Священномученик Вениамин Петроградский

«Я радостен и покоен, как всегда»

13 августа (31 июля ст.ст.) Православная церковь совершает память священномученика Вениамина, митрополита Петроградского, и иже с ним убиенных.

«…Я не знаю, что вы мне объявите в вашем приговоре, жизнь или смерть, но что бы вы в нем ни провозгласили, я с одинаковым благоговением обращу свои очи горе, возложу на себя крестное знамение и скажу: Слава Тебе, Господи Боже, за все» — эти немногие слова произнес в зале судебного заседания митрополит Вениамин (Казанский).

Россия начала 20-х годов: убийства священников, разорение храмов. Власти пошли дальше, организовав первый показательный судебный процесс с привлечением одного из иерархов Русской Православной Церкви не в качестве «свидетеля», как это было в случае с Патриархом Тихоном, а в качестве обвиняемого…

После окончания гражданской войны, когда в России наступил голод, принявший в некоторых губерниях угрожающие масштабы, большевистский ЦК принял решение воспользоваться этим обстоятельством для нанесения удара в отношении Православной Церкви. Владыку Вениамина арестовали 29 мая 1922 г., а 10 июня началось слушание дела, к которому было привлечено еще 86 человек.

Митрополит Вениамин на допросе
Заседание Петроградского ревтрибунала по делу митрополита Вениамина, 1922 г.

Основанием ареста послужило письмо-директива Ленина от 19 марта 1922 г., обращенное к Молотову и адресованное членам Политбюро с ремаркой: «СТРОГО СЕКРЕТНО», где говорилось об уникальности сложившейся ситуации, позволяющей «оправдать» перед общественным мнением не только изъятие церковных ценностей, но и физическое устранение возможно большего числа священнослужителей: «Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу разстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать…».

Вслед за этим и была развернута спланированная кампания преследований в отношении Церкви под предлогом «похода пролетариата на церковные ценности». «Изъятие ценностей» в Петрограде началось в марте 1922 г. Митрополит Вениамин занял позицию единственно возможную. Являя пример христианской любви и, в то же время, свидетельствуя о мирном духе Церкви, он благословил передачу на нужды бедствующих ценностей, не имеющих богослужебного употребления. Таким образом, Владыка действовал согласно с определением Патриарха Тихона, предлагавшего во избежание кощунства, сохранить у себя святыни, заменив их равнозначным денежным выкупом. — Решение владыки Вениамина и его слова: «Мы все отдадим сами» — не имели ничего общего со слабостью; они отвечали пастырскому долгу.

Однако петроградские чекисты не пожелали прислушаться к голосу митрополита Вениамина, заявив, что ценности будут изъяты в формальном порядке. Мероприятие это имело для них, прежде всего, политический смысл: согласно указаниям ЦК, важно было «нейтрализовать» авторитет Владыки среди верующих.

У большевиков были основания опасаться влияния личности митрополита Вениамина. Его хорошо знали десятки, сотни тысяч людей в Петрограде и за его пределами, и знали как человека исключительно скромного и нестяжательного.

Родившийся в семье сельского священника Андреевской волости Каргопольского уезда, Василий Казанский — таково было мирское имя Владыки Вениамина — с детский лет не понаслышке знал о том, что такое нужда и бедность. Спустя годы, будучи уже студентом Санкт-Петербургской Духовной Академии, он стремился к «отверженным», участвуя в делах благотворительности и в деятельности «Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви», направленной в основном на помощь рабочим и беднякам.

Священномученик Вениамин Петроградский

Ничего не изменило в его устроении и принятие архиерейского звания. 24 января 1910 г. в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры он был рукоположен в епископа Гдовского, Петербургского викария. Владыку по-прежнему часто видели в самых отдаленных и бедных кварталах столицы, куда он спешил по первому зову, словно обычный приходской священник, в рясе, без знаков епископского сана. Там, в семьях бедных, ему приходилось то крестить ребенка, то напутствовать умирающего. Немало усилий приложил он и к тому, чтобы опустившиеся, всеми презираемые женщины поднялись со «дна» общества, получили возможность исправить жизнь. Его работа в деятельности «Общества Пресвятой Богородицы» способствовала тому, что многие, казалось, безнадежно потерянные души раскаялись в греховной жизни.

Доступность, простота обращения и сердечность епископа Вениамина располагали к нему сердца людей. Он был искренне любим паствой. Люди называли его «наш батюшка». Об отношении к нему можно судить и по обстановке выборов. Когда в 1917 г. правящие архиереи стали избираться на епархиальных съездах клира и мирян, в некоторых епархиях это стало причиной нестроений и разногласий, а в Петрограде все прошло на редкость спокойно: подавляющее большинство голосов было отдано викарному епископу Вениамину. 6 марта он был избран архиепископом Петроградским и Ладожским, а 13 августа при одобрении паствы — назначен митрополитом Петроградским и Гдовским.

Таким образом, для советской власти «угрозу» представляли не действия церкви, а сам архиерей, чьи личные качества не укладывались в образ «классового врага». Поводом же к расправе над Владыкой Вениамином послужило опубликованное 24 марта 1922 г. в «Ленинградской правде» письмо двенадцати лиц — организаторов обновленческого раскола: они обвиняли близких к Святейшему Патриарху Тихону архиереев в сопротивлении изъятию церковных ценностей и контрреволюционном заговоре против советской власти. То есть, дело было представлено так, словно позиция владыки Вениамина противоречит устремлениям «прогрессивной части» верующих, а, между тем, сама политика партии «не имеет антицерковной направленности». На самом же деле все обстояло совсем иначе. Удар в отношении митрополита Вениамина был частью рассчитанной политики уничтожения Русской Православной Церкви. Патриарх Тихон должен был лишиться одного из самых главных своих помощников.

Клеймо №3 на иконе Новомучеников и Исповедников Российских
Клеймо №3 на иконе «Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской» — «Суд над священномучеником Вениамином»

Выдержанное поведение митрополита Вениамина во время судебного слушания, его удивительное терпение до самой последней минуты, когда в кратком слове он выразил отношение к происходящему, сами по себе служили опровержением клеветы. Обвинительный приговор он принял смиренно, как Крест, соединяющий его со Спасителем.

5 июля трибунал объявил приговор, а в ночь с 12 на 13 августа того же года митрополит Вениамин и вместе с ним архимандрит Сергий (Шеин), миряне Юрий Новицкий и Иван Ковшаров были расстреляны на окраине Петрограда.

Организованные процессы над священнослужителями, воспринимавшиеся многими современниками как «поражение» Церкви, принесли всходы спустя десятилетия, когда в России появилось новое поколение, воспитанное вне церковной традиции, в условиях запретов со стороны богоборческого государства, но повзрослевшее быстро, благодаря сотням и тысячам примеров свидетельства. Судьбы новомучеников задолго до их прославления для многих людей стали своего рода откровением, моментом, определившим выбор в пользу веры.

 

Из предсмертного письма священномученика Вениамина (Казанского), митрополита Петроградского, написанного им в тюрьме за несколько дней до расстрела одному из благочинных Петроградской епархии:

«В детстве и отрочестве я зачитывался житиями святых и жалел всей душой, что времена не те и не придётся переживать, что они переживали. Времена переменились, открывается возможность терпеть ради Христа от своих и от чужих. Теперь, кажется, пришлось пережить почти всё: тюрьму, суд, общественное заплевание, требование смерти, якобы народные аплодисменты, неблагодарность, продажность, непостоянство, беспокойство и ответственность за судьбу других людей и даже за Церковь. Страдания достигли своего апогея, но увеличивалось и утешение. Я радостен и покоен, как всегда. Христос – наша жизнь, свет и покой. С Ним всегда и везде хорошо. За судьбу Церкви Божией я не боюсь. Веры надо больше, больше её иметь надо нам, пастырям. Забыть свои самонадеянность, ум, учёность и силы и дать место благодати Божией.»

 

Священномученик Вениамин Петроградский

Тропарь священномученику Вениамину, митрополиту Петроградскому и Гдовскому, глас 1

Свети́льник всесве́тлый во гpа́де свята́го Петpа́ яви́лся еси́,/ па́стырю до́брый, священному́чениче о́тче Вениами́не./ Любо́вь и милосе́pдие в сеpдца́х ве́pных насажда́я,/ благотвоpи́ти пpизыва́л еси́ теpпя́щим глад и нищету́./ Сего́ pа́ди и мы к тебе пpибега́ем и с ве́pою вопие́м ти:/ моли́ ми́лостиваго Бо́га,/ оте́чество на́ше в Пpавосла́вии и благоче́стии утвеpди́ти,/ миp Це́pкви даpова́ти// и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Кондак священномученику Вениамину, митрополиту Петроградскому и Гдовскому, глас 6

От ю́ности и́го Христо́во на ра́мо взем,/ и́стинный страж Правосла́вныя Це́ркве яви́лся еси́,/ священному́чениче Вениами́не./ Клевету́, у́зы, страда́ния и суд непра́ведный/ от беззако́нных му́жественно претерпева́я,/ святы́ню церко́вную на поруга́ние не пре́дал еси́./ Те́мже и Христо́с да́ром терпе́ния и любве́ тя испо́лни,/ во е́же пред му́ченическою кончи́ною/ со благодаре́нием взыва́ти:// за вся, Го́споди, сла́ва Тебе́.