь.

В Иерусалиме было много святынь, главная из которых — Гроб Господень. Было много богомудрых пастырей и архипастырей. Но Мария избирает совершенно особый путь — конечно, не сама, но движимая Промыслом Божиим. Мария уходит из Иерусалима. Она перестает посещать Храм Гроба Господня, перестает прикладываться ко всем святыням града Иерусалима и, перейдя Иордан, уходит одна в страшную пустыню — где неизвестно, чем можно прокормиться, где неизвестно, как можно спастись от ядовитых змей и диких зверей, таких, как львы, которые в то время еще жили на Ближнем Востоке. Хрупкая женщина пересекает Иордан и уходит от всех, оставляя и храмы, и обители, отказываясь даже от причастия. Уходит в пустыню — давайте только подумаем! — чтобы никого, кроме Бога, перед ней более не было.

Святая преподобная Мария Египетская так прожила всю оставшуюся жизнь, несколько десятков лет. Буквально за год до ее кончины монах Зосима из обители преподобного Герасима, что на Иордане (кстати, обитель до сих пор существует), ушел за Иордан, как поступали монахи в первую седмицу Великого поста, чтобы особым образом пройти это поприще в пустыне, и встретил там Марию Египетскую живой и невредимой. Зосима не мог понять, кого же он встретил, — человека или ангела. Как же эта женщина — без молитвы в храме, без принятия Христовых Таин, без помощи духовников, без помощи братьев и сестер по духу — как она смогла в полной изоляции достичь такой святости, которой был поражен Зосима, видя, как Мария перешла Иордан по воде? Что это означает? Это означает, что между ее физическим естеством и ангельским естеством более не было никакой границы, она, подобно ангелу, преодолела законы человеческого естества. Никакого земного тяготения! А в результате чего? В результате молитвы в уединении, искренней молитвы, — которая продолжалась не неделю, не месяц, не два, — а всю жизнь. Именно эта молитва и соделала из грешницы Марии великую святую, которую Церковь предлагает как пример каждому из нас. Пример того, как из бездны греха — через подвиг отделения себя от мира, через подвиг уединения — можно взойти на ангельскую высоту.

Сегодня Отечество наше проходит через трудные испытания. Вы знаете, есть очень большая угроза пандемии страшного вируса. Я получаю известия из разных стран, но меня особенно поразило письмо одной православной женщины из Италии. Еще раз повторю: письмо произвело на меня страшное впечатление. Она пишет: «Владыка, я хорошо понимаю москвичей, жителей Петербурга, других городов. Вам кажется, что эта страшная эпидемия где-то далеко, и неизвестно, когда она к вам придет, неизвестно, будет ли она такой страшной. Точно так же и мы думали две недели назад. Нам казалось, что никакой эпидемии в Риме не будет. Но сегодня мы все сидим по домам, морги и даже стадионы заполнены трупами, их невозможно даже сжигать. Люди умирают так, как только могут умирать во времена страшной эпидемии. Мы нередко остаемся без еды; с огромным страхом доходим до ближайшего магазина, где можем приобрести продукты, и немедленно возвращаемся домой; а если не вернемся, подвергаемся репрессиям со стороны полиции. Мы не могли себе представить, что у нас будет такая жизнь», — а далее слова, обращенные ко всем нам: «как вы сегодня не можете этого представить». А почему каждый не может себе представить? А потому что, по милости Божией, практически ни в одной семье еще никто не умер. Если же это произойдет, то во мгновение все представят; еще и в панику впадем. Но Церковь призывает сегодня, до жертв в наших семьях, принять на себя обязательство строго исполнять все предписания, которые исходят от санитарных властей в России.

Пример Марии Египетской свидетельствует о том, что и без посещения храма можно спастись. Ведь не какой-то искусственный пример я вам привел, а пример святой, чью память мы совершаем на этой неделе. Святой, что ушла из всех храмов и монастырей и удалилась в пустыню.

Нет сегодня ни в Москве, ни в Петербурге, ни в других наших городах пустынь. Но есть место, которое может стать пустыней, — это наш собственный дом. Давайте сделаем наши дома пустыней, давайте будем там возносить горячую молитву. Давайте возложим на себя подвиг не выходить из наших домов, как взяла на себя подвиг Мария Египетская — не выходить из пустыни. А уж ей, наверное, тоже есть и пить хотелось! Хотя в современных городах есть возможность получить и питие, и пищу, не выходя из своей пустыни.

Именно так мы должны сейчас жить. Всякие другие проповеди, в том числе исходящие от неразумных священнослужителей, не слушайте — слушайте то, что вам сегодня сказал Патриарх, и не от себя, а от великого подвижнического подвига святой преподобной Марии Египетской, которая и тело, и душу спасла, уйдя в пустыню, в полную изоляцию от окружающих ее людей.

Неслучайно, что память Марии Египетской совпала со введением карантина, связанного с распространением коронавируса. Ничего у Бога не бывает случайным. Все произошло именно в эти дни — для того чтобы мы, взирая на подвиг Марии Египетской, научились тому, как можно спасаться вне церкви, в полном одиночестве. Только самое главное — спасаться, а не, простите, дурака валять, как это делают те, кто даже дни, которые государство предоставило для сосредоточения, для спокойствия, для некоей реорганизации жизни, посвящают развлечениям на воздухе, шашлыкам, музыке и всему другому, думая, будто людям просто каникулы предоставили. Не каникулы! Это время концентрации мысли, упорядочивания семейной жизни, отношений с коллегами, с родными и близкими. Для того чтобы каждым была разработана и принята модель безопасного общения — подобно тому, как в отдаленной пустыне Мария Египетская сформировала модель безопасного общения с миром, зараженным грехом. Мария боролась с диаволом, который поражал человеческие души, а сегодня мы должны бороться с силами зла, которые поражают наши физические тела, а через это — наши души.

Поэтому я призываю вас, мои дорогие, в ближайшие дни, пока не будет особого Патриаршего благословения, воздержаться от посещения храмов, а если кто-то вам что-то скажет, напомните пример Марии Египетской. У нас нет другого ответа, потому что мы любим свои храмы. 51 год я проповедую с кафедр, призывая людей приходить в храмы, преодолевать тяготение собственной злой воли и внешних обстоятельств. Этому призыву я посвятил всю свою жизнь! Надеюсь, вы понимаете, как трудно мне сегодня сказать: воздержитесь от посещения храмов; и я, наверное, никогда бы этого не сказал, если бы не удивительный, спасительный пример святой Марии Египетской, которая в течение именно этой недели прославляется Церковью как великая подвижница, еще при земной жизни воспринявшая ангельское естество. В отдалении от монастырей и храмов, в уединении, в далекой пустыне преподобная Мария и душу свою спасла, и дала силы физическому телу прожить ровно столько лет в невероятно трудных условиях, сколько позволил Господь.

Ее молитвами да хранит Господь нас всех от инфекций, от болезней. Но самое главное — да поможет ее пример осознать и нам важность уединения в наших личных пустынях, в наших квартирах. Примем на себя частицу подвига Марии Египетской, для того чтобы сохранить себя, своих родных и близких, а, может быть, еще и для того, чтобы прочувствовать подвиг великой подвижницы, которая в уединении прожила большую часть своей жизнь только потому, что верила в Господа и слушалась Его голоса. Верим, что и сегодня Господь призывает нас идти ее путем даже в условиях современных мегаполисов. Аминь.

Источник: официальный сайт Московской патриархии