Архив за день: Опубликовано 25.03.2020

«Соблазнительное» богословие преподобного Симеона Нового Богослова

Преподобный Симеон Новый Богослов, игумен
память 25/12 марта

Жил преподобный Cимеон на стыке X-XI веков, но при изучении его жития возникает ощущение, что читаешь о веке двадцать первом. Те же споры и та же полемика. Наша беда в том, что мы за десять веков так и не смогли услышать то, чему учил преподобный Симеон тысячу лет назад…

дальше
Будущий святой родился в 949 году семье богатых и влиятельных провинциальных греческих аристократов. Благодаря деньгам и связям, в одиннадцать лет он уже живет с дядей в Константинополе. Дядя имел влияние при императорском дворе. Симеон получает блестящее образование и такую же перспективу карьерного роста. Но уже с подросткового возраста он ведет себя довольно странно. Карьеру делать не хочет, от чести быть представленным братьям императорам Василию и Константину Порфирородным отказался, и вообще, создается впечатление, что Симеон отличается глубокой замкнутостью. Он как бы чуждается всех благ, которые сыплются на него, как из рога изобилия.

В официальной биографии нет свидетельств, которые бы объясняли такое поведение мальчика, но в его гимнах мы встречаем некоторые намеки на личную трагедию жизни:

«Родители не питали ко мне естественную любовь.
Братья и друзья мои все насмехались надо мною…
Сродники, посторонние и мирские начальники
Тем более отвращались от меня и не выносили видеть меня.
Сколько раз желал я, чтобы люди любили меня,

И чтобы я имел с ними близость и откровенность».

Очевидно, что Симеон страдал от одиночества, отсутствия друзей и от своей неспособности удовлетвориться теми благами, которые ему давали деньги и знатность. Возможно, это и было причиной того, что Симеон стал рано искать утешение в чтении духовной литературы, которая в свою очередь привела его к пониманию того, что ему нужен духовный наставник – старец. Он с кем-то делится своими мыслями, и в будущем этот период жизни Симеон осветит в своем творчестве. Из него мы узнаем, что все разговоры на эту тему сводились к двум позициям.

Первая, в наше время старцев нет, все это в прошлом. Истинных подвижников благочестия в нашем падшем грешном мире уже не сыскать.

И вторая, еще более жесткая, говорила о том, что и святости достичь уже невозможно, время уже не то, что было раньше. Напомним, что речь идет о десятом веке.

Позже тех, кто убеждал его в последней позиции, он назовет «новыми еретиками», и эта тема будет едва ли не главной в его творчестве.

Симеон стал усердно молиться, чтобы Бог послал ему духоносного старца. И Господь услышал его молитвы. Переломным моментом в жизни Симеона была встреча с пожилым иноком, который даже не имел иерейского сана. Это был Симеон Благоговейный. Общаясь с этим старцем, черпая его духовный опыт, Симеон все больше и больше возгорался желанием посвятить свою жизнь Богу.

Как-то старец дал Симеону почитать книгу аввы Марка Подвижника. В этой книге его поразили три увещевания, которым Симеон и стал неизменно следовать. А именно:

1) строго жить в согласии с велениями совести,
2) исполнять заповеди Христа ради стяжания благодати Духа Святого,

3) искать внутреннего духовного познания через молитву и богомыслие.

На этих «трех китах» Симеон и стал строить свою жизнь, более всего отдаваясь молитве и богомыслию. Стараясь молиться много и внимательно, Симеон пришел поначалу к умилению и слезам, а вскоре после этого получил свой первый мистический опыт.

Как-то во время ночного бдения он увидел себя в озарявшем его со всех сторон ослепительном Свете. В это мгновение Симеон забыл о себе вовсе. Он не понимал, где он, что с ним, в доме ли он находиться или в ином мире, жив ли он или умер, в теле или без него. Когда Симеон пришел в себя, то было уже утро, а стал он на молитву ранним вечером. Ночь, проведённая в этом состоянии, прошла, как одна секунда.

Годы, прожитые от первого откровения Света и до поступления в монастырь, он потом будет считать для себя безвозвратно потерянными.

Несмотря на такое явное откровение, Симеон еще долгое время оставался в миру. Годы, прожитые от первого откровения Света и до поступления в монастырь, он потом будет считать для себя безвозвратно потерянными. При этом обличать и обзывать себя за это в автобиографических гимнах будет так, что это может быть даже в соблазн тем, кто эти стихи будет читать.

В двадцать семь лет Симеон уходит послушником в Студийский монастырь, где подвизался его старец. С этой поры и до конца жизни его будут преследовать гонения от своей же православной братии. Первое, чем стал заниматься в монастыре Симеон, так это предаваться молитве и жестким аскетическим подвигам. Его преданность старцу была такова, что воздвигла на Симеона гонения от братии монастыря.

Симеон не смел шага ступить, чтобы не взять благословение у своего старца. А самого своего учителя Симеон безоговорочно почитал святым. Даже землю, место, где молился его старец, Симеон с благоговением целовал. Это он делал, никого не стесняясь, прилюдно, что многих смущало. Гонения на Симеона закончились тем, что ему пришлось покинуть Студийский монастырь.

Когда он станет игуменом, то в своих проповедях будет говорить о необходимости ежедневного причастия и о том, что нельзя причащаться без слез.

Далее он поступает на послушание в монастырь святого Мамаса в Константинополе. Здесь его постригают в монашество. В монастыре Симеон причащается ежедневно, ест очень мало, основное время посвящает келейной молитве, а в качестве рукоделия переписывает книги. Каждый день Симеон принимал причастие со слезами. Позже, когда он станет игуменом, то в своих проповедях будет говорить о необходимости ежедневного причастия и о том, что нельзя причащаться без слез. За это на него снова воздвигнут гонения. Начиная с первых лет после пострига, и далее, до конца жизни, преподобный Симеон неоднократно видел себя озаренным Божественным Светом. Тема Божественного Света будет главной темой его богословского наследия.

В тридцать один год Симеона рукополагают, и он становится настоятелем монастыря. Во время рукоположения Симеон сподобляется также видения небесного сияния. При этом в своих проповедях и поучениях он не говорит о том, что эти видения есть нечто такое, что недостижимо для остальных. Наоборот, Симеон утверждает, что любой христианин не только может, но и обязан видеть и быть сопричастным этому Свету. Для этого нужно лишь взыскать Бога всем своим сердцем, стремиться к Нему всей своей душой.

Став игуменом, Симеон не только восстанавливает полуразрушенный монастырь, но и подымает планку духовной жизни монастыря так, что туда начинают стекаться все боголюбцы империи, жаждущие спасения. Но были и другие монахи, которые не выносили такой жизни. Они-то и составили партию противников Симеона.

Им не нравилось, что Симеон говорит открыто о своем собственном мистическом опыте, и они не понимали, почему нельзя причащаться без слез. А когда игумен Симеон еще и начал говорить о том, что крещение не имеет никакого значения для тех, кого крестили, а они не последовали за Христом, о том, что причащаются в суд и осуждение себе те, кто не видит Христа душевными очами, о том, что невозможно вовсе спастись тем, кто осознает за собой хотя бы малейшую страсть, то его еще стали обвинять в ереси.

После одной из таких проповедей противники Симеона ринулись было, чтобы избить его, но, увидев игумена, стоящего с улыбкой и светлым лицом, направились к монастырским воротам и, снеся их в своей ярости, побежали через весь город в патриаршие покои жаловаться на своего игумена.

В конце концов преподобный Симеон покинул монастырь и хотел до конца дней своих уединиться в затворе, чтобы проводить время в молитве и богомыслии, но и этого ему не позволили сделать. Сначала на него воздвигли гонения за то, что он после смерти своего старца Симеона Благоговейного почитал его за святого. И в самом деле, по заказу преподобного Симеона была написана икона старца и в храме ему служили службу. Здесь возникает конфликт законнического формализма с живым опытом святых. Преподобному Симеону незачем было дожидаться церковного прославления своего старца, который и так обладал в его глазах несомненной святостью. Но с формально канонической точки зрения, он был не прав. Это и послужило поводом для гонений.

Усилились гонения в результате конфликта, который возник между преподобным и влиятельным церковным иерархом митрополитом Стефаном. Желая обличить Симеона в малограмотности, он задает ему каверзный вопрос о богопочитании: «Как ты отделяешь Сына от Отца, мыслью или делом?» Преподобный отвечает ему письменно в виде богословского гимна. Суть этого послания можно выразить в пословице: «Не нужно сунуться со свиным рылом в калачный ряд». Симеон ярко и полемично обличает тех, кто, живя по-свински, хочет богословствовать по-ангельски. Хотя имя митрополита прямо не называется, но всем и так было понятно, о ком идет речь.

Во время гонений и нападок он продолжал причащаться каждый день и по-прежнему имел мистические видения Божественного Света

Ожидаемым следствием такого гимна была жалоба на Симеона патриарху, клевета и усиление гонений. Митрополит Стефан организовывает налет на обитель, где подвизался преподобный, сжигает иконы Симеона Благоговейного, а самого подвижника ссылают в далекий монастырь святой Марины близ Хрисополя. Далее жизнь еще не раз бросала преподобного из огня в пламя. Но нужно сказать, что при всех этих потрясениях мистическая жизнь преподобного Симеона никогда не ослабевала. Во время гонений и нападок он продолжал причащаться каждый день и по-прежнему имел мистические видения Божественного Света. Жизнеописание преподобного рассказывает также и о изобильных дарах чудотворений, прозорливости и пророчества, которыми он обладал.

Святой заранее предсказал день своей кончины, а также то, что спустя тридцать лет после смерти его останки будут торжественно перенесены в Константинополь, что и сбылось впоследствии.

Святой Симеон Новый Богослов был одним из самых величайших богословов Православной Церкви, обильнейшим носителем благодати Духа Божьего. Получив прозвище «новый богослов», как кличку от своих недругов, преподобный оправдал ее своей жизнью, став поистине Новым Богословом. После богословия апостола любви – Иоанна, и богословия учителя догматов – святителя Григория, Симеон становится третьим, кого Церковь именует этим высоким званием.

Его богословие тайнозрения и созерцания Божественного Света стало указанием на вершину того восхождения, на которое только может подняться дух человеческий в высотах молитвенной жизни. Но высоко поднятая планка требований к духовной жизни, которую поставил преподобный Симеон Новый Богослов к тем, кто хочет спастись, до сих пор смущает тех христиан, которые соблазняются такими, как им кажется, завышенными к себе требованиями.

Господи Иисусе Христе, молитвами преподобного Симеона даруй нам спасение и научи нас истинному богопознанию.

Протоиерей Игорь Рябко