Великая Среда

Целование ИудыВ среду Страстной седмицы вспоминаются два события: предание Господа Иисуса Христа Иудой и помазание Его миром.

дальше
Во время оно, когда Иисус был в Вифании, в доме Симона прокаженного, приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему возлежащему на голову. Увидев это, ученики Его вознегодовали и говорили: к чему такая трата? Ибо можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим. Но Иисус, уразумев сие, сказал им: что смущаете женщину? она доброе дело сделала для Меня: ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете; возлив миро сие на тело Мое, она приготовила Меня к погребению; истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделала. Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам и сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребреников; и с того времени он искал удобного случая предать Его. (Мф.26:6-16)

О богослужении Великой Среды

Полный текст службы Великой Среды читайте  здесь.

В Великую Среду в последний раз совершается Литургия Преждеосвященных Даров и в последний же раз читается молитва преподобного Ефрема Сирина с поклонами. Поклоны прекращаются до праздника Пятидесятницы (будут совершаться только перед Плащаницей).

В Великую Среду поется особенная стихира “Господи, яже во многия грехи впадшая жена…” Автор этой стихиры – преподобная инокиня Кассия — святая IX века, единственная женщина-гимнограф.

Тропарь, глас 8:
Се Жени́х гряде́т в полу́нощи,/ и блаже́н раб, Его́же обря́щет бдя́ща,/ недосто́ин же па́ки, Его́же обря́щет уныва́юща./ Блюди́ у́бо, душе́ моя́,/ не сно́м отяготи́ся,/ да не сме́рти пре́дана бу́деши,/ и Ца́рствия вне затвори́шися,/ но воспряни́ зову́щи:/ Свят, Свят, Свят еси́, Бо́же,// Богоро́дицею поми́луй нас.

Перевод: Вот, Жених приходит в полночь, / и блажен тот раб, кого найдет Он бодрствующим, / но, напротив, недостоин / тот, кого Он найдет беспечным. / Смотри же, душа моя, / сном не будь побеждена, / да не будешь смерти предана, / и заключена вне Царствия, / но воспрянь, взывая: / “Свят, Свят, Свят Ты, Боже, / по молитвам Богородицы помилуй нас!”

Кондак, глас 4
Па́че блудни́цы, Бла́же, беззако́нновав,/ слез ту́чи ника́коже Тебе́ принесо́х;/ но молча́нием моля́ся припа́даю Ти,/ любо́вию облобыза́я пречи́стеи Твои́ но́зе,/ я́ко да оставле́ние мне, я́ко Влады́ка пода́си долго́в,/ зову́щу Ти, Спа́се:// от скве́рных дел мои́х изба́ви мя.

Перевод: Больше чем блудница беззаконий совершив, слез потоков я Тебе вовсе не принес; но в безмолвной мольбе припадаю к Тебе, Благой, с любовью целуя пречистые ноги Твои, дабы Ты даровал мне, как Владыка, прощение долгов, взывающему Тебе, Спаситель: «От дел моих нечистых меня избавь!»

Свт. Иоанн Златоуст, архиеп. Константинопольский
Свт. Иоанн Златоуст, архиеп. Константинопольский (†407)

ТОЛКОВАНИЕ СВЯТИТЕЛЯ ИОАННА НА ЕВАНГЕЛИЕ ОТ МАТФЕЯ

В то время как все прочие жены приходили только за получением исцеления телесного, она (грешница) пришла исключительно затем, чтобы воздать честь Иисусу и получить душевное исцеление. Она не имела никакого повреждения в теле, и потому особенно всякий должен ей удивляться. И не как к простому человеку подходит она к Иисусу, – иначе не отерла бы своими власами ног Его, – но как к такому Лицу, Которое выше человека. Поэтому и принесла к ногам Христовым главу свою, часть тела, которая драгоценнее всего тела…

Они (ученики) слышали, как Иисус говорил: «милости хочу, а не жертвы», и порицал иудеев за то, что они оставляли важнейшее – суд и милость и веру; как на горе рассуждал с ними о милостыне, – и из всего этого выводили заключение и рассуждали друг с другом: если не допускает всесожжении и древнего богослужения, то тем менее допустит помазание елеем. Но так думали ученики; Иисус же, видя мысли женщины, попускает ей приблизиться. И, так как благоговение ее было велико и усердие невыразимо, то Он, по величайшему снисхождению Своему, позволил ей излить миро на главу Свою. Если Он не отказался соделаться человеком, был носим во чреве, питался млеком, то чему удивляться, если и этого не отвергает? Как Отец Его принимал курение и дым, так и Он принял блудницу, одобряя, как я прежде сказал, ее расположение…

Умолчано о подвигах бесчисленных царей и полководцев, которых памятники еще сохраняются; неизвестны ни по слуху, ни по имени те, которые построили города, соорудили стены, одержали победы на войнах, воздвигли трофеи, покорили многие народы, хотя они и поставили статуи и издали законы; но то, что жена-блудница излила елей в доме некоторого прокаженного в присутствии десяти мужей, все воспевают во вселенной. Прошло столько времени, а память об этом событии не истребилась; и персы, и индийцы, и скифы, и фракияне, сарматы, и племя мавров, и жители Британских островов повествуют о том, что сделала жена-блудница в Иудее – тайно, в доме. Велико человеколюбие Господа! Он принимает блудницу, блудницу, лобызающую ноги, возливающую елей и отирающую власами, принимает и упрекает тех, которые обвиняют ее…

Иуда не тронулся этим и не убоялся, когда услышал, что Евангелие будет проповедано повсюду (а сказанное заключало в себе невыразимую силу); тогда как жены, и жены-блудницы, оказывали такую честь Иисусу, он совершал диавольское дело… Вот какое великое зло сребролюбие! Оно именно сделало Иуду и святотатцем, и предателем. Услышьте все сребролюбцы, страждущие болезнию Иуды, – услышьте и берегитесь этой страсти. Если тот, кто находился со Христом, творил чудеса, пользовался таким учением, низвергся в такую бездну оттого, что не был свободен от этой болезни, то тем более вы, не слышавшие даже Писания и всегда прилепляющиеся к настоящему, удобно можете быть уловлены этою страстию, если не будете прилагать непрестанного попечения. Иуда ежедневно находился с Тем, Кто не имел где главы приклонить, ежедневно был научаем делами и словами тому, что не должно иметь ни золота, ни серебра, ни двух одежд, – и при всем том не вразумился. Как же ты надеешься избежать этой болезни, когда не употребляешь сильного врачевания и не прилагаешь сильного старания? Ужасен, поистине ужасен этот зверь. Впрочем, если захочешь, легко победишь его. Это не есть похоть врожденная, как то доказывают освободившиеся от нее. Естественные влечения всем общи; а эта похоть происходит от одного нерадения; от него рождается, от него возрастает, и когда уловит пристрастных к ней, заставляет их жить противоестественно. В самом деле, когда они не признают единоплеменников, друзей, братьев, сродников, словом – всех, а с ними вместе не знают и самих себя, то не значит ли это жить противоестественно? Отсюда ясно, что противоестественна и злоба, и болезнь сребролюбия, подвергшись которой, Иуда сделался предателем. Как же он сделался предателем, спросишь ты, когда призван Христом? Бог, призывая к Себе людей, не налагает необходимости и не делает насилия воле тех, которые не желают избрать добродетели; но увещевает, подает советы, – все делает и всячески старается, чтобы побудить их сделаться добрыми; если же некоторые противятся этому, Он не принуждает. Если ты хочешь узнать, отчего Иуда сделался таким, то найдешь, что он погиб от сребролюбия. Отчего же, спросишь, он уловлен этою страстию? Оттого, что был беспечен. От беспечности происходят такие перемены, тогда как от ревности происходят перемены противоположные… Все это сказано мною для того, чтобы показать, что если мы будем бодрствовать, то никто не может сделать нам вреда, и что не от бедности, а от нас самих бывает нам вред. Поэтому умоляю вас всеми силами истреблять болезнь сребролюбия, чтобы нам и здесь сделаться богатыми, и насладиться вечными благами, которых да сподобимся все мы благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава во веки веков. Аминь.

Святейший Патриарх КириллПРОПОВЕДЬ СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА КИРИЛЛА

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Великая Среда посвящена воспоминанию о вечери в доме Симона Прокаженного, о возлиянии на главу Спасителя драгоценного мира женщиной-блудницей и о предательстве Иуды. Этот день исполнен очень многих смыслов, но, может быть, сейчас следует обратить особое внимание на то, что произошло с Иудой, — под впечатлением от жертвенного поступка женщины, потратившей все свое состояние на приобретение драгоценного мира и возлившей его на главу Спасителя.

Этот поступок был несовместим с внутренним состоянием Иуды. Как известно, он был вор и запускал руку в общий ящик, где хранились деньги всех апостолов. Своих денег у них не было, а на общие нужды использовались деньги из кассы, которую Иуда носил при себе, похищая при этом часть средств.

Можно себе представить, как уязвлен был Иуда поступком женщины. Он был буквально смертельно ранен в сердце и разум, потому что главное дело его жизни ― стяжание, в том числе незаконным способом, — сводилось на нет этим поступком. Столкнулись несовместимые личности и несовместимые ценности. Поэтому Иуда идет и предает Спасителя за тридцать сребреников ― сумму куда меньшую, чем стоимость драгоценного мира. Иуда становится предателем, воспользовавшись доверием Спасите и учеников, чтобы получить деньги в обмен на свое предательство.

У слов «доверие» и «вера» есть общий корень. Когда мы верим в Бога, когда мы верим в порядочность и честность окружающих, это отношение включает разумное и сердечное начала. Вера всегда начинается с рассуждения, а иначе и быть не может. Человек не может поверить без всяких на то оснований, — основания ему дает разум. Это справедливо в отношении веры в Бога, но это справедливо и тогда, когда мы верим людям. Вере предшествует некий анализ, а затем она охватывает наше существо. Мы не просто рационально верим человеку — мы сердцем располагаемся к нему. А на следующем этапе отношений с человеком, которому мы поверили, появляется доверие.

Доверие ― это не просто состояние ума и чувств, это конкретные действия, на нем основанные. Когда мы доверяем человеку, мы можем сказать ему то, что не сказали бы другим. Когда мы доверяем человеку, мы можем взаимодействовать с ним, совершая дела, которые остереглись бы совершать с людьми незнакомыми. Когда есть доверие к человеку, мы можем открыть ему свои тайные мысли и чувства, мы можем доверить ему ценности, которые у нас хранятся. Доверие открывает нас полностью к другому человеку. А предательство ― это и есть использование доверия. Враг не может предать, потому что он враг, — ему никто не доверяет ни своих мыслей, ни ценностей, ни житейских планов. Предают всегда близкие, единомышленники, родственники, друзья, знакомые ― те, кому мы доверяем.

Иуда был по-человечески близок к Спасителю. Он был в кругу избранных, в числе Двенадцати. Он знал все. Он знал больше, чем те, кто следил за Спасителем по заданию первосвященников и книжников, чем соглядатаи, которые стремились уловить Спасителя на словах, а затем передать их власть имущим как доказательство того, что подозрения в отношении Спасителя справедливы. Он знал, что Спаситель делал и собирался делать. Собственно, на этом и была построена стратегия предательства ― указать первосвященникам, где лучше всего произвести арест, ведь этого нельзя было сделать у храма, в присутствии тех, кто помнил о воскрешении Лазаря. Это надо было сделать тайно, без лишних свидетелей, а затем оклеветать и обвинить Спасителя. Все так и произошло, и начало страданиям Спасителя положило именно предательство Иуды.

Предательство — грех страшный, потому что согрешающим эксплуатируются самые добрые к нему чувства и отношения. В предательстве торжествует зло, торжествует ложь, торжествует лицемерие, торжествует гордыня, торжествует коварство. Все эти страшные пороки концентрируются в действиях предателя. Предатель — всегда отрицательная личность, причем не только в глазах преданных, но и в глазах тех, кому предают. Предателей никогда не уважают, а нередко и устраняют как ненужных очевидцев. Вот почему самоубийство Иуды было всем на руку, словно и не было никакого предательства, не было никакого Иуды. Ушел человек из жизни, и никаких лишних проблем ни для первосвященников, ни для книжников, — они могли смело обвинять Спасителя, и никто будто и не знал, что ни в чем не повинный был предан ближайшим учеником.

Эта страшная история помогает нам понять, как греховно предательство, когда мы предаем Господа, в Которого верили, Который отвечал на наши молитвы. Мы предаем Его из-за неких жизненных обстоятельств, из-за того, что в какой-то момент нам кажется, что Он нам не помогает, а значит, Его и нет. А если Его нет, а я пребываю в скорби, то можно еще и перед людьми Его предать, сославшись якобы на свой опыт. Люди старшего поколения помнят, как в советское время находились предатели среди священнослужителей, которые публично снимали сан, а потом, будто отталкиваясь от своих знаний, своего опыта, убеждали людей в том, что Бога нет, что все это сказки, что все это сознательный обман. Ни один из этих предателей хорошо не кончил, и те, кто воспользовался их предательством, не испытывали к ним никакого уважения. Как и во время войны были предатели, и никто их не уважал, — их ненавидели те, кого они предали, и презирали те, кому они предали. Предатель всегда проигрывает в этой жизни и неминуемо наказывается адом после смерти.

Неслучайно история страданий Спасителя была связана с предательством, потому что и наши человеческие истории, истории скорбей очень многих связаны с предательством — предательством супругов, предательством детей, предательством друзей и коллег. Наверное, большинство людей на собственном опыте испытали, что такое предательство, а потому мы, люди веры, вразумляемые Божественными словесами, должны ясно понять, и не просто понять, а осуществить в своей жизни Божественный призыв не предавать ближнего. Этот призыв не был вербально сформулирован, но вся история предательства Иуды свидетельствует о нем. И да поможет нам Господь всегда оставаться верными Ему и Его Церкви, верными супругами, верными детьми, верными друзьями, чтобы верность была нашей добродетелью и чтобы никогда диавол не соблазнил нас на грех предательства. Аминь.

Использованы материалы Православного интернета