История церкви Рождества Иоанна Предтечи

Храм Рождества Иоанна Предтечи
Фото с сайта митрополии

На Каменном острове в Санкт-Петербурге стоит романо-готический храм, который на первый взгляд можно принять за католический костел или протестантскую кирху. Но это православная церковь. Интересующиеся историей и преданиями старины глубокой знают, что когда-то именно в этом храме молились мальтийские рыцари, полководец Михаил Кутузов просил у Бога помощи на командование русской армией, а император Александр I получил здесь весть об исходе Бородинского сражения. Это история.

В 1765 году императрица Екатерина II подарила Каменный остров своему сыну великому князю Павлу Петровичу, будущему императору Павлу I. Через год началось строительство резиденции наследника — Каменностровского дворца — и домового храма при нем. Церковь возвели за один год. Доподлинно известно, что сам император Павел I иногда поднимался на хоры и пел за богослужением. В 1798 году российский император Павел I был избран главой Суверенного военного ордена госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского Родоса и Мальты (сокращенно — Мальтийский орден). Рыцари бежали с Мальты от войск Наполеона и попросили убежища у русского царя, который еще годом ранее объявил себя их покровителем. Император стал Великим магистром, Петербург — столицей Мальтийского ордена, а рядом с храмом на Каменном острове его кавалеры давали присягу. Здесь же появились и мальтийские захоронения (позже они были перенесены на Смоленское кладбище).

Храм Рождества Иоанна Предтечи на Каменном острове

Предтеченская церковь, однако, продолжала пользоваться популярностью и у царя, и у высших слоев общества. «…Александр I также любил в Каменноостровской церкви изливать свои тёплые молитвы» — таковы свидетельства современников. В ней часто бывали Г.Р. Державин и А.В. Суворов, а А.С. Пушкин даже крестил троих своих детей – Сашу, Гришу и Ташу (так звали девочку в семье). Скорее всего, перед роковой дуэлью с Дантесом поэт тоже заходил именно в этот храм.

В тридцатых-сороковых годах XIX века приход был сравнительно невелик и состоял в основном из людей придворного круга и высокопоставленных особ. А по клировой ведомости за 1859 год у храма был уже приход, насчитывавший более четырехсот человек, принадлежащих к разным сословиям.

После революции храм еще действовал, и по архивным данным, найденным историком М.В. Шкаровским, в 1934 году «…В „Красненькой“ церкви на Каменном острове количество исповедывающихся доходило до 800 человек в день». Затем здание было взято под охрану как памятник архитектуры, но это не помешало советской власти в 1937 году закрыть церковь, перепланировать внутреннее пространство и уничтожить всё внутреннее убранство. Здание долгое время использовалось как мастерская скульптора Крестовского, а впоследствии было передано военному санаторию, — в нем был устроен спортивный зал. Имущество церкви было изъято и исчезло, а во время одного из пожаров оказались уничтоженными стенная роспись и то немногое, что оставалось в храме.

Храм Рождества Иоанна Предтечи на Каменном острове

Дальнейшая судьба национализированного имущества храма до настоящего времени остается неизвестной.

Стараниями общины верующих здание вернули Церкви в 1990 году, и в праздник Покрова состоялась первая Литургия. С 1996 года началось подлинное возрождение приходской жизни, а стараниями настоятеля протоиерея Вадима Буренина для нужд прихода были получены и отреставрированы приходской дом и часовня.

Протоиерей Николай Иванович Ломакин (1890-1965)

Об этом священнике хочется рассказать особо.
Родился 28 сентября 1890 года в городе Калуше. В 1916 году окончил Петроградскую духовную академию. С 10 апреля 1917 года по 29 января 1920 года служил священником в храме во имя Святителя и чудотворца Николая при Николаевской детской больнице Петрограда. Затем – священник в Никольском соборе, ректор Ленинградских высших богословских курсов.

С 22 декабря 1922 по 9 декабря 1937 года о. Николай служил настоятелем нашей церкви Рождества Иоанна Предтечи на Каменном острове.

В 1926 году был возведен в сан протоиерея. C конца 1937 года до весны 1938 года – настоятель Сампсониевского собора. Затем – настоятель храма Святой Марии Магдалины на Малой Охте. Позже – настоятелем Андреевского собора.

Священники блокадного Ленинграда
Священники блокадного города, награжденные медалью «За оборону Ленинграда» 18 октября 1942 г. Сидят слева направо: прот. М. Славнитский, прот. П. Тарасов, митр. Алексий, прот. В. Румянцев, прот. Н. Ломакин. Стоят: Л. Парийский, протодиакон С. Дмитриев, диакон И. Пискунов, свящ. С. Румянцев, прот. В. Дубровицкий, свящ. Л. Егоровский, прот. Ф. Поляков

 
В Великую Отечественную войну пережил блокаду Ленинграда. С февраля по июль 1942 года служил настоятелем Князь-Владимирского собора. С 1947 по 1948 год – настоятель Троицкого храма “Кулич и Пасха”.

 

Как представитель митрополита Ленинградского, благочинный церквей Ленобласти и Ленинграда, был членом Ленинградской областной чрезвычайной комиссии по установлению злодеяний немецких захватчиков и причинённых ими разрушений. В 1946 году участвовал в Нюрнбергском процессе в качестве свидетеля, рассказав, в частности, что во время блокады в ленинградских храмах ежедневно отпевали по 100-200 умерших. В представлении на участие в Нюрнбергском процессе, в частности, говорится:

Нюрнбергский процесс

“Ломакин хорошо знает произведенные немцами злодеяния и разрушения в городах Новгороде, Пскове, подробно знаком с разрушениями церквей в этих городах, а также Печорском монастыре. Весь период войны проживал в Ленинграде. По личным качествам хорошо образованный, культурный, развитой человек, умело ориентируется в обстановке, обладает хорошими ораторскими способностями. Считаем желательным его участие в процессе военных преступников в качестве свидетеля.”

Стенограмму заседания Международного военного трибунала от 27 февраля 1946 года можно прочесть на портале “Православие и мир”.