Архив за день: Опубликовано 04.03.2019

Ленинградский балет в годы блокады

Ленинградский балет в годы блокады3 марта в церковном доме мы узнали о не так часто обсуждаемой стороне жизни блокадного города – балете.

дальше
По приглашению настоятеля храма прот.Вадима Буренина историк балета, кандидат искусствоведения Российского института истории искусств Ольга Федорченко прочитала интереснейшую лекцию «Ленинградский балет в годы блокады».

Конечно, лектор не могла обойти печальные факты, но при этом её рассказ был наполнен светлым, позитивным духом. Получается, что именно на фоне глубины человеческого горя можно отчётливо увидеть нравственную высоту, физическую и духовную силу, которой обладали артисты такой, казалось бы, “нежной” профессии. Величие человеческой души, твердость и несгибаемость воли, самоотверженность и любовь к ближнему: все эти христианские добродетели в полной мере проявили артисты балета.

Ольга Федорченко рассказала, что 22 июня, когда во время репетиции выпускного спектакля учащихся хореографического училища было сделано объявление о начале войны, молодым артистам казалось, что это ненадолго, ведь их советская армия сильна и непобедима. Тогда никто и представить не мог, что их ждет…

Сначала публика перестала ходить на спектакли, потом их стали отменять, а затем начались увольнения. Последнее для многих означало смерть: вскоре начнётся эвакуация, но жителей Ленинграда будут эвакуировать только в составе предприятий. Предстояло вывезти 1600 работников театра и до 2000 членов их семей. Успел выехать только один эшелон.

236 сотрудников Кировского театра было призвано в ряды Красной Армии, 47 человек ушли в народное ополчение. Из тех, кого не призвали, некоторые добровольно ушли в армию – в Ансамбль песни и танца. Чтобы поддержать дух солдат, они стали давать концерты, причем, танцевать приходилось везде – на аэродроме, на палубе, в траншеях, на болотах. Теперь не в пуантах, а в сапогах, в военной форме вместо красивых костюмов. Холод, голод, бомбежки, переезды, обстрелы, боль во всех членах тела. Но неизменно одно – улыбка на лице во время выступления, позитивный, жизнеутверждающий репертуар.

Оставшиеся в осажденном городе тоже постоянно выступали, чтобы дарить радость и защитникам города, и раненным солдатам. Кажется, как можно танцевать перед изувеченными, неспособными двигаться? Но раненые очень любили балет, он помогал им вернуться в мир красоты, ощутить мир прекрасного.

Когда бомба разрушила Кировский театр, сезон открыли в Народном доме. Потом во время бомбежки Народный дом сгорел. Тогда в мае 1942 года был создан Объединенный коллектив артистов оперы и балета из разных театров, в него собрали 37 человек. Голодные, истощенные артисты работали, стараясь не давать себе права на скидку, и лишь иногда немного отдыхали на стульях тут же в зале. Билеты распродавались мгновенно, труппа сама себя окупала и даже перечисляла средства для победы. Во время концертов ни артисты, ни публика в убежище не спускались. По воспоминаниям балерины Аллы Шелест «..в таких экстремальных условиях обычная, бытовая логика неприменима, здесь действует логика иного порядка».

Рассказ лектора сопровождался воспоминаниями артистов балета, показом архивных фотографий. Особенно запомнился кадр, где танцуют блокадные дети: тонкие шеи, красиво изогнутые ручки-прутики, легкие платья на худых телах. Оказывается, в декабре 1942 – январе 1943 педагоги сумели организовать набор детей в хореографическое училище, в том числе из детских домов. Значит, эти люди были уверены, что Ленинград не сдадут, что искусство кому-то будет нужно, что оно будет жить.

Так и случилось. Уже в октябре 1943 года Военный совет Ленинградского фронта принял решение восстановить здание Кировского театра. Как символ возрождения, на место вернули люстру «Шапка Мономаха», причем по стеклышку её отмывали сами артисты. Лектор описывала это так трогательно, что представилось, будто артисты отмывают свои раны, оживляя свои измученные тела и израненные души. Эта люстра дожила и до наших дней.

Из эвакуации вернулись артисты, костюмы и декорации, и 1 сентября 1944 поднялся занавес Кировского театра. Сезон открылся оперой «Иван Сусанин»: свободных мест в зале не было.

Лекция в церковном доме