Подвижники благочестия

Преподобный Зосима, игумен Соловецкий

Зосима Соловецкий30 апреля Русская Православная церковь совершает память Зосимы Соловецкого – одного из основателей и первого игумена древней Соловецкой обители.

дальше
Великий светильник русского Севера прп. Зосима родился в Новгородской епархии, в селе Толвуе близ Онежского озера. С юных лет он воспитывался в благочестии, и после смерти родителей Гавриила и Варвары раздал имущество и принял постриг.

В поисках уединенного места преподобный отправился на побережье Белого моря и в устье Сумы встретился с преподобным Германом (память 30 июля), который поведал ему о пустынном морском острове, где он с преподобным Савватием (память 27 сентября) прожил 6 лет.

Около 1436 года отшельники, благополучно совершив морское плавание, пристали к Соловецким островам. Бог благословил место их поселения видением преподобному Зосиме прекрасной церкви на воздухе. Преподобные своими руками построили келью и ограду, начали возделывать и засевать землю. Однажды поздней осенью преподобный Герман отправился на материк за необходимыми припасами. Из-за осенней непогоды он не смог вернуться. Преподобный Зосима провел всю зиму один на острове. Много искушений он претерпел в борьбе с бесами. Ему угрожала голодная смерть, однако чудесно появившиеся два незнакомца оставили ему запас хлеба, муки и масла. Весной возвратился на Соловки преподобный Герман с рыбаком Марком и привез запас пищи и снасти для рыбной ловли.

Когда на острове собралось несколько отшельников, преподобный Зосима устроил для них небольшую деревянную церковь в честь Преображения Господня с трапезной. По просьбе преподобного Зосимы из Новгорода был прислан в новосозданную обитель игумен с антиминсом для соборного храма. Так было положено начало знаменитой Соловецкой обители. В суровых условиях отдаленного острова иноки сумели организовать хозяйство. Но настоятели, которых присылали на Соловки из Новгорода, не выдерживали жизни в непривычно трудных условиях, и братия избрали игуменом преподобного Зосиму.

Преподобный Зосима занялся устроением внутреннего быта обители, ввел строгое общежитие. В 1465 году он перенес на Соловки с реки Выг мощи преподобного Савватия. Обитель терпела притеснения от новгородских бояр, которые отнимали у иноков уловы рыбы. Преподобный вынужден был отправиться в Новгород и искать защиты у архиепископа. По совету архиепископа он обходил дома бояр и просил их не допускать обитель до разорения. Влиятельная и богатая боярыня Марфа Борецкая приказала с бесчестьем выгнать преподобного Зосиму, но потом раскаялась и пригласила его на обед, во время которого он вдруг увидел, что шесть знатнейших бояр сидят без голов. Преподобный Зосима поведал видение своему ученику Даниилу и предсказал боярам скорую смерть. Это предсказание исполнилось в 1478 году, когда при взятии Новгорода Иоанном III (1462-1505) бояре были казнены.

Незадолго до кончины преподобный сам приготовил себе гроб, в котором был погребен за алтарем Преображенского храма († 17 апреля 1478). Впоследствии над его могилой была устроена часовня. Мощи его совместно с мощами преподобного Савватия 8 августа 1566 года были перенесены в придел, освященный в их честь в Преображенском соборе.

Много чудес было засвидетельствовано, когда преподобный Зосима с преподобным Савватием являлись гибнувшим в морской пучине рыбакам. Преподобный Зосима также покровитель пчеловодства и хранитель пчел, ему усвоено даже именование “пчельник”. К преподобному Зосиме часто прибегают и в болезнях. Множество больничных храмов, посвященных ему, свидетельствует о великой целительной силе его молитв пред Богом.

По материалам Православного интернета

«Батюшка»

Выставка посвященная отцу Иоанну Крестьянкинуу11 апреля исполняется 110 лет со дня рождения архимандрита Иоанна (Крестьянкина).
В Псково-Печерском монастыре около полугода готовили выставку, посвященную старцу, но события последних месяцев

дальше
прервали эту работу: стало очевидным, что совсем мало кто сможет посмотреть эту экспозицию в музее монастыря. И тогда было принято решение представить все собранные материалы в интерактивном формате, что сделало повествование о жизни отца Иоанна доступным не только в Печорах, но и по всей православной России, и по всему миру.

Авторы экспозиции – сотрудники православного духовно-просветительского издательства «Вольный странник».

Выставка рассказывает о жизни любимого многими старца, его духовном становлении и возрастании через скорби и испытания, о временах, когда батюшка стал уже известным духовником, к которому отовсюду приезжали за советом люди. В экспозиции много уникальных и очень интересных интерактивных материалов.

Адрес выставки: www.batushka110.ru

“Лествица” преподобного Иоанна Лествичника

Преподобный Иоанн ЛествичникВ Неделю 4-ую Великого поста празднуется память преподобного Иоанна Лествичника, игумена Синайской горы. Этот великий подвижник благочестия известен как автор «Лествицы» — классического руководства в духовной жизни.

дальше
Преподобный Иоанн Лествичник родился в Константинополе. Точная дата его рождения неизвестна, но предположительно это было в 570 годах. В юности Иоанн получил хорошее образование. В 16 лет он пришел в Египет на Синайскую гору и избрал себе наставника — старца Мартирия. Спустя время был пострижен в иноки. Один из присутствовавших при постриге, старец Стратигий, предсказал, что Иоанн станет великим светильником Церкви Христовой. В течение 19 лет инок Иоанн подвизался в послушании своему духовному отцу. После смерти Мартирия Иоанн избрал отшельническую жизнь, удалившись в пустынное место Фола, где провел 40 лет в полном безмолвии, посте, молитве и покаянных слезах.

Иоанн обладал высоким проницательным умом, был умудренным глубоким духовным опытом, он с любовью поучал всех приходивших к нему, руководя их ко спасению. Но в его окружении появились завистники, упрекающие его в многословии, которое они объясняли тщеславием. Иоанн принял на себя подвиг безмолвия, чтобы не подавать повода к осуждению, и безмолвствовал в течение года. Завистники осознали свое заблуждение и сами обратились к подвижнику с просьбой не лишать их духовной пользы собеседования. Скрывая свои подвиги от людей, Иоанн иногда уединялся в пещере, но слава о его благочестивом житии распространилась далеко за пределы места подвигов, и к нему непрестанно приходили посетители всех званий и состояний, которые жаждали услышать слово назидания и спасения.

После сорокалетнего подвижничества в уединении Иоанн был избран игуменом Синайской обители. Около четырех лет он управлял монастырем Синая. Господь наделил Иоанна к концу его жизни благодатными дарами прозорливости и чудотворений. Иоанн преставился в 649 году в возрасте 80 лет. Местонахождение мощей Иоанна неизвестно. Житие Иоанна было составлено спустя несколько лет после его смерти иноком Раифского монастыря Даниилом, его другом и современником. Отрывочные сведения о жизни Иоанна оставил его анонимный ученик, его рассказ дополняет повествование Даниила, в котором Иоанн называется «новым Моисеем».

«Лествица»

Во время управления монастырем Иоанн написал знаменитую «Лествицу» — руководство для восхождения к духовному совершенству. Произведение было написано по просьбе игумена Раифского монастыря. Зная о мудрости и духовных дарованиях Иоанна Лествичника, Раифский игумен от лица всех иноков своей обители просил написать для них «истинное руководство для последующих неуклонно, и как бы лествицу утверждену, которая желающих возводит до Небесных врат…» Свое творение Иоанн назвал «Лествицей», объясняя название таким образом:

“Соорудил я лествицу восхождения… от земного во святая… во образ тридцати лет Господня совершеннолетия, знаменательно соорудил лествицу из 30 степеней, по которой, достигнув Господня возраста, окажемся праведными и безопасными от падения.”
Рукописная книга «Лествица»
Рукописная книга «Лествица»

Содержание одной из степеней «Лествицы» (22-ая) раскрывает подвиг истребления тщеславия. Иоанн писал:

“Тщеславие высказывается при каждой добродетели. Когда, например, храню пост — тщеславлюсь, и когда, скрывая пост от других, разрешаю на пищу, опять тщеславлюсь — благоразумием. Одевшись в светлую одежду, побеждаюсь любочестием и, переодевшись в худую, тщеславлюсь. Говорить ли стану — попадаю во власть тщеславия. Молчать ли захочу — опять предаюсь ему. Куда ни поверни это терние, оно всё станет спицами кверху. Тщеславный… на взгляд чтит Бога, а на деле более старается угодить людям, чем Богу… Люди высокого духа сносят обиду благодушно и охотно, а слушать похвалы и не ощущать никакой приятности могут только святые и непорочные… Когда услышишь, что ближний или друг твой в глаза или за глаза злословит тебя, похвали и полюби его… Не тот показывает смирение, кто сам себя бранит: как быть несносным самому себе? Но кто, обесчещенный другим, не уменьшает своей любви к нему… Кто превозносится природными дарованиями — счастливым умом, высокой образованностью, чтением, приятным произношением и другими подобными качествами, которые легко приобретаются, тот никогда не приобретает даров сверхъестественных. Ибо кто в малом неверен, тот и во многом будет неверен и тщеславен. Часто случается, что Сам Бог смиряет тщеславных, насылая неожиданное бесчестие… Если молитва не истребит тщеславного помысла, приведем на мысль исход души из этой жизни. Если и это не поможет, устрашим его позором Страшного суда. «Возносяйся смирится» даже здесь, прежде будущего века. Когда хвалители, или лучше — льстецы, начнут хвалить нас, тотчас приведем себе на память все беззакония свои и найдем, что вовсе не стоим мы того, что нам приписывают.”
 
«Лествица»
Книга «Лествица», рукопись с миниатюрами. XVIII век

Первый славянский перевод «Лествицы», вероятно, был сделан в Болгарии в X веке, выписки из этого перевода вместе с выписками из Скитского и Египетского патериков вошли в состав сборника, к которому восходит Изборник 1076 г. Из славянских переводов «Лествицы», имевших хождение на Руси, наиболее известен список, выполненный в 1387 г. митрополитом Киевским и всея Руси Киприаном в Студийском монастыре и в 1390 г. привезенный им на Русь. В рукописном собрании Троице-Сергиевой лавры хранится 10 списков «Лествицы» XV-XVII вв. В целом они строятся по одному плану: после Жития Иоанна Лествичника, написанного Даниилом Раифским, и предварительных посланий предлагается предисловие, иногда дается рисунок красочной лествицы, основной текст, после которого помещалось «известие о святых отцах, именовавшихся Иоанном», и ряд дополнительных материалов. Поскольку по уставу полагалось читать «Лествицу» в течение Великого поста, некоторые рукописи содержат разбивку на зачала. В 1647 г. по указу царя Алексея Михайловича и по благословению патриарха Иосифа в Москве за несколько месяцев было осуществлено первое издание славянского перевода толковой «Лествицы», имевшее всероссийское значение. Это издание было выполнено по рукописи соловецкого инока Сергия (Шелонина), принимавшего участие в работе Печатного двора.

Использован материал сайта “Русская вера”

Разделитель

Тропарь преподобному Иоанну Лествичнику, игумену Синайскому,
глас 1
Пусты́нный жи́тель и в телеси́ А́нгел/ и чудотво́рец яви́лся еси́, богоно́се о́тче наш Иоа́нне,/ посто́м, бде́нием, моли́твою Небе́сная дарова́ния прии́м,/ исцеля́еши неду́жныя и ду́ши ве́рою притека́ющих ти./ Сла́ва Да́вшему ти кре́пость,/ сла́ва Венча́вшему тя,// сла́ва Де́йствующему тобо́ю всем исцеле́ния.

Кондак преподобному Иоанну Лествичнику, игумену Синайскому,
глас 4
На высоте́ Госпо́дь воздержа́ния и́стинна тя положи́,/ я́коже звезду́ неле́стную, световодя́щую концы́,// наста́вниче Иоа́нне, о́тче наш.

“Не все события жизни можно определить как просто волю Божию”

Митрополит Антоний СурожскийМитрополит Антоний Сурожский

Три воли, действуют в истории: Божия, бесовская, человеческая. Это, я думаю, надо пояснить.

дальше
Кто-то из отцов Церкви говорит, что все события истории в широком смысле слова или просто истории нашей жизни определяются соотношением трех воль: воля Божия, всегда благая, всемогущая и, однако, положившая себе пределом человеческую свободу; воля сатанинская, всегда злая, но не всесильная, всегда направленная к разрушению и ко злу, и однако, неспособная творить это зло непосредственно, потому что дьявол не хозяин земного тварного мира. И между ними – воля человеческая: колеблющаяся, отзывающаяся и на волю Божию, то есть призыв Божий, на Божию заповедь, на Божию мольбу, и на нашептывания сатаны, на его ложные обещания, на притяжение ко злу, которое человек чувствует в себе.

Апостол Павел говорит, что в себе самом различает как бы две стихии: закон вечной жизни, устремляющий его к Богу, и закон косности, закон, который ведет к растлению, к распаду. И это в каждом из нас есть. Поэтому, между влиянием воли Божией и воли зла, мы не обязательно выбираем правильно: мы колеблемся, мы делаем выборы порой злые – а порой и добрые.

Не все события жизни можно определить как просто волю Божию на то или на другое; обычно налицо ситуация гораздо более сложная, когда человек является или сотрудником Божиим, или проводником злой воли темной силы. Но когда открывается какая-либо ситуация, как бы она ни была темна, как бы она ни была жутка, Бог нам может сказать: в эту тьму ты должен внести свет, в эту область ненависти ты должен внести любовь, в эту дисгармонию ты должен внести гармонию; твое место там, где воля сатанинская действует наиболее решительно, наиболее разрушительно… И в этом смысле отцы Церкви, подвижники всегда рассматривали все положения, в которых они находились, как волю Божию не потому, что дурная ситуация была Богом вызвана, но потому, что их место было там.

Внутренняя примиренность с обстоятельствами, с людьми не означает, что мы должны рассматривать все обстоятельства и всех людей, как будто они добрые, но означает, что наше место – в их среде для того, чтобы мы внесли туда нечто.

Памяти Владыки Иоанна (Снычева)

Митрополит Иоанн (Снычев)

В 2020 году отмечается 30 лет со дня восшествия Митрополита Иоанна (Снычёва) на Петербургскую кафедру (20 июля 1990 года) и 25-летие со дня его блаженной кончины (2 ноября 1995 года).

дальше
Информационно-аналитическая служба “Русская народная линия” опубликовала воспоминания о Владыке настоятеля нашего храма протоиерея Вадима Буренина:

“Спустя годы в душе остаются благодатные воспоминания о Владыке Иоанне (Снычёве). Господь дарует нам встречи с Божьими людьми, оставляющими в нашей душе неизгладимый след. В моей жизни такой неизгладимый след оставил митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн. Владыка показал пример настоящей жизни во Христе и со Христом.

При Владыке началась моя учеба в Санкт-Петербургской Духовной семинарии. Первые мои воспоминания – это беседы митрополита с семинаристами. Владыка говорил очень много, пространно, вспоминал творения святых отцов, цитировал и толковал слова аввы Дорофея. И говорил о народе Божием, о том, что пастыри Церкви должны служить народу Божиему.

Та пора, начало 90-ых годов, была удивительным временем. Мы, семинаристы, с пристальным вниманием слушали Владыку, все его речи были для нас определённым откровением. Владыка был удивительно простым, доступным и добрым. В дальнейшем я постоянно в этом убеждался, когда был рукоположен сначала во диакона, а потом во пресвитера.

6 февраля 1993 года, в день памяти святой блаженной матушки Ксении, на Смоленском кладбище меня рукоположили во пресвитера. Владыка настоял на том, чтобы рукоположение произошло именно в этот день. Для меня, как коренного жителя Санкт-Петербурга, это было особенно дорого. Вся наша семья еженедельно посещала Смоленское кладбище и молилась у часовенки матушки Ксении. И мое рукоположение в этом месте стало для меня большой милостью Божией. Для меня было удивительным, что Владыка на этом настаивал. После моего рукоположения митрополит Иоанн не оставил меня на практику, как было принято, а сразу направил на приход со словами: ты и так уже всё знаешь, иди служить Богу и людям.

С той поры началось мое регулярное общение с Владыкой.

Я продолжал обучение в семинарии и по возможности попадал на приём к Владыке со своими духовными вопросами. Он всегда внимательно слушал мой вопрос, а затем обстоятельно на него отвечал. В нём было удивительное сочетание доброго расположения, мягкости речи и одновременно твёрдости. Его взгляды и убеждения были непоколебимы.

Каждый раз у Владыки на приёме было множество людей со своими духовными вопросами. Приходили и маститые протоиереи, настоятели и архимандриты. Были и простые миряне. Меня удивляло всегда, что к Владыке на приём приходили убелённые сединами бабушки. Но были и молодые люди, как я.

У митрополита Иоанна всегда было время для бесед. Никогда я не уходил от него без обстоятельной беседы и ясного ответа на мой вопрос. У него находилась возможность принять меня и наставить на путь истинный.

В дальнейшем, когда Владыка назначил меня настоятелем храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в поселке им. Морозова, он давал мне необходимые советы для осуществления грамотной деятельности и в административной части настоятельского служения. Я был молодым человеком, у меня не было житейского и духовного опыта.

Каждый раз Владыка проявлял ко мне искреннюю большую любовь. Он всегда старался поделиться не только своей житейской мудростью, но и архипастырским опытом. Поэтому Владыка давал исчерпывающие ответы на все мои вопросы.

Ныне я вижу, насколько было велико значение Владыки Иоанна для жизни города и Санкт-Петербургской митрополии. При нём началось возрождение храмов и монастырей.

Он был похож на старца. Являясь главой епархии и осуществляя административную деятельность, тем не менее, оставался открытым и доступным. Не часто встречаются такие качества в людях.

Владыка просил меня всегда молиться. Присутствуя с ним на различных службах, я видел, как он молится. Совершаемые Владыкой молитвы свидетельствовали о том, насколько он искренен.

Владыка очень любил Россию, что мне было особенно близко, потому что ещё со школьной скамьи я изучал нашу историю. У меня была мечта быть преподавателем истории России. Поэтому моё общение с Владыкой на тему истории было очень и очень позитивным. Он также давал мне исчерпывающие ответы на исторические вопросы. А вышедшие в свет его труды стали для меня настольными книгами. На приходе все прихожане внимательно читали такие книги, как «Самодержавие духа» и «Русская симфония».

Владыка делился своим видением, по какому пути должна идти Россия. Его мысли были близки и созвучны не только мне, но и многим людям. При жизни Владыка стал известен жителям нашего города. Часто мне задавали вопросы о митрополите Иоанне, когда узнавали, что я служу в Церкви.

Митрополит Иоанн оказался в нужное время и в нужном месте.

Владыка любил Святую Русь. Для него было важным становление Православия в России. Митрополит Иоанн говорил о том, что политика государства должна быть нравственной. Он уделял пристальное внимание единению Руси, симфонии Церкви и государства в России.”

Информационно-аналитическая служба “Русская народная линия”. 4 февраля 2020

“Меня наполняло чувство светлой радости”

отец Николай Гурьянов

Митрофорный протоиерей Николай Алексеевич Гурьянов – один из выдающихся российских пастырей XX века, исповедник и подвижник благочестия – стал известен всему православному миру благодаря своему молитвенному подвигу и духовной высоте.

дальше
Из воспоминаний настоятеля нашего храма протоиерея Вадима Буренина об отце Николае Гурьянове в новом издании книги Л.Е Азаркиной “Служитель Божий. Жизнеописание старца митрофорного протоиерея Николая Алексеевича Гурьянова”.

“Об отце Николае я узнал еще в советское время, в 1980-х годах. Наша семья была верующая, и мы часто ездили в Псково-Печерский монастырь. Там мы первый раз услышали, что на острове Залит живет старец Николай Гурьянов. О нем мне также рассказывала игумения Горненского монастыря Георгия (Щукина), тогда еще насельница Пюхтицкого монастыря. Однако я не сразу поехал к батюшке, зная, что таких прозорливцев посещает много людей, и я не мог позволить себе беспокоить его обыденными вопросами. Но когда меня назначили служить в Санкт-Петербурге, в храм Рождества Иоанна Предтечи на Каменном острове, тогда появились различные проблемы по восстановлению и ремонту этой святыни, а также и возрождению в нем приходской жизни. До меня здесь служил священник, который совершал службы только по воскресным дням и большим праздникам. Но митрополит Владимир (Котляров) благословил меня совершать литургию каждый день.

Эта церковь была в полуразрушенном состоянии, все подполье было завалено какой-то арматурой, битым кирпичом, прутами, железными кроватями. Здесь же мы нашли и полутораметровый металлический крест. Надо было все расчищать, делать заново ремонт. И в самом храме надо было устанавливать новый иконостас, полностью заменять кровлю. Работы было непочатый край. Храм нуждался в полном восстановлении. Время было тогда тяжелое, никаких практических средств у нас не было и браться за это было очень-очень непросто. До ремонта была сделана только деревянная перегородка, на которой висели бумажные иконы.

В 1996 году я поехал к отцу Николаю. Батюшка сидел в своем домике на стульчике, предложил и мне присесть. Так у нас началась беседа о проблемах возрождения нашей церкви. Я не успел еще полностью представиться, сказав только, что приехал из Санкт-Петербурга, а он мне вдруг повторяет благословение митрополита Владимира: «Чтобы службы в храме совершались каждый день: утром и вечером», – я говорю ему: «Отец Николай, наш владыка мне сказал то же самое!» Батюшка утвердительно повторил: «Да, да, и я говорю так же. Чтобы службы в храме совершались каждый день – утром и вечером». Из этого я вынес для себя, что Господь через правящего архиерея и старца дает каждому то указание, которое будет для него спасительным. Для меня это было удивительным, что ответы батюшка давал настолько ясно и по существу, что это было явно от Бога, и в душе не было никаких расхождений и сомнений.

Мне было 25 лет. Я приехал к батюшке еще и потому, что мое внутреннее состояние было как у молодого человека, который нуждался в духовном окормлении и старческой помощи. Мне было поручено такое ответственное, важное задание, с которым нужно было обязательно справиться. Необходимы были молитвы старца и его руководство, которые помогали бы возрождать приход во славу Божию! То есть, чтобы я совершал благое дело не только с теми знаниями, которые были мною получены в Духовной семинарии, но и зная, что на то есть воля Божия, возрождать святыню вот таким-то или иным способом. Это для меня было очень важно, так как и до этого я окормлялся у старцев Псково-Печерского монастыря, где жил мой духовник архимандрит Феодосий, который был одно время преподавателем в Духовной семинарии, когда я в ней учился. До этого времени я общался и с блаженной Любушкой Сусанинской и видел, как блаженная Любушка молилась о всем мире. Она обращалась к Господу: «Господи, на Афоне неприятные обстоятельства, помоги!» Для меня это было большим откровением. В Сусанино в храме Казанской Божией Матери я венчался со своей супругой, так как был там чтецом и алтарником.

В отце Николае я увидел такого благодатного человека, по мере приближения к которому меня наполняло чувство светлой радости. Если до этого у меня были переживания, как состоится наше общение, ведь я грешник, недостойный, то при встрече все это куда-то исчезло, и общение с батюшкой было легкое и непринужденное. Не было ощущения того, что ты видишь какого-то могущественного человека, держащего тебя на каком-то расстоянии или недосягаемой дистанции. Наоборот, появилось чувство, что мы до этого уже много общались. И это обстоятельство еще раз подтвердило мне, что духовная жизнь предполагает именно такое непосредственное живое общение. И для меня как молодого священника его поддержка оказалась очень важной и необходимой. Батюшка имел богатый духовный и житейский опыт и мог подсказать, как лучше поступить в том или ином случае.

Я часто приезжал к батюшке по вопросам реставрации и ремонта храма, просил его молитв и советов. Например, нужно было заменить перекрытия и найти людей, сведущих в этом деле. Так как храм является охраняемым памятником культуры, надо было все согласовывать с властями, которые посылали своих представителей и подрядчиков. Настал такой момент, когда компания, которая занималась перекрытиями, заявила, что они больше работать не будут, так как закончились деньги, выделенные на эту работу. Старец мне сказал: «Все будет хорошо. Не переживай, продолжай дальше трудиться». И вскоре нам была оказана помощь: прежнюю компанию заменили, что и дало возможность продолжить ремонт и закончить работу уже с другими людьми. Так в каждый мой приезд на остров батюшка утешал, молился, и работы надолго не останавливались. В дальнейшем мы поставили дубовый иконостас и киоты, повесили паникадило цветного литья. А икону Рождества Иоанна Крестителя нам написал архимандрит Зинон (Теодор). В нее была вложена частица мощей святого пророка с места его рождества, переданная игуменией Горнего монастыря в Иерусалиме, матушкой Георгией (Щукиной). Мы с ней очень часто вспоминаем общение с отцом Николаем, которого Господь нас сподобил.

Мы желали, чтобы у нас появилась рядом с храмом еще и часовня. Здесь тоже все происходило не без искушений. Раньше на этом месте стоял павильон для разводки Ушаковского моста. Здание находилось в ведении СПбГБУ «Мостотреста», и директор наотрез отказал нам в передаче павильона для церкви. И снова мы поехали на остров за молитвенной помощью отца Николая. И, по его молитвам, на наших глазах произошло просто чудо! Мы опять приходим к директору со своей просьбой и говорим ему: «Отдайте нам, пожалуйста, этот павильон, так как здесь будет часовня в честь иконы Божией Матери «Всецарица», – директор тут же соглашается: «Да, вот под часовню я отдам!» Спустя некоторое время директор умер от рака. Так мистически духовно происходили какие-то вещи, которые не сразу можно объяснить и понять.

У нас не было своего церковного дома, и в Санкт-Петербурге на Каменном острове нам ничего на разрешали строить, но потом сказали: «Берите любое самое разрушенное здание и ремонтируйте», – я попросил: «Здесь есть близлежащее к храму здание на углу Каменноостровского проспекта и Малой Невки, – отдайте нам его». По молитвам батюшки, нам его отдали. Я у батюшки спрашивал: «Это здание очень разрушенное и наполовину сожженное. Надо ли браться за такую сложную работу?» Батюшка в ответ возвел свои глаза к небу, поднял правую руку и, показывая на небо, сказал: «Сейчас нас с тобой слушает Господь!» Я отвечаю: «Да, отец Николай! Я приложу все усилия», – тогда батюшка утвердительно сказал: «Хорошо! Восстанавливай. Восстановишь!» И когда я приступил к восстановлению этого здания, к моему удивлению все были категорически против. Я оказался в полной изоляции и одиночестве, не было даже поддержки тех, кто со мной в храме молился. Они говорили: «Да зачем это надо? Мы без этого обойдемся, не нужно нам все это», – но я отвечал: «Нам необходим этот дом для возрождения приходской жизни, и Господь благословил!» Так, несмотря на противодействие, я потихонечку стал его восстанавливать. Так получилось, что только одну документацию мы согласовывали с городским начальством три года. Приближалось празднование 300-летия нашего города, и нас постигло еще одно испытание. Губернатор города Владимир Анатольевич Яковлев обратился к нашему митрополиту Владимиру (Котлярову), и сказал: «Необходимо это здание, которое портит вид, восстановить, так как здесь будут проезжать делегации. А если этот настоятель не справится, то его надо будет снять». И, не выделив на строительство ни копейки, представители власти приезжали проверять по несколько раз на неделе, что мы делаем. Нам пришлось в течение нескольких месяцев полностью восстановить здание. Моя супруга, матушка Ольга, приняла участие в восстановлении, продав свою родовую недвижимость в Ростове-на-Дону и вложив всю сумму в благое дело. Мы так отремонтировали здание, что даже смогли сдать его на комиссию перед празднованием 300-летия Санкт-Петербурга. Все это происходило на фоне того, что мы постоянно ездили к отцу Николаю и просили его молитвенной помощи. Сложно было попасть к батюшке: очень много приезжало к нему паломников; он уже не выходил: иногда я ждал с утра до вечера, но все-таки наши встречи происходили, пусть и на две или три минуты. И никогда не было случая, чтобы я не смог попасть к нему. В 2003 году завершились все работы по восстановлению наших святынь.

Последняя встреча с батюшкой произошла за месяц до его отхода ко Господу. Батюшка чувствовал себя не очень хорошо, но говорил совершенно нормально, как обычно. Ничто не предвещало, что через месяц Господь заберет его душу. Я снова сидел у него в келье, а он напротив меня. Мои вопросы касались приходской жизни нашего храма, и на все я получил точные ответы. Нужно было возрождать воскресную школу, кружки, были вопросы социального служения. Это все требовало постоянного внимания, потому что, как сказал Господь: «Жатвы много, а делателей мало…» (Мф.9: 36-38). Необходима была помощь и святые молитвы батюшки Николая, чтобы Господь посылал именно тех людей, которые бы трудились на приходе во славу Божию! Приход возрождался, но была и смена поколений, а надо было, чтобы на приходе все работало, можно сказать, как часы. Я у батюшки спрашивал о тех людях, которые приходили к нам трудиться, и кого можно было бы оставить на постоянную работу. И, по молитвам батюшки, Господь посылал таких людей. Батюшка даже говорил, кто может подойти для каждой конкретной деятельности. Отец Николай был немногословен, его ответы были короткими, но точными.

Когда я говорил нашему митрополиту Владимиру (Котлярову), что общаюсь с отцом Николаем, то он очень положительно к этому относился. Из нашего прихода очень многие ездили к отцу Николаю, более того, я сам посылал их на остров за старческим советом. Для меня была радость, что много людей ездили к старцу Николаю, потому что они узнавали волю Божию о себе, получали духовное наставление, а это в жизни является очень важным. И многие из них трудились на приходах храмов в России, и это способствовало подъему приходской жизни.

Мы можем сказать о том, что старец Николай относится к тем людям, которые способствовали сохранению нашей православной веры на русской земле, и, более того, в непростые 1990-е годы помогли возрождению Православия в нашей стране. Вспоминая этот период и таких стариц и старцев, как Любушка Сусанинская, архим. Иоанн (Крестьянкин), архим. Кирилл (Павлов) и особенно Николай Гурьянов, – думаешь, что, если бы не они, то к кому бы мы тогда обращались?! В монастыре легче противостоять нападкам бесовским, а на приходе все это значительно сложнее. Старец Николай являл такую твердыню Православия, что каждый раз, видя его благоухающее, цветущее благодатью лицо, я чувствовал, как во мне тоже все преображалось. Каждый раз я уезжал от него с таким духовным настроем, который давал мне силы продолжать трудиться во славу Божию! Сейчас, конечно, ощущается нехватка таких людей, которые явили истинную деятельную веру. Они не только говорили, но и вдохновляли на труды».